ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты спасла моего сына, Мегэн Повелительница Зверей, Хранительница Ключа Шабаша, и я благодарю тебя за это. — Мысленный голос матери драконов проник сквозь пелену усталости, затуманившую разум Мегэн. — В знак благодарности я скажу тебе мое имя. Выкрикни его, и один из моего рода прилетит к тебе и окажет любую помощь, какая тебе понадобится. Но делай это только в великой нужде, Мегэн Хранительница Ключа, ибо дракон не станет прилетать к тебе по первому свистку.

И Мегэн услышала имя, от которого, казалось, упали какие-то покровы, и ее снова охватило ощущение несущегося времени, огромная радость и боль живой жизни.

— Кайллек Эйллин Эйри Теллох Кае, — произнесла королева драконов.

Мегэн была потрясена. Она посмотрела в огромный золотой глаз старой королевы и тихо сказала:

— Благодарю тебя, моя Банри. Я знаю, какой чести меня удостоили. — И почувствовала, как какую-то ее часть затягивает в золотое пламя.

— Можешь выбрать из наших сокровищ все, что захочешь, — сказала бронзовая королева.

Мегэн поднялась на ноги и, сделав несколько шагов, встала на колени перед матерью драконов, не сводившей с нее сверкающего топазового ока.

— Благодарю, Величайшая, но мне не нужно ничего, кроме безопасности моего народа и вашей помощи в борьбе с Майей Колдуньей.

— Пусть будет по-твоему, — произнесла мать драконов и, подняв огромную когтистую лапу, бросила Мегэн что-то, рассыпавшееся каскадом искр. Мегэн непроизвольно подставила ладонь и увидела ней все свои кольца, в том числе кольцо с лунным камнем, сделанное для нее Изабо. Было там и кольцо с драконьим глазом, сверкающее красно-золотым огнем.

— Благодарю тебя, — запинаясь, выговорила она, смаргивая невольную слезу, и опустила кольца в карман.

— А теперь, дети мои, пора отомстить этим проклятым солдатам! — воскликнула мать драконов. Послышалось оглушительное хлопанье крыльев и стук хвостов, драконы поднялись в воздух и вылетели из огромного зала. Мегэн почувствовала, как у нее перехватывает дыхание, — ей никогда еще не приходилось видеть подобного зрелища.

— А теперь, колдунья, я хочу, чтобы ты познакомилась с моей дочерью, — сказала мать драконов, снова взгромоздившись на свое золотое ложе и устроившись на нем. — Она отвезет тебя туда, где держат твою подругу. Будь осторожна, Мегэн Повелительница Драконов.

Мегэн с благодарностью поклонилась, потом выпрямилась настолько, насколько это позволяла ее старая спина, и посмотрела прямо в глаз королевы. Ее окутало яркое сияние, но она уверенно нырнула в его темную сердцевину.

— Моя Банри, есть еще одна вещь, о которой я хотела бы спросить тебя. Несколько ночей назад с Красным Странником, горящим в вышине, что-то произошло. Какое-то сильное колдовство. Мы почувствовали это и вы, я знаю, тоже, ибо мы слышали рев твоих сыновей. Я хотела бы понять, что это было.

Королева драконов подвинула свою исполинскую тушу, под ее лапами захрустели драгоценности, с лестницы прямо к ногам Мегэн скатился тяжелый серебряный кубок, за ручку которого зацепилась нитка жемчуга. Мысленный голос королевы был полон тревоги.

— Это было Заклинание Зачатия, — ответила она. — Очень древнее заклинание и притом требующее огромной силы и выбора подходящего времени.

— Заклинание подействовало?

— Да, подействовало. Дитя, которое должно родиться, будет наделено огромными способностями. Зачатое под кометой, оно родится с наступлением зимы, когда грань между миром живых и миром мертвых тоньше всего. Это будет не обычный ребенок.

Мегэн кивнула, похолодев. Королева драконов легонько дунула на нее, обдав теплым сернистым дыханием.

— Не падай духом, Мегэн Повелительница Драконов. Я знаю твою семью долгие годы. Кровь Эйдана очень сильна в тебе. Ты воистину его дочь. Помни наше имя, если ты позовешь, я пошлю к тебе своих сыновей. Клянусь тебе в этом столетиями дружбы между нашими семьями.

Мегэн снова поблагодарила ее, хотя до сих пор дрожала от холода, который не могли прогнать ни теплое дыхание, ни теплые, слова дракона. Заклинание Зачатия, дитя, рожденное в Самайн, ночь мертвых. Действительно, в полотно их жизней вплелась новая нить.

Ведьма медленно поплелась к выходу из гигантского зала, предварительно взглянув на своего пациента, который теперь лежал неподвижно. Его шкура была тускло-серой, но прохладной, а дыхание ровным. Глядя на него, Мегэн ощутила удовлетворение: ей удалось спасти его жизнь, и драконы пообещали поддержать ее, — об этом она не осмеливалась даже мечтать. Подъем по спиральной дороге совершенно ее вымотал, старые ноги подгибались, а сердце бешено колотилось, и она кляла свое немощное тело, вспоминая о былой гибкости и проворстве. Из всех испытаний, с которыми столкнулась Мегэн за свою долгую жизнь, этому предстояло стать самым трудным. Ей понадобятся весь ее ум, сила и хитрость.

Достигнув, наконец, долины, Мегэн наткнулась на высокого юношу, с ног до головы одетого в белый мех. Ослепленная рассветными лучами, Мегэн прищурилась, пытаясь разглядеть лицо незнакомца и гадая, что он, — или все-таки она? — делает в долине драконов. И тут она онемела от изумления, — незнакомка выглядела точной копией Изабо. Мегэн пошатнулась и непременно упала бы, если бы та не помогла ей удержаться на ногах.

Прислонившись к ступеньке, Мегэн порылась в кармане и вытащила оттуда небольшую флягу. Незнакомка помогла ей отвинтить крышку, и ведьма сделала несколько глотков.

— Драконы действительно пугают, матушка, — голос ее был совсем молодым.

Ничего не ответив, Мегэн впилась взглядом в ее лицо. С каждой минутой она все больше убеждалась в том, что глаза ее не обманывают и удивительное сходство не является плодом ее воображения. Молодая женщина походила на Изабо, как отражение в зеркале. Она была такой же высокой, как Изабо, и столь же стройной. Ее волосы скрывала меховая шапка, но судя по оттенку бровей и ресниц, она тоже была рыжей.

— Как тебя зовут? — наконец, выговорила Мегэн. Брови девушки удивленно приподнялись, но она с готовностью ответила, чуть запинаясь, как будто говорила на чужом языке:

— Я Хан’дерин ад-Хан’гарад гессеп Хан’лиза из Племени Огненного Дракона, Воительница Со Шрамом На Лице и наследница Зажигающей Пламя.

— Хан’гарад. Мне знакомо это имя. Это твой отец? А как зовут твою мать? Вы с Изабо похожи как близнецы! — она разглядывала лицо Хан’дерин, и девушка подняла голову, ответив Мегэн холодным взглядом. Лицо, окруженное белым мехом, стало строгим.

— Я никогда не знала своей матери, — сказала она без малейшего сожаления. — Но я дочь внука Зажигающей Пламя, того, что зовут Хан’гарад.

— А кто такая Зажигающая Пламя?

Хан’дерин отвечала очень неохотно, и Мегэн поняла, что лишь уважение к ее возрасту заставило девушку ответить.

— Зажигающая Пламя — Старая Мать Клана Огненного Дракона. Зажигающие Пламя — дети Рыжего, данного людям после долгого изгнания, чтобы принести в одинокую ночь тепло и свет защитить от врагов племени. Я ее праправнучка и преемница, так что не имеет никакого значения, кто была моя мать. Однако, меня отдали в услужение к спящей колдунье, и я думаю, это потому, что она моя мать. Эсрок говорит, что ей тоже так кажется, хотя ей тоже никто ничего не говорил.

— Кто такая Эсрок?

К изумлению Мегэн, лицо девушки залила краска, и она потупилась. Сквозь румянец на ее щеках проступили два тонких шрама, пересекающих скулы, и лесная ведьма вспомнила, что Хан’дерин назвала себя «Воительницей Со Шрамом На Лице». Она повторила вопрос, но Хан’дерин лишь холодно взглянула на нее, сказав:

— Пожалуйста, пойдем со мной. Мне сказали, ты хочешь видеть спящую колдунью. Я отведу тебя туда.

— Куда мы идем?

— В Проклятую Долину, разумеется, — высокомерно ответила девушка.

Усталая и озадаченная, Мегэн тяжело оперлась на свой посох, поплотнее закутавшись в плед.

— Я устала. Мне нужно отдохнуть и поесть, прежде чем я смогу отправиться в путь.

— Мы не можем спать в долине драконов, старая матушка, — почтительно ответила Хан’дерин, но ее голос показался Мегэн насмешливым.

28
{"b":"9015","o":1}