ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ужасно видеть его в таком состоянии, — сказал Джей.

— А ты не можешь его вылечить? — спросила Джоанна. Все посмотрели на Томаса, который озабоченно жевал кончик своей перчатки.

— Тогда я вылечил бы и его глаза тоже, — ответил он. — Мне нельзя к нему прикасаться.

Их лица погрустнели, потом Диллон хрипло сказал:

— Мы все равно не смогли бы, потому что солдаты близко, а вы же знаете, что мы должны скрываться.

Зашевелился папоротник — из разведки вернулся Парлен, белый как мел.

— Солдаты прямо за гребнем, — прошептал он.

— Ты не видел, там была пещера?

— Я видел очень узкую трещину, которая может вести в пещеру...

— Здесь есть чертовски хорошая пещера, — гнула свое Финн.

— Среди солдат есть искатели ведьм?

Парлен кивнул. Диллон задумчиво пожевал губу, потом сказал:

— Думаю, нам лучше затаиться. Всем нагнуть головы. Как только они уйдут, мы спрячемся в пещере.

Они слышали, как солдаты промаршировали вниз по течению. Все дети старательно думали о папоротнике, и это, похоже, сработало, поскольку, несмотря на то что искатель мазнул взглядом по склону, на котором они прятались, отряд не остановился. Прошли бесконечно долгие минуты, прежде чем они, поддерживая еле стоящего на ногах провидца, спустились по склону и направились вдоль ручья к пещере.

Внутри было темно, и какой-то миг в пещере царила неразбериха. Наконец, зажгли огонь, и по стенам заплясали похожие на гоблинов тени. Пещера была узкой и высокой, у входа резко пахло кошачьей мочой. Щенок заскулил и принялся обнюхивать пещеру, зажав хвостик между задними лапами.

Внезапно Эртер, споткнувшись обо что-то, вскрикнул.

— Я на что-то наступил, — запищал он. — Смотри, Паршивый, это маленькая кошка...

Распрямившись, он показал тело котенка, уместившееся у него на ладони. Густой мех был испачкан свежей кровью.

— Бедный малыш! — сказала Джоанна. — Глядите, тут еще один!

В неверном свете костра они нашли тела семи животных, пятеро из которых были крошечными котятами. Все были черными, словно ночь, с кисточками на ушах. Финн подняла одного. Он лежал на ее ладони, крошечные ушки были прижаты к голове. Приступ горя сжал ей горло, она склонила голову над его тельцем, и на залитый кровью мех закапали слезы.

— Бедная киска, — сказала она.

Внезапно руку обожгло болью, и от удивления она чуть было не уронила котенка на землю.

— Она жива! — тихонько воскликнула Финн и почувствовала на своей ладони еле ощутимое шевеление. Ей пришлось подставить большой палец под черную головку, чтобы котенок перестал кусать ее, несмотря на то, что из длинной раны на его боку сочилась кровь. — Томас, — прошептала она, — что делать? Ты должен ей помочь.

Без колебания он стащил перчатку и прикоснулся ко лбу котенка. Малышка прекратила шипеть и извиваться, блестящие сине-зеленые глаза медленно закрылись.

— Что случилось? — закричала Финн. — Что ты сделал?

— Она спит. — Томас натянул свою черную перчатку обратно. Очарованная, девочка склонилась над котенком и увидела, что рана затянулась. Она подняла голову, ее ореховые глаза сияли.

— Спасибо, Томас!

— Эй, ты что? — рассердился Диллон. — Томас, ты с ума сошел! Искатели совсем близко, покарай их Эйя!

— Меня попросила Финн, — виновато сказал Томас, и Финн безропотно выслушала резкий выговор Диллона Дерзкого. Спящий котенок был мягким, точно комок пуха гэйл'тиса, и Финн прижала его поближе к себе. Почувствовав, как трепещет маленькое сердечко, Финн снова ощутила, что в ее груди шевельнулось какое-то чувство, очень похожее на боль.

— Чем бы ее покормить?

Диллон нахмурился.

— Ты ведь не собираешься ее взять? Солдаты не держат котят, лейтенант Финн!

— Но Паршивый, она же умрет, если мы не позаботимся о ней, — возразила она. — Не можем же мы сначала вылечить его, а потом позволить умереть от голода!

— Томасу не следовало ее лечить, — сердито заявил Диллон. — И это все после того, как я сказал о необходимости затаиться! Если солдаты найдут нас, это будет твоя вина, Финн! И прекрати называть меня этим дурацким прозвищем. Я Диллон Дерзкий!

— Я считаю, что они просто звери, — сказала Джоанна. — Они перебили их ради развлечения. Эти солдаты должны были знать, что мы не можем скрываться в этой пещере, если в ней были эльфийские кошки.

— Почему это они должны были это знать? — широкое веснушчатое лицо Диллона повернулось к Джоанне с интересам.

— Ну, эльфийские кошки дрались бы до последнего, но не уступили бы свою пещеру, — сказала Джоанна. — Я думала, что все это знают. Они всегда защищают свою терри... терри...

— Территорию, — с отсутствующим видом сказала Финн.

— Да. Они действительно дикие. Их нельзя приручить, так что нечего даже и пытаться, Финн, ты никогда не заставишь их подойти к тебе. Они очень маленькие, но очень драчливые!

— Она совсем малышка, — не сдавалась Финн, прижимая пушистое тельце поближе.

— Это не важно, — сказала Джоанна. — Ее нельзя приручить.

Губы Финн упрямо сжались, и она непроизвольно стиснула кошечку слишком сильно. Внезапно мирно спящая малышка превратилась в извивающийся, шипящий и царапающийся комок меха. Острые клыки вонзились в ладонь Финн, и котенок выскочил у нее из рук, скрывшись в темноте.

— Посмотри, что ты наделала, — закричала она и начала обыскивать пещеру, но маленькой эльфийской кошки и след простыл. Чуть не плача, Финн, подчинившись строгому приказу Диллона, улеглась в постель, поскольку ее крики разбудили остальных, но долго еще не могла уснуть.

Утром Диллон распорядился скрыть вход в пещеру за колючими ежевичными кустами и выставить дозор. Финн была безутешна, несмотря на то что котенок несколько раз выныривал из темноты, чтобы вонзить свои клыки в чью-нибудь щиколотку. Его мех был таким черным, что он мог находиться буквально под ногами и все же оставаться невидимым.

Финн налила в деревянную мисочку Йорга, с которой он обычно просил милостыню, воды, но котенок не подошел к ней. Джоанна, страстно желавшая чем-нибудь помочь, пообещала Финн наловить рыбы. Несмотря на то, что у них не было ни крючков, ни лесок, Джоанна оказалась редкостной мастерицей ловить рыбу голыми руками. Этому научил ее двоюродный брат еще в те времена, когда она жила в деревне, и за последний месяц она уже выловила таким образом несколько рыбин.

— Не волнуйся, малышка, я позабочусь о тебе, — прошептала Финн. — Тебе, наверное, очень хочется пить. Полакай водички, а я вернусь назад с рыбой, как только смогу. — К ее удивлению, в ответ ей раздалось слабое приглушенное мяуканье, хотя самого черного котенка нигде не было видно.

Две девочки подоткнули юбки и храбро залезли в ледяную воду Малеха, стараясь держаться поближе к берегу, где течение было не таким сильным, и двигаться как можно тише. Джоанна показала Финн, как медленно подводить пальцы под тело форели, пошевеливая ими, как листьями водорослей. Джоанна почти немедленно поймала толстую рыбину, но Финн оказалась слишком шумной и нетерпеливой, распугав всех остальных. Они осторожно спустились вниз по течению, чтобы попробовать снова, и на этот раз Джоанна поймала двух.

— Чтобы наловчиться, нужно время, — утешающе сказала она, когда, промокшие до нитки, они возвращались обратно в пещеру. После того, как все они жадно съели свои порции рыбы, Финн осторожно пошла в глубь пещеры.

— Киска! — позвала она. — Давай, малышка, попей водички и съешь рыбки. Тебе, наверное, очень хочется есть и пить.

Ответом ей было жалобное мяуканье, и она увидела эльфийскую кошку, забившуюся на высокий уступ и сверкавшую оттуда своими раскосыми бирюзовыми глазами. Мни, заканчивающиеся кисточками, были прижаты к голове, а острые клыки угрожающе поблескивали.

— М-м-м, рыба, — прошептала Финн.

Хвост эльфийской кошки захлестал по бокам. Двигаясь очень медленно, она отщипнула кусочек и протянула его котенку, чтобы он понюхал. Черный клубок меха немедленно зашипел, оцарапав Финн руку. Не удержавшись от вскрика, она отдернула руку и засунула палец с показавшимися на нем капельками крови в рот. За спиной у нее отпускали язвительные шутки Диллон с Эртером, но она не обращала на них внимания.

18
{"b":"9017","o":1}