ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С твоим отражением.

С моим отражением?

Сестра драконов.

Сестра драконов?

Донбег уселся на задние лапки и передними похлопал ее по лицу.

Сестра драконов. Родились из одного лона.

Изабо была так ошарашена, что не могла вымолвить ни слова. На какой-то миг ей показалось, что она неправильно поняла маленького зверька, но он сложил лапки вместе и покачал головой, что на языке донбегов означало, что он говорит чистую правду.

Ты был с моей сестрой-близнецом? У меня есть сестра?

Он согласно застрекотал и послал Изабо мыслеобраз саблезубого леопарда.

Она саблезубый леопард? Изабо была в полном замешательстве.

Гита утешающе похлопал по мочке ее уха. Свирепая девушка. Свирепая, как саблезубый леопард.

Она почувствовала, как ее охватывает возбуждение. У нее есть сестра!

Где? Как?

Драконы.

— Драконы! — воскликнула она вслух, и малышка захныкала в своей колыбельке.

Драконы, повторил донбег. Он забрался к ней на колени и свернулся калачиком, чтобы она погладила его намокший мех.

Где она?

Близко.

Изабо сжала руки. Сестра! Неудивительно, что ей всегда было так одиноко, будто ее лишили половины. В ее душе всколыхнулись мечты о сестринской любви. Какая она?

Саблезубый леопард.

Изабо нахмурилась. Саблезубые леопарды и драконы звучали не слишком заманчиво. Где она? Она с Мегэн? В груди у нее внезапно зашевелилась ревность.

Нет, моя ведьма ушла.

Ты пришел не от Мегэн?

Моя любимая говорит мне, что тебе грустно и одиноко. Пришел заботиться о тебе. Я с отражением.

А где Мегэн?

Моя ведьма недалеко.

Неужели ты не можешь мне сказать. Гита? Я так скучала по ней, и я не знаю, что мне делать.

Любимая ждет, когда луны сольются.

Изабо сдалась. Тот факт, что Гита находился здесь, означал, что и Мегэн не могла быть далеко отсюда.

Ты останешься со мной. Гита?

Останусь, пока любимая не позовет меня. Заботиться о тебе, защищать тебя от зла.

Изабо не улыбнулась, а лишь мысленно поблагодарила донбега и еще крепче прижала его к себе. Зверек лизнул ее руку теплым язычком и сказал:

Поспи. Я пригляжу за тобой.

Так она и сделала.

Обратный путь в разрушенную Башню потребовал от них невероятного напряжения. К тому времени, когда они пробрались через парк, дождь прекратился. Время опасно приближалось к полуночи.

Диллон первым добежал до двери в Башню. Когда внутрь ворвался Джей, Изолт и Лахлан уже знали все новости. Прионнса мерил шагами пол, его крылья были приподняты и слегка расправлены, кулаки сжаты. В глазах блестели слезы.

— Этого не может быть, не может быть, чтобы Джаспер умирал!

— Но Лахлан, мы уже несколько месяцев слышим о том, что он болен. Ты должен был знать, что он умирает! Все наши планы основаны на том факте, что он умрет!

— Это неправда! — воскликнул Лахлан. — Я всегда надеялся, что мы сумеем спасти его. Мегэн должна знать, что делать. Я думал, что как только Лодестар окажется у меня и я докажу ему, кто я такой... как только он поймет, сколько зла сделала Майя... — Он хрипло зарыдал.

Изолт подошла к нему, но он не подпустил ее, пытаясь взять себя в руки, Дункан тихо поговорил с остальными Синими Стражами, находившимися в комнате, и отправил их обойти Башню. Как только они ушли, он встал у стены, держась за рукоятку кинжала.

Лахлан глубоко вздохнул и поднял голову.

— Все произошло слишком быстро! Я не поговорил с ним, ничего не объяснил. Он не знает правды.

— Но Лахлан...

Он снова заговорил, не обращая внимания ни на нее, ни на ребятишек, глядящих на него широко раскрытыми от удивления глазами.

— Он умрет с мыслью, что Майя — Банри его мечты, не зная, как она убивала, пытала и заколдовывала... — Его голос сорвался.

— Это неважно, Лахлан, — сказал Йорг тихо. — Он умрет счастливым.

— Нет! Нет, неужели вы не понимаете?

— Я понимаю, что Гэррод пришло время приложить руку к полотну. Не нам судить о том, когда человек должен умереть, Лахлан. Это она перерезает нить.

— Йорг, неужели ты не понимаешь, что все не так? Мегэн говорила, что мы должны дождаться Самайна, чтобы спасти Лодестар, что его песня затихает, и что для того, чтобы спасти его, нужно окунуть Лодестар в пруд в час его рождения. Поэтому я ждал, когда можно будет схватиться с этой мерзавкой и поговорить с Джаспером, объяснить ему... Я ждал, потому что Мегэн сказала, что он никогда не поверит мне, что ее заклятие было слишком сильно и, что я умру на костре как ули-бист... - Из его горла вырвалось рыдание, и он замолчал, сжав кулаки. — Я говорил ему! Я говорил ему еще тогда, когда он женился на ней. Я знал, что она не та, кем кажется. Потом, когда я взял в руки ее туфельку, я понял. Она Фэйрг! - Он выплюнул это слово. — Что бы вы все ни говорили, я знаю, что он"а Фэйрг.

— Лахлан, у нас же нет Лодестара, — сказала обеспокоенная Изолт. — Нельзя штурмовать дворец без него!

— У меня есть Лук!

— И ты даже не проверил, сможешь ли натянуть его! Не говоря уже о том, чтобы привыкнуть к нему и пристрелять его, пока он не станет такой же частью тебя, как и твоя рука!

Он молчал. Йорг, пытаясь убедить его, сказал:

— Лахлан, осталась всего одна ночь. Сегодня последний день осени; завтра Самайн, и мы сможем проникнуть в лабиринт. Мегэн говорила тебе, что это нужно сделать именно в этот день. Соедини Ключ, спаси Лодестар, опусти его в пруд, когда луны сольются и вода снова наполнится силой. Потом, когда Лодестар будет в твоих руках и снова обретет свою силу, ты сможешь использовать его, чтобы доказать Джасперу, кто ты такой, и защититься от Банри...

— Но может быть уже слишком поздно. Говорят, что его сердце остановилось, что у него синее лицо, и его лекарка сама вдыхает в его легкие воздух. Говорят, она нажимала на его грудь, чтобы заставить его сердце биться. Диллон все это слышал.

— Что странно, они называют лекарку Рыжей. Точно так же, как мы зовем тебя, Изолт, — Диллон решил, что пора переводить разговор в более конструктивное русло.

Изолт и Лахлан мгновенно переглянулись.

— Изабо!

— Должно быть, это действительно она! — возбужденно воскликнул Йорг. — У нее остальная часть Ключа.

— Мы не можем войти в лабиринт без Ключа, — быстро сказал Лахлан. — Если мы хотим найти Лодестар, мы должны сначала соединить Ключ, вы все это знаете! Придется идти за ним во дворец...

— Не говори глупостей, парень! — воскликнул Йорг.

— Я не парень! — закричал Лахлан. — Я — Лахлан Оуэн Мак-Кьюинн! — Он стремительно развернулся, когти процарапали по полу. — Лодестар подождет! Неужели вы не понимаете, если я не смогу убедить Джаспера, что я действительно его брат, и рассказать ему о том, что сделала его ужасная жена, он назовет наследницей свою дочь-Фэйрга! Именно этого Банри и добивается! Все это время мы осторожничали, чтобы наши действия были направлены только против нее, а не против Джаспера! Неужели я или Энит виноваты в том, что развелось столько пиратов и бандитов? Говорят, мы заодно с ними, но мы никогда ими не были., Я должен заставить его понять это и сделать наследником меня. Этого я всегда хотел! Она зачала ребенка при помощи колдовства. Йорг, ты знаешь это. Это было кометное колдовство — Заклинание Зачатия. Это не настоящий плод любви, какими будут наши дети. Если он назовет ее регентом, а ребенка наследницей, тогда действительно начнется гражданская война, ибо я не потерплю, чтобы эта женщина — этот ули-бист - правила Эйлиананом! Она убила Джаспера, точно так же, как убила Доннкана и Фергюса и как снова и снова пыталась убить меня!

Джей, который ничего не знал о Лодестаре и знать не хотел, рванулся вперед, пронзительно крича:

— Что за болтовню вы тут развели? Вы что, не понимаете, что Финн попала в лапы Оула?

106
{"b":"9017","o":1}