ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Изабо неохотно наклонилась, чтобы развязать ремешки салазок. Краешком глаза она заметила какую-то золотую вспышку и вскинула голову. Сердце у нее заколотилось от волнения и радости.

Над горами парил дракон, и на его сверкающих чешуях вспыхивало солнце. Когтистые крылья были широко распростерты, тонкие, словно пергамент, длинный извилистый хвост слегка покачивался. Изабо подняла руку и позвала: Эсрок!

Приветствую тебя, человечек! – насмешливо отозвалась маленькая принцесса драконов, и ее мысленный голос, как обычно, отозвался во всех полостях тела Изабо, так что ее затошнило.

Ты летишь ради удовольствия или по делу? – спросила Изабо.

Полет это всегда удовольствие , – отозвалась Эсрок, складывая крылья и с грациозным кувырком устремляясь вниз.

Если я съеду на салазках до подножия горы, ты встретишь меня там и отвезешь обратно на вершину? Пожалуйста!

Возможно.

Пожалуйста!

Посмотрю, какое у меня будет настроение, когда ты доберешься до конца пропасти. Возможно, мне захочется позабавиться твоими странными человеческими глупостями, а возможно, я предпочту обглодать твое теплое окровавленное тело. Я не видела ни оленя, ни гэйл’тиса, так что, возможно, мне захочется поразвлечься.

Маленькая принцесса драконов отлетела от пиков и теперь парила над лугами, и ее огромная тень накрыла их, подобно грозовому облаку. Когда эта тень прошла над ней, Изабо почувствовала, как у нее задрожали колени, а в животе смерзся ледяной ком, несмотря на то, что за последние восемнадцать месяцев она частенько летала на спине драконьей принцессы.

Эсрок взмыла над долиной, и Изабо смотрела на нее, не зная, какое решение ей принять. Она оглянулась на крутой склон, сверкавший нетронутой белизной, и поддалась искушению, вслед за драконом описывая широкие стремительные дуги.

Сердце у нее радостно колотилось, снег разлетался из-под салазок, и Изабо забыла свои недавние опасения, крича от восторга и взлетая над сугробами. Склон стал более крутым и ушел вниз под ее ногами почти отвесно, так что она полетела по-настоящему, потом помчался ей навстречу, она упала, а снег все свистел под ее салазками, убегая наверх с бешеной скоростью. Она доехала до подножия холма вся в снегу, поскольку ей пришлось так круто повернуть, чтобы не врезаться в деревья, что ее по дуге занесло обратно вверх по склону. Изабо наклонилась, чувствуя, как трясутся ноги и колет в боку, и уперлась кулаками в коленки, простояв так до тех пор, пока не отдышалась. Потом подняла голову и оглядела далекое небо. Дракона нигде не было видно.

Эсрок?

Ответа не было. Ее охватила тревога.

Эсрок!

Солнце уже садилось прямо за остроконечные пики, и долину прочертили темные тени. Единственным звуком было тихое журчание воды подо льдом. Изабо почувствовала, как панический страх сжал ей горло, и она почти не могла дышать. Теперь не осталось никаких шансов попасть в Гавань до темноты. Если принцесса драконов не ответит на зов, ей придется провести ночь на снегу, а это значило, что надежды на выживание у нее почти нет. Очень многие из тех, кто засыпал в снегу, никогда больше не просыпались.

Изабо огляделась вокруг, пытаясь унять панику, готовую захлестнуть ее. Ей не следовало полагаться на доброе сердце дракона. Драконы были не из тех, кто славится человеколюбием. Если Эсрок время от времени позволяла Изабо летать на своей спине, это еще не значило, что принцесса драконов испытывала к ней какие-то более теплые чувства, чем собака испытывает к блохам, которые на ней сидят. Несомненно, она увидела стадо гэйл’тисов, которых можно было загнать до смерти, или просто ей наскучил вид, и она вернулась на Драконий Коготь. Изабо должна была придумать, что ей делать.

Она отстегнула от ног салазки и привязала их к себе за спину, потом еще раз огляделась. Склон был крутым, вокруг стволов хвойных деревьев намело огромные кучи снега. В узкой долине под круглыми сугробами скрывались скалы и поваленные бревна, тянувшиеся вдоль полоски черного льда, которая показывала, что летом здесь должен бежать ручей. Она оглянулась назад, на свои следы, и от высоты горы у нее дрогнуло сердце. На то, чтобы подняться назад, да еще и по глубокому снегу, уйдет много выматывающих часов. Она подавила горькие мысли о принцессе драконов, зная, что Эсрок, возможно, услышит их.

Вздохнув, она поплелась по долине, высматривая место, где можно было бы разбить лагерь. Хотя учитель часто предупреждал ее об опасностях, которые таят в себе долины, она решила, что скорее отыщет пещеру или дерево с дуплом здесь, чем на голых склонах, открытых всем ветрам. Лучше найти какое-нибудь укрытие, развести огонь и переждать у него долгую морозную ночь, чем пытаться взобраться на гору. Она может начать долгий подъем утром, когда отдохнет и будет достаточно светло, чтобы не попасться в одну из коварных ловушек, которыми изобилуют горы.

Изабо нашла поваленное дерево, образовавшее небольшую пещерку между поверхностью скалы и своим заснеженным стволом. Она заползла внутрь, ругаясь и дрожа, поскольку снег посыпался ей за шиворот. Она закуталась в меха и покопалась в снегу, разыскивая прутья и ветки, чтобы развести костер. В обычной ситуации Изабо было запрещено использовать свои магические силы, когда она находилась на Хребте Мира, поскольку Зажигающая Пламя и члены ее рода были ограничены строгими законами и обычаями. Но прайд сейчас находился в безопасности Гавани, и Изабо, не колеблясь, вызвала искру и подпитала ее своей энергией, пока дрова не высохли и не затрещал веселый огонек.

Когда настала ночь и поднялся ледяной ветер, Изабо положила руки на бедра ладонями вверх и начала медитировать, пытаясь отвлечься от холода, голода и страха. В свою первую зиму на Хребте Мира она провела много часов, медитируя вместе с Матерью Мудрости, и теперь, когда она несколько недель назад вернулась в прайд, уроки возобновились. Сейчас Изабо без труда впала в легкий транс, и все звуки внешнего мира отошли на задний план перед биением ее сердца и дыханием.

Ей казалось, что она выскользнула из своего тела и парит в ночи, бледная и бесплотная, как ее собственное ледяное дыхание. До нее донесся еле различимый голос, точно во сне. Дитя , прошептал он. Дитя…

Она повернулась, точно прислушиваясь, и голос стал более отчетливым. Изабо инстинктивно поплыла к этому голосу. Ей было страшно, ибо слабая дымка ее существа рассеивалась на ветру, но потом она увидела, смутно и очень далеко, угловатое лицо Матери Мудрости, окруженное нимбом серебристого света, ее тонкое тело парило позади, точно дымок от свечи, а следом тянулась длинная пульсирующая пуповина, вьющаяся через звездное небо. Мы идем. Будь осторожна…

Изабо вернулась в сознание резко, точно от удара, в голове и в сердце что-то болезненно пульсировало. На нее нахлынула невыносимая тошнота. Костер догорел почти до углей, и лишь огромным усилием воли ей удалось заставить его вспыхнуть снова. Она натянула на голову меховой капюшон и попыталась не думать о еде.

После долгой тишины, когда Изабо почти задремала, до нее из долины донесся треск ветвей и топот тяжелых ног. Все страхи тут же нахлынули с удвоенной силой. Учитель говорил ей, что в долинах живут демоны. Она считала, что эти существа, как она слышала, в Книге Теней назывались ограми, и судя по рассказам, были действительно чудовищными созданиями. Она выхватила из костра горящую головню и крепко сжала ее, когда треск послышался ближе.

Ветер переменился, принеся с собой тошнотворный запах. Внезапно под ствол дерева просунулась массивная рука. Темная и чешуйчатая, с изогнутыми черными когтями, она ухватила Изабо за ногу. Изабо рванулась прочь, ткнув в нее горящей головешкой. Огр взвыл и отдернул руку. Раскатистый рев перешел в скуление, потом толстые пальцы снова просунулись под упавший ствол дерева, и Изабо сбило с ног. Ахнув от ужаса, она вжалась в скалу, но шарящая лапа угодила в костер. Огр снова завизжал от боли, и Изабо заставила пламя взвиться вверх, так что его языки объяли грубые чешуйчатые пальцы. Рука отдернулась, и вместе с ней отлетел древесный ствол.

86
{"b":"9016","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Обычная необычная история
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Тени ушедших
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Закон охотника
Нелюдь