ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так ты узнаешь мою таинственную эмблему? Я уверена, что где-то ее уже видела, но не могу найти ни в одной из тех книг, которые у меня под рукой.

Она внезапно замолчала и спрятала руку под плед.

— Спускайся, Изабо. Я уже с час тебя жду. Нашла клевер?

Успокоенная тем, что это оказалась ее опекунша, Изабо легко спорхнула вниз.

— Да, целых два, — ответила она.

— Надеюсь, ты не выдрала их с корнями, — недовольно заметила ведьма, закрывая книгу. Серебристые волосы миниатюрной женщины были заплетены в длинную косу, стекавшую через подлокотник до самого пола. Белая прядь, начинавшаяся над левой бровью, тянулась через всю косу до самой кисточки. Ее хранитель, донбег по имени Гита, притулился у нее над головой, изящно грызя орешек.

— Разумеется, нет! Ты же сама меня учила! — ответила Изабо, сбрасывая свою поклажу на деревянный стол.

— Ты, должно быть, проголодалась. Мы как раз пьем чай — налей и себе чашечку.

Мы? Изабо удивленно вскинула голову и только тогда заметила женщину, сидящую с другой стороны очага и почти скрытую трепещущими тенями. Изабо и подумать не могла, что Мегэн говорила не с Гитой, а с кем-то другим, — за шестнадцать лет, что Изабо прожила в этой долине, никто никогда не приходил к ним в гости. Долина находилась вдалеке от городов и деревень, под самым Драконьим Когтем, домом драконов. Не так-то легко было ступить на землю, над которой нависали их тени.

Женщина внимательно посмотрела на нее, и под ее пристальным взглядом Изабо стало не по себе. Белокожая, с черными волосами и зелеными глазами, она была одета в коричневое платье, а плечи укутаны пушистой накидкой. Ее волосы падали на плечи беспорядочной гривой, перевязанной там и сям кожаными ремешками.

— Так, значит, это и есть твоя малышка, — сказала женщина. У нее был низкий тягучий голос со странным акцентом. — Ну и пугало!

Изабо немедленно вспомнила о своих перепачканных штанах, и о листьях и ветках, запутавшихся в волосах, о черной кайме под ногтями.

— Я весь день собирала травы! — обиделась она. — Это грязная работа!

— Да, это так, — спокойно отозвалась женщина. — Подойди сюда. Я хочу разглядеть тебя.

Изабо и с места не сдвинулась, только метнула на незнакомку настороженный взгляд. Мегэн неуклюже поднялась на ноги и прикосновением пальца зажгла свечи. Теплые огоньки замерцали, разгораясь, и через минуту Изабо неохотно подошла поближе.

— Сядь, девочка, — велела женщина, и Изабо опустилась на колени у ее ног, недовольно хмурясь, но все же покорившись спокойной властности гостьи.

Сначала, обманутая черными волосами и гладким лицом, Изабо решила, что незнакомка молода. Теперь она уже не была в этом уверена. На бледной коже женщины почти не было морщин, ее глаза были усталыми, под ними залегли глубокие тени. Чувствовалась, что она прожила немало лет и прошла множество дорог. Трудно было без смущения выдержать ее взгляд, но Изабо упрямо не отводила глаз.

— Я действительно рада познакомиться с тобой, Изабо, — проговорила, наконец, женщина. — Меня зовут Сейшелла, и я — давняя подруга твоей опекунши. Мой путь сюда был долгим и трудным.

Изабо удивилась, зачем этой женщине понадобилось совершать такое путешествие. Да, их долина была живописной, но кроме скал да деревьев смотреть было почти не на что, — и ей пришлось среди зимы пробираться по глубоким ущельям в Сичианских горах. Изабо внезапно поняла, что неожиданная отлучка Мегэн была связана с появлением Сейшеллы. Мегэн, должно быть, встретила гостью и провела ее сюда через лабиринт пещер, который служил единственным входом в долину. Незнакомка никогда не смогла бы сама найти дорогу, ибо Мегэн надежно замаскировала этот вход. Так что же привело сюда Сейшеллу? Вряд ли кто-то пустился бы в такое путешествие просто ради того, чтобы нанести визит вежливости.

Изабо мгновенно загорелась любопытством, — ведь до ее дня рождения оставалась всего пара дней. В те времена, когда Шабаш еще обладал властью, помощников было принято испытывать в их шестнадцатый день рождения, — после этого они становились учениками. Большинство помощников после Первого Испытания Силы, в возрасте восьми лет, проводило следующие восемь лет в Теургии, обучаясь основным принципам магии. Изабо знала, что после Второго Испытания помощникам вручали первое кольцо и церемониальный кинжал, служившие знаком их статуса. Еще через восемь лет, пройдя Третье Испытание Силы, ученицы получали ведьминский жезл и становились полноправными членами Шабаша.

Многие ведьмы за всю свою жизнь добивались только кольца из лунного камня, но если у них была сила и цель, они могли надеяться получить кольца стихий. Если ведьма проходила Первое, Второе и Третье Испытание в какой-либо стихии, она считалась колдуньей из колдуний и могла носить на левой руке драгоценный камень. Разумеется, теперь никто не осмеливался носить такие кольца открыто, и все же Изабо часто думала о том, как здорово было бы получить кольцо из селенита и стать ученицей. А вдруг Мегэн решила испытать Изабо, несмотря на то, что Шабаш разогнали, а колдовство объявили вне закона? Сердце Изабо учащенно забилось, ведь ей всегда хотелось побольше узнать об искусстве магии.

Эта мысль привела ее в восторг, хотя она и знала, что колдовство запрещено, а любого уличенного в нем ожидает смертная казнь или изгнание. Изабо нравилось прибегать к Единой Силе, она любила эти ощущения власти и мощи, переполнявшие ее. Да вся их история была соткана из нитей магии, пусть никто и не хотел ее знать! И хотя Мегэн почти никогда не говорила об использовании Единой Силы, Изабо потихоньку копалась в книгах своей опекунши. В большинстве своем это были сказки, смутные пророчества и простые заклинания, с которыми справился бы любой, но в одном из древних фолиантов Изабо прочитала про ведьм, которые могли управлять погодой, становиться невидимыми, предсказывать будущее — даже летать!

— Чай, — напомнила Мегэн, и Изабо, покраснев, поплелась к очагу, над которым висел старый глиняный чайник. Терять самообладание — это было совсем на нее не похоже, и она сама удивилась этому, разливая по чашкам душистый напиток и доставая с каминной полки медовое печенье.

— С медом наших собственных пчел, — сказала Мегэн.

— А где же вы прячете ульи? — удивилась Сейшелла.

— Секрет, — улыбнулась Мегэн, отхлебнув чая и кивнув Изабо, устроившейся у очага, поскольку ее обычное место заняла гостья. — Почему бы тебе не вымыться, Изабо? Ты такая чумазая!

— Но я хочу послушать, — заупрямилась та.

— Ты и так сможешь слушать, — успокоила ее Сейшелла. — Я буду говорить, пока ты купаешься.

Слегка застеснявшись того, что ей придется мыться перед незнакомкой, Изабо все же вытащила из-за очага глубокую лохань и налила в нее горячей воды из чайника. Добавив холодной воды из бочонка, она проверила температуру. Вода была чуть теплой, Изабо сосредоточилась. Она почувствовала, что вода вокруг ее пальца медленно нагревается, пока, наконец, ее поверхность не начала бурлить. Изабо скорее почувствовала, чем увидела, как две женщины обменялись взглядами, и снова вспыхнула.

— Значит, малышка сама греет себе воду, — пробормотала Сейшелла, и Изабо различила в ее голосе изумление. — Ну что ж, это всяко быстрее, чем несколько раз кипятить чайник!

Девушка медленно расплела косы, чувствуя на себе взгляд темноволосой женщины. Вьющиеся огненно-рыжие волосы Изабо доставали ей до колен. Получив свободу, они тут же одели ее пылающим нимбом.

— Так она не стрижет волосы, как многие современные девушки, — удовлетворенно заметила Сейшелла.

— Разумеется, нет, — сердито ответила Мегэн. — Я еще не настолько далеко ушла от Шабаша!

— Это верно, ты всегда была старомодной!

Не обращая на них внимания, Изабо высыпала в воду пригоршню розовых лепестков и капнула душистого масла, а потом сняла свои испачканные штаны, шерстяную куртку и пропитанную потом рубаху.

— Она знакома с адайе? — спросила Сейшелла, когда девушка шагнула в лохань, старательно игнорируя взгляд гостьи.

2
{"b":"9015","o":1}