ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Эра Мифов. Эра Мечей
Татуировка цвета страсти
Темная комната
Мост мертвеца
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Динозавры и другие пресмыкающиеся
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
A
A

– Трясинники, – с ехидным удовольствием пояснил колдун. – Они утянут вас на дно, если вы хоть ногой ступите на болото.

– Поскольку я не намерена гулять по болотам, это вряд ли имеет ко мне какое-то отношение, – холодно парировала Майя, набросив на плечи подбитую мехом накидку. Она уже начала думать, что сделала огромную ошибку, решив приехать в Эрран.

Наконец они подъехали к огромному водному пространству, серовато поблескивающему под клубящимся туманом. Лошади пугливо остановились, покрывшись потом под упряжью, несмотря на прохладный воздух. Майя видела, что кучер и всадники явно нервничают, и нахмурилась, хотя и могла понять их тревогу. По озеру скользила длинная лодка, изогнутый нос который, сделанный в форме лебяжьей шеи высоко вздымался над водой. Лодка была пуста, а парус сложен, но лодка двигалась быстро и плавно, как будто кто-то сидел на веслах.

Майя позволила Кэмпбеллу Ироничному помочь ей выйти из кареты и спокойно огляделась вокруг. На берегу озера виднелось несколько невысоких зданий, крыши которых были покрыты цветущей осокой. С порогов на нее смотрели болотники, на чьих черных сморщенных лицах было написано любопытство, а огромные блестящие глаза сверкали, как драгоценные камни. К причалу было привязано еще несколько небольших лодочек, большинство из которых были грубыми яликами, не имевшими ничего общего с изящной лодкой-лебедем. Среди них была и одна большая плоскодонная барка, нагруженная мешками с райсовыми семенами и бочонками с медом. На глазах у Майи команда болотников, отталкиваясь от дна шестами, медленно и старательно отчалила от пристани и взяла курс по реке на север.

– Миледи, – сказал Кэмпбелл, указав Майе на лодку.

Она одарила его высокомерным взглядом и сказала:

– Вы позаботитесь о моих людях и лошадях?

– Ну разумеется, о них позаботятся, – ответил он с усмешкой, от которой у нее по коже побежал холодок. Но она спокойно поблагодарила его и стала смотреть, как маленькие чернокожие существа нерешительно помогают отцеплять карету, поскольку они были слишком малы, чтобы дотянуться до конской упряжи.

Ее кучер, крупный спокойный мужчина, ободряюще кивнул ей и сказал:

– Не беспокойтесь за нас, миледи, мы будем ждать здесь ваших приказаний.

Майя улыбнулась и поблагодарила его, передав ему небольшой мешочек с монетами, а потом забралась в лодку, не позволив ни одной своей эмоции отразиться на лице. Кэмпбелл уселся в лодку следом за ней, и она отвернулась, глядя на озеро. Похожая на лебедя лодка отплыла от причала, и за ней потянулся след, прямой, точно проведенная плугом борозда.

Туман над озером был негустым и расступался перед лодкой, открывая огромные водные дубы, которыми зарос берег, и листья которых уже начали желтеть по краям. Впереди виднелся остров, увенчанный высокими остроконечными башнями, каждая из которых была построена в форме спирали и выкрашена в бледные переливчатые тона, так что все они вместе мерцали, точно туманные радуги. Майя против воли почувствовала, что зрелище Башни Туманов вызывает у нее трепет. Она считала Риссмадилл прекрасным, но это был воистину дворец из сказки: изящный, экстравагантный, волшебный.

– Тер-де-Сео , – почтительно сказал Кэмпбелл, и она нахмурилась, услышав слова древнего языка, языка ведьм, объявленного вне закона семнадцать лет назад. Он сардонически взглянул на нее и сказал длинную фразу, певучую и красивую.

– О, Башня Туманов, таинственная красота, красивая тайна, – перевел он для нее. – Ну и как впечатления, миледи? Единственная Башня, которую вы не смогли разрушить?

Майя скрипнула зубами. И на самом деле, какой иронией судьбы было то, что она сейчас обращалась к Маргрит Эрранской за помощью, когда долгие годы отправляла Красных Стражей на болота в тщетной попытке уничтожить магическую силу Ник-Фоган. Многие солдаты Майи бесследно сгинули на болотах, а Башня Туманов так и осталась единственной Башней Ведьм, которую не сожгли дотла. Ей было очень странно и необычно приближаться к одной из самых могущественных колдуний страны с предложением дружбы.

Лодка-лебедь плавно остановилась у широкой мраморной площадки. Майя подобрала свои малиновые юбки и как можно грациознее вышла из лодки. С одной стороны от широкой лестницы стоял высокий сильный на вид мужчина, одетый в мрачные серые одежды. Грива его жестких белых волос была перехвачена на лбу кожаным ремешком, так что два массивных рога, завивающихся спиралью по обе стороны лба, были хорошо видны. Каждую угловатую скулу пересекали три тонких белых шрама.

Майя уставилась на него с некоторым удивлением. Она сразу же поняла, что это Хан’кобан, поскольку много лет назад видела одного из представителей этой горной расы в Башне Двух Лун. Она знала, что они были воинственным и свирепым народом, как и ее собственный, хотя и обитали в негостеприимных снежных пустынях на вершине мира. Она удивилась, что он делает здесь, в мягком прибрежном воздухе, и поняла, что он опасен. Шесть шрамов на его лице говорили о том, что он искусный воин, и она вспомнила того его соотечественника, которого знала. Он попытался убить ее, и ему это почти удалось. Лишь ее магия превращений спасла ее тогда, и она превратила его в коня, а потом подчинила своему хлысту и шпорам. Она знала, как невыносимо ему будет находиться в шкуре вьючного животного, ибо Хан’кобаны славились своей яростной независимостью. Его укрощение доставило ей ни с чем не сравнимое удовольствие, поскольку она видела в этом символ своей абсолютной власти над всеми людьми Эйлианана и Дальних Островов. Она задумалась, что же произошло с заколдованным конем, и решила, что он, должно быть, умер много лет назад.

Хан’кобан поклонился и учтиво поприветствовал ее. Он проводил ее по лестнице, и по пути им попались две нимфы месмердов, стоящие на часах перед огромной арочной дверью. Майя зачарованно уставилась на них, и они ответили ей взглядом зеленоватых фасетчатых глаз, но на их нечеловечески прекрасных лицах не отразилось никаких эмоций. По обеим сторонам двустворчатой двери был высечен символ клана Мак-Фоганов – цветущий чертополох с окружающим его девизом клана. Не трогай чертополох , прочитала Майя, пренебрежительно засопев.

Ее провели через величественный зал, увешанный яркими гобеленами и украшенный мраморными статуями, старинными щитами и оружием, а также серебряными чашами и кувшинами. На полу лежали ковры изумительной работы, малиново-сине-серые, а на верхнюю галерею вела великолепная лестница, посередине которой, точно кровавый ручей, сбегала красная ковровая дорожка. Слуги поспешили взять у нее накидку и шляпу с пером и принесли теплого вина с пряностями, чтобы она могла согреться после дороги. Майя сделала глоток и восхитилась его медовым вкусом. По ее жилам разлилось тепло, кожа раскраснелась, а голова слегка закружилась. Больше пить она не стала, памятуя, что Эрран славился своим вином, в который для сладости добавляли мед цветка золотой богини, в высшей степени крепкий и опьяняющий нектар.

Хан’кобан распахнул массивную дверь, ведущую в тронный зал, и звенящим голосом доложил о Майе. Кэмпбелл Ироничный поклонился так низко, что подмел бородой пол. Майя вздернула голову, демонстрируя, что вся эта пышность не произвела на нее никакого впечатления.

В дальнем конце зала возвышался помост с украшенным изящной резьбой троном, заваленным малиновыми бархатными подушками. На них полулежала темноволосая женщина, одетая в черный бархат с серебряной брошью в форме чертополоха на груди. Ее безупречная кожа была очень бледной, а рот отливал темным пурпуром. Когда Майя медленно приблизилась к трону, она заметила, что длинные изогнутые ногти женщины выкрашены в тот же самый темно-пурпурный цвет. Они медленно и ритмично постукивали по темному дереву подлокотника, длинные и острые, точно ятаганы.

Майя подошла к помосту и склонила голову.

– Очень рада снова видеть вас, – сказала она. – Надеюсь, вы неплохо поживали?

– О да, – отозвалась Маргрит. – Не только неплохо, но еще и весело. С тех пор, как мы встречались в последний раз, прошло несколько забавных лет.

73
{"b":"9016","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Последние дни Джека Спаркса
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Все, кроме правды
Спецназ князя Святослава
Девушка с тату пониже спины
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам