ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На рассвете они увидели темную струйку дыма и невольно прибавили шагу. Взглянув на Мегэн, Изолт увидела, что донбег едет у нее на плече, вцепившись одной лапкой в длинную косу Мегэн, а второй похлопывая ее по щеке.

— Вам с Бачи нужно где-нибудь спрятаться, дорогая, а я посмотрю, что там можно найти, — нервно сказала ведьма.

— Я иду с тобой, — сказала Изолт. — Там может подстерегать опасность.

— Тем более тебе следует остаться.

— Я Воительница Со Шрамами. Я должна охранять тебя.

— Я бы предпочла, чтобы ты охраняла Бачи.

— Я не нуждаюсь в том, чтобы меня охраняли сопливые девчонки! — резко парировал Бачи.

Бросив взгляд на Мегэн, Изолт сказала:

— Я иду с тобой.

Мегэн немного поколебалась, потом неохотно кивнула.

— Хорошо, но ты должна слушаться меня.

— Да, Старая Матушка, — кротко ответила Изолт.

Они спустились по длинному зеленому склону к деревне. Изолт немного отстала от колдуньи. Вскоре они увидели, что черный дым поднимается над сожженным домом, стоявшим немного на отшибе. Толпа крестьян собралась у пожарища, глядя на дымящиеся развалины. К ним подъехал торговец на тряской старой колымаге, и жители, Перебивая друг друга, принялись объяснять ему, что произошло.

— Она была лучшей знахаркой в здешних краях, — говорила худая старуха с седыми косами, скрученными на затылке. — Будь они прокляты, эти Красные Плащи! Почему они не могли повесить кого-нибудь другого?

Остальные крестьяне недовольно зароптали. Старуха, покачав седой головой, горько пробормотала:

— И куда только мы катимся?

Взглянув поверх голов, Изолт увидела тело старой женщины, повешенной на собственных воротах. Мегэн пришлось потрудиться, чтобы найти хорошую точку для наблюдения. Когда она разглядела мертвую женщину, ее лицо скорбно вытянулось. Изолт была озадачена.

— И что же занесло сюда Красных Стражей? — спросил торговец.

В ответ ему раздался нестройный хор:

— Они гнались за воровкой, которая увела коня Главной Искательницы!

— Какая-то рыжая девка.

— Они сказали, что она ведьма! — выкрикнула женщина с изможденным лицом, поддерживая рукой огромный живот.

— Ах, да, я уже слышал о ней! — воскликнул торговец.

— Искательница просто взбесилась! Наверно, она сама выследила ведьму!

— Ей незачем было убивать нашу знахарку, — сказала женщина с седыми косами.

— Они сказали, что Маниссия спрятала ведьму от солдат, — властно перебил один из мужчин, по-видимому староста. — Поэтому ее повесили.

— За что они повесили нашу знахарку, — она жила здесь всю жизнь, а до нее — ее мать и бабка! Что мы теперь будем делать? Маниссия была самой лучшей, а теперь у нас в деревне не осталось ни лекаря, ни травницы!

Вид у старосты был встревоженный.

— Искательница сказала, что Маниссия применила колдовство, чтобы помочь рыжей девице бежать. Все вы знаете — колдовство карается смертью.

— Да если она порой и прибегала к колдовству! — воскликнула женщина, покраснев от ярости. — Она всю свою жизнь служила нашей общине. Она когда-то помогла тебе появиться на свет, Джок Мак-Чарльз, и вот как ты ее отблагодарил!

Перепалка была такой горячей, что никто не заметил Мегэн и Изолт, стоящих с краю. Однако резкие слова женщины заставили старосту беспокойно оглядеться — его взгляд упал на рыжие кудри Изолт, выглядывавшие из-под берета.

— Вот она! — заорал он. — Вот эта рыжая ведьма, она вернулась к месту преступления! Держите ее!

Все разом обернулись, уставившись на Изолт, та машинально схватилась за оружие. Но Мегэн оказалась быстрей. Надтреснутым жалобным голосом она затянула:

— Нет, нет, господин, это моя внучка. Должно быть, произошла ошибка.

— Та же самая девка, — вмешалась одна из женщин, — только она остригла волосы.

— Нет, она не может быть той же самой девкой, — вмешался торговец. — Утром я слышал, что ведьму схватили у ворот Карилы. Представляете, какова наглость? Явиться в Карилу на лошади Главной Искательницы. Теперь ее будет судить сама леди Глинельда!

— Должно быть, они схватили не ту девушку! — воскликнул мэр. — Это та самая, которая жила у Маниссии. Я своими глазами видел, как она ехала по Квотилу.

— Должно быть, они очень похожи, — нахмурилась Мегэн. — Последние шесть недель Мари все время была у меня на глазах, и мы никогда не бывали в Квотиле.

В толпе заспорили, староста приказал нескольким крестьянам схватить Изолт, но Мегэн твердо стояла на своем.

— Она моя внучка, — сказала она своим надтреснутым голосом.

— Она ее внучка, — послушно повторил кто-то из толпы.

— Она не та ведьма, которую вы ищете.

— Она не та ведьма, которую мы ищем.

— Ведьму, которую вы ищете, уже поймали.

— Ведьму, которую мы ищем, уже поймали. — Теперь уже вся толпа, включая и толстого краснолицего старосту, повторяла слова Мегэн, глядя на нее стеклянными глазами.

— А теперь пропустите нас.

Толпа мгновенно расступилась, и ошеломленная Изолт поспешила за колдуньей. Бросив быстрый взгляд через плечо, она увидела, что торговец проводил их взглядом, и прибавила шагу, стараясь скрыться как можно быстрее. Завернув за холм, Мегэн выпрямилась и заговорила своим обычным голосом.

— Эта толпа привыкла к принуждению, — пробормотала она. — Я думаю, эта знахарка, прими Эйя ее душу, подчинила себе всю деревню. Но если она попыталась играть в те же игры с Главной Искательницей, то неудивительно, что ее вздернули. Такими штучками искателя не проведешь.

В лагерь, где прятался Бачи, они вернулись незадолго до заката, но Мегэн не позволила им ни поесть, ни выспаться.

— Изабо была здесь, — коротко сказала она Бачи. — Знахарка помогла ей бежать, но Искательница вздернула старуху. Это ее дом сожгли. Крестьяне ничего не говорили о тебе, скорее всего, о твоем пленении почти никто не знает. Они сказали только, что рыжая ведьма украла коня у Главной Искательницы. Не могу поверить, что Изабо оказалась такой дурочкой!

Бачи открыл рот, чтобы что-то сказать, но Мегэн оборвала его:

— Ты должен быть благодарен ей! Если бы она не вмешалась, тебя сейчас везли бы к Банри. А теперь ее схватили, она в беде, а ведь у нее нет твоего опыта. Она очень редко покидала долину. Я очень зла на тебя, Бачи, — она рисковала жизнью ради тебя, а ты сбежал и бросил ее на произвол судьбы!

— Я не хотел, чтобы на мне повисла надоедливая девчонка! Откуда я мог знать, кто она такая!

— Что они сделают с ней? Наверняка будут бить, пытать и насиловать, потому что она красивая девушка! А потом повесят, как эту бедную старуху, или даже сожгут. Хорошо же ты отблагодарил девушку, которая тебя спасла!

Бачи ничего не ответил, напустив на себя высокомерие, к которому Изолт уже успела привыкнуть. Но Мегэн еще не кончила. Она прожгла его взглядом и презрительно сказала:

— Ты говоришь, что хочешь получить Лодестар, Бачи. Когда пробьет час, ты должен быть готов. Но Лодестар требует величия сердца и духа. Ты действительно думаешь, что сможешь удержать его?

Бачи, казалось, поперхнулся словами, готовыми слететь с языка, резко развернулся и пошел прочь.

Они жевали на ходу, так как Мегэн, терзаемая беспокойством, не позволила им остановиться. Вдруг Изолт внезапно вскрикнула и упала на землю. Мегэн поспешно опустилась рядом. Изолт снова закричала.

— Что случилось? Тебе больно?

— Мои руки, мои ноги, меня рвут на части! — воскликнула Изолт, катаясь по земле.

— Ради Кентавра, что с девчонкой? Она выдаст нас своими воплями! — встревожился Бачи.

Мегэн, вытащив из мешка баночку с мазью, начала энергично втирать ее в суставы Изолт.

— Я не знаю что это. Может быть, ревматизм? Но я не чувствую воспаления.

Внезапно Изолт села, постанывая от боли и сжимая левую руку правой.

— Боги! — закричала она. — Моя рука!

Она принялась раскачиваться, глядя в пространство, потом завалилась набок, теряя сознание.

Побледнев, Мегэн принялась растирать ее руки.

60
{"b":"9015","o":1}