ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Драконья королева склонила голову, на миг оторвавшись от наслаждения кинжалом.

Говорят, у меня есть Талант , торопливо сказала Изабо, и все же никто не знает, в чем он заключен. Я обладаю множеством незначительных Умений, вроде способности вызвать огонь или передвигать предметы, но многие знахарки и знахари могут делать то же самое. Я не умею летать, как моя мать или Изолт; я не могу приручать животных, видеть будущее, вызывать ветер или создавать иллюзии. Я не умею делать ничего важного!

Последовало долгое молчание, и ее охватило разочарование. Потом королева драконов подбросила нож в воздух и снова поймала его. Чтобы понять любое живое существо, нужно проникнуть внутрь и почувствовать биение его сердца , сказала она. Чтобы разгадать тайны вселенной, ты тоже должна почувствовать, как бьется ее сердце.

Королева повернула свою огромную голову и внимательно посмотрела на Изабо. Та взглянула на нее в ответ. Око королевы было огненным морем, а ее узкий зрачок – огромным, необъятным космосом. Изабо услышала, как кровь стремительно несется по камерам ее собственного сердца, услышала его ровный ритм, похожий на барабанный бой. Ей показалось, что она различила более глубокое эхо, звучащее у нее в груди – медленное биение, которое потрясло ее своей непреклонной силой.

Чтобы понять вселенную, ты должна сначала узнать саму себя , сказала королева драконов. Ты должна всегда искать, задавать вопросы и отвечать на них; ты должна прислушиваться к сердцу мира и к своему собственному сердцу. Ты должна отыскать своих предков и узнать то, чему они могут научить тебя; ты должна узнать свою историю, прежде чем сможешь узнать свое будущее.

Изабо кивнула.

Твою сестру вырастил народ твоего отца, а тебя – народ твоей матери. Теперь твоя сестра сидит у ног Мегэн Повелительницы Зверей и внимает ее мудрости. Настало время тебе сесть у ног Зажигающей Пламя Прайда Огненного Дракона. Твоя сестра проводила белые месяцы года, месяцы действия, с Прайдом Огненного Дракона, а зеленые месяцы года, месяцы отдыха, с Фельдом Драконьим и твоей матерью, Ишбель Крылатой. Ты должна сделать то же самое.

Глаза Изабо расширились. Хотя она знала, что народ ее отца обитал на снежных вершинах за Проклятой Долиной, ей никогда не приходило в голову разыскать их. Ее мысли мгновенно устремились к Бронвин.

Я не могу – она погибнет , сказала она бессвязно.

Королева драконов зевнула и положила голову обратно на лапы. Повисла долгая тишина.

Изабо сказала робко:

Вы знаете, что у меня дитя Колдуньи? Я не могу допустить, чтобы она умерла. Ей нужна соленая вода, чтобы плавать, ибо она из морского народа. Я привезла ее так далеко, я должна и заботиться о ней. Вы поможете мне?

Королева драконов не ответила, а ее сыновья зашипели и беспокойно задвигались за спиной у Изабо.

Изабо сжала зубы и непокорно подумала: Вам было известно, что моего отца превратили в коня? Почему вы не сказали об этом Мегэн, когда она была здесь? Или Изолт?

Не открывая глаз, королева драконов ответила: А почему я должна была сказать?

Изабо ответила, еще более бессвязно, Но вы должны были знать, как долго мы искали его… Осознав, насколько путано должны были прозвучать ее мысли, она сказала более осторожно: Семнадцать лет мой отец томился в теле коня, не в состоянии ни рассказать об этом, ни бежать. Если бы мы только знали…

И что бы вы сделали? В голосе королевы драконов прозвучало легкое любопытство.

Мы могли бы попытаться разрушить чары , воскликнула Изабо.

Кончик хвоста старой королевы заходил ходуном. Чары может снять лишь та, которая их наложила. Кроме того, знание судьбы Хан’гарада вполне могло изменить судьбы всех вас. Знать о том, что может произойти, часто означает сделать так, чтобы это действительно произошло. Мы предпочитаем не вмешиваться в судьбы глупых суетливых людей.

Она явно давала понять, что аудиенция закончена, а огромный с зубчатым гребнем хвост заметно раскачивался.

Изабо склонила голову. Благодарю вас за ваши слова и ваше милосердие. Через нескончаемо длинный и страшный миг Изабо нашла в себе мужество спросить: Скажите, вы считаете, что я была не права, когда увезла Бронвин ?

Ответа не было.

Изабо в отчаянии закричала: Прошу вас, скажите мне, где можно найти соль, чтобы она не погибла!

Королева драконов пошевелилась и вздохнула, сбив Изабо с ног силой своего выдоха. На первое время можешь соскрести соль с камней в долине и взять ее с собой. Потом, если ты заглянешь в северный конец Долины Двух Башен, то найдешь соль в скалах и в бурлящих озерах, схожих с озером в нашей долине. Ты можешь купать дитя Фэйргов в этих озерах, и она будет жить.

Спасибо, спасибо , залепетала Изабо, но королева уже снова закрыла глаза, положив голову на зазубренный и почерневший кинжал. На нетвердых ногах возвращаясь к выходу по длинному сводчатому коридору, Изабо услышала, как королева драконов снова гулко захрапела.

ХРЕБЕТ МИРА

Изабо взбиралась по заснеженному склону, спрятав руки в варежках под плед и низко натянув свой берет на уши. Глубокая неровная цепочка следов у нее за спиной была единственной отметиной в первозданном пейзаже – свежевыпавший снег укрыл все мягким покрывалом.

Над головой синело безоблачное небо, но воздух был пронзительно холодным, и от дыхания Изабо у нее перед лицом висело белое облачко. Всюду, насколько хватало глаз, простирались высокие белые горные пики, а за спиной у нее остались лесистые долины.

Послышалось бешеное гиканье, и Изабо, испуганно вздрогнув, подняла глаза. По склону неслось множество высоких белых фигур, скользящих по снегу столь же стремительно и грациозно, как птицы в полете. Изабо замерла от страха и восхищения одновременно. Она смотрела, как они один за другим вылетали со снежной горы и кувыркались как акробаты, чтобы тут же продолжить свой головокружительный спуск.

Когда люди были уже недалеко, она поняла, что они едут на небольших деревянных салазках, лишь немногим больше их башмаков. Днища салазок были расписаны свирепыми красными драконами, изрыгающими пламя. Когда люди прыгали и взмывали в воздух, казалось, что нарисованные драконы устремляются в полет, но лишь для того, чтобы через миг окунуться в снег, когда эти странные фигуры снова опускались на землю.

Издав еще один вопль, их предводитель, описав кривую, резко остановился перед Изабо, обдав ее вихрем снежного крошева. Это был высокий худощавый мужчина с суровым смуглым лицом, состоявшим, казалось, из одних прямых линий и углов, глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками, и длинной косой грубых белых волос. Голову его по обеим сторонам лба украшала пара массивных закрученных в тугую спираль рогов.

Склонив голову, он приветствовал ее ритуальным жестом Хан’кобанов – стремительным движением приложил два пальца сначала ко лбу, потом к сердцу. Изабо нерешительно повторила этот жест, и он недоуменно нахмурился.

Она испугалась, не сделала ли что-нибудь не так. Фельд попытался как умел научить ее языку Хан’кобанов, но это был очень странный язык, в котором жесты и интонации имели такое же значение, как и сами звуки. К счастью, Изабо привыкла говорить на языках зверей и птиц, которые тоже включали в себя не только сложную систему звуков, но также позы и жесты. У нее были способности к языкам, и она усердно училась, поэтому к тому времени, когда Изабо отправилась из Башен Роз и Шипов на Хребет Мира, она знала все, чему Фельд мог научить ее. Но предстоящая зима все-таки пугала ее, поскольку она знала, насколько отличается жизнь Хан’кобанов от привычной ей жизни, и уже начала скучать по Бронвин, оставленной на попечении Фельда.

Хан’кобанский воин заговорил с ней, издав несколько резких звуков, больше походящих на нечленораздельные возгласы, чем на слова. Он сказал что-то о Зажигающей Пламя, сделав быстрый размашистый жест в сторону вершины холма. Изабо кивнула и улыбнулась в знак того, что поняла, но он смотрел на нее столь же презрительно.

50
{"b":"9016","o":1}