ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Изабо попыталась сохранить ощущение себя, чувство собственной важности, но глубоко внутри нее засело мучительное сомнение, которое перед лицом необъятности вселенной выросло и расцвело пышным цветом. Слезы хлынули из ее глаз, и она зарыдала, закрывая лицо ладонями, но невольно вспомнила о своем увечье, ощутив на щеке рубцеватую ладонь. Она сжала пальцы, три на одной руке, пять на другой, раздирая кожу на лице ногтями и тряся головой из стороны в сторону. Почему, почему? – беззвучно закричала Изабо. Сквозь искалеченные пальцы она снова встретилась взглядом с королевой драконов и снова против воли утонула в ее взгляде.

Она увидела голенького младенца с рыжим пушком на голове, лежащего в расселине между корнями дерева и полуприкрытого сухими листьями; потом маленькую девочку на постоялом дворе, указывающую пальцем на кости, которые перевернулись еще раз; молодую девушку, слезающую с дерева в темноте, чтобы освободить чернокрылого мужчину; и, наконец, рыжего жеребца, несущегося по гребню зеленого холма.

У Изабо перехватило горло – она снова переживала свое пленение и пытку, и ее искалеченная рука сжималась и разжималась. Она видела саму себя, бредущую через лес в беспамятстве от лихорадки, увидела, как Селестина лечит ее под звездами в разрушенной башне. Видения сменяли друг друга все быстрее и быстрее, повторяя перед ее глазами всю ее жизнь. На миг круговерть образов стала такой быстрой, что у Изабо закружилась голова и она почти перестала что либо понимать. Сова летела над заснеженной равниной, а внизу мчался снежный лев. Огонь и лед пожирали друг друга. Морщинистое лицо Мегэн заливалось слезами. Комета со зловещим красным хвостом летела высоко над морем, и волны вздымались, затапливая темнеющий лес. Перья и огонь, вода, листья и золотисто-рыжие волосы сплетались в один клубок, потом Изабо внезапно увидела женщину с суровым лицом, склоняющуюся над Ключом Шабаша, висящим у нее на груди. Вздрогнув, Изабо узнала искалеченную руку, бережно сжимавшую шестиконечную звезду в круге, и ярко-голубые глаза, исполненные скорби и мудрости.

В этот самый миг видение померкло. Изабо вернулась обратно в свое тело, обнаружив, что оно дрожит от напряжения, а камень под ее коленями холодный и твердый. Смолистые факелы все еще горели, а драконы-самцы смотрели на нее прищуренными глазами, и Эсрок все еще приводила себя в порядок, любовно полируя извилистым голубым языком тусклые чешуйки передней лапы.

Изабо неуверенно подумала: Вы хотите сказать, что когда-нибудь я стану Хранительницей Ключа?

Королева драконов шевельнулась на груде сокровищ, и драгоценности разлетелись по полу.

Вы хотите сказать, что…. Я не просто так потеряла пальцы? Неужели все это произошло по какой-то причине?

Драконья королева прикрыла глаза. Причина? – сказала она, и древние слова выразительного языка драконов прозвучали в мозгу Изабо, точно гром. К чему тебе причины? Ты думаешь о судьбе как об игре, в которую играет какой-то безликий игрок, чьей воле подвластна вся вселенная. Но все же ты сама выбрала свой путь и сама прошла его.

Значит, вы хотите сказать, что я сама виновата в том, что меня пытали и искалечили? – спросила Изабо, чувствуя, как по всему ее телу разливается холодный страх.

Королева драконов вздохнула, и ее сернистый выдох отбросил рыжие кудри Изабо с заплаканного лица. Зачем ты ищешь виноватых и причины? Ты выбираешь свой путь, но не свое назначение. Судьба свита из твоей воли и силы обстоятельств. Это одна нить, сплетенная из множества прядей.

Изабо кивнула. Это было ей понятно. Хотя, возможно, спасение Лахлана столько месяцев назад было необдуманным поступком, не она сомкнула пальцедробитель на собственной руке. Это был выбор барона Ютты, результатом которого стала его гибель. В этот момент внутри нее что-то отпустило, исчезло ставшее уже привычным напряжение, она больше не чувствовала его. Она посмотрела на свою изувеченную руку и спросила тихо: Значит, я никогда не исцелюсь, да?

Твоя душа постепенно исцелится , сказала королева драконов. Она не похожа на плоть или материю, которые если разорваны, то навсегда. Это субстанция, из которой создана вселенная, как вода или огонь, она не имеет постоянной формы. Ты исцелишься.

Изабо склонила голову, показывая, что поняла. Ее мысли вернулись к видению, в котором она держала в руках Ключ Шабаша.

Возможно , ответила королева драконов.

Но драконы ведь видят в обе стороны нити времени , возразила Изабо.

Все драконы зашевелились и забормотали, а Эсрок рассмеялась, и от этого смеха у Изабо снова заледенела кровь. Она невольно вспомнила Йорга, съежившегося у костра, темные тени, танцующие на его слепом старом лице. Она спросила тогда, может ли он видеть будущее, и он ответил своим ласковым голосом: «Я могу видеть будущие возможности. Будущее – как спутанная кудель, которая дожидается, когда из нее вытянут первые пряди и совьют их в нить».

Значит, вы видите лишь будущую возможность , задумчиво сказала Изабо. Что я когда-нибудь стану Хранительницей Ключа . Ее охватило возбуждение, и сердце вспыхнуло честолюбием.

На этот раз рассмеялись все драконы, и Изабо в ужасе прижалась к плитам пола.

Королева драконов насмешливо послала видение Изабо, сгорающей в языке пламени дракона, потом еще одно, в котором она падала с крепостной стены, пронзенная стрелой прямо в сердце.

Но…

Драконы видят многие вещи , сказала королева драконов. Зачем ты спрашиваешь у меня то, что и так знаешь? Твое нетерпеливое любопытство мне надоело. Мой сын сказал, что ты принесла мне дары. Покажи!

Изабо посмотрела вниз и в смятении увидела, что уронила букет роз, который так берегла в течение всего подъема. Он лежал у ее ног, раздавленный и смятый. Ее охватил ужас.

Мне так стыдно… Я не…

Королева драконов стала на задние лапы, и из ее пасти вырвался язык пламени, опаливший ступени. Изабо, завизжав, отпрянула.

Когда она, наконец, отважилась поднять лицо, то увидела, что розы превратились в пепел. Она ошеломленно уставилась на старую королеву.

Расцвет и смерть розы для драконов всего лишь миг , холодно сказала королева. Мы видели расцвет и смерть звезд.

Но… пролепетала Изабо боязливо, снова вспомнив видение, в котором она сама превращалась в горстку тлеющих углей.

Мне важно было, чтобы ты принесла дань , сказала королева. Неужели ты думаешь, что мне нужны розы, когда я сплю на ложе из драгоценных камней?

Изабо была в таком смятении, что могла лишь тупо смотреть на огромную темную тушу. Через миг она неловко открыла свою сумку и дрожащими пальцами вытащила оттуда свои подношения. Одно за другим она разложила их на каменных ступенях и услышала за спиной шипящее дыхание драконов. Королева драконов поднялась и тяжело спустилась по ступеням, разбросав сокровища в разные стороны и сметая хвостом золотые потиры, украшенные драгоценными камнями броши, потускневшие короны и скипетры, точно они были обычным мусором.

Она изящно обнюхала все дары, подцепив наручную повязку кончиком одного когтя и намотав жемчужное ожерелье на другой. Потир она несколько раз подкинула в воздух, потом равнодушно отшвырнула назад, в кучу сокровищ. Потом лизнула окровавленный кинжал длинным гибким небесно-голубым языком и улыбнулась драконьей улыбкой.

Это воистину тщательно выбранные дары , проурчала она. Зажав кинжал в пасти, она забралась по ступеням и принялась крутиться на куче сокровищ, прежде чем улечься на нее. Потом свернулась так уютно, точно ее ложе было из шелка и бархата, а не из жестких и неудобных предметов, и снова принялась лизать кинжал, жмурясь от удовольствия.

Изабо набрала в грудь побольше воздуха. Я принесла эти дары как дань уважения мудрости и ясновидению драконов , начала она, мысленно поблагодарив Фельда за то, что заставил ее несколько раз повторить эту речь. Если бы не это, она сейчас ни за что не сумела бы подобрать нужные слова. Мой клан всегда почитал драконов, зная, что они величайшие из всех существ, самые опасные и самые могущественные. Мне очень хотелось бы прибегнуть к вашей мудрости, Королева Великих, и я надеюсь, что согласие между нашими кланами, длившееся веками, сохранится еще на многие столетия.

49
{"b":"9016","o":1}