ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так зародился союз между Мак-Фоганами и Мак-Синнами, и два заговорщика начали готовить побег из болот Эррана. Все, что им было необходимо, это подходящий случай...

НОЧЬ БЕЛЬТАЙНА

Через неделю после Дня Дураков Лахлан вернулся из леса, сияя, и, раскрыв кулак, показал Мегэн лунный камень.

— Я нашел его в ручье, — сказал он, и в его голосе послышалась тщательно скрываемая радость. Бросив взгляд на Изолт, он добавил: — Видишь, она не единственная, кому попадаются лунные камни!

— Ты ходил его искать? — строго спросила Мегэн, и он сморщил нос.

— Да, — признался он, — но клянусь, что сегодня даже и не думал о нем.

— Хорошо, — сказала старая ведьма, убирая молочно-белый камень.

На следующий же день она получила весточку от Йорга. Слепой провидец с отрядом ребятишек благополучно добрался до его убежища в горной долине. По просьбе Мегэн, Йорг послал своего хранителя Иесайю в разведку и рассказал ей о том, что видел ворон. К радости Изолт и Лахлана, долина, похоже, оказалась достаточно большой и уединенной, чтобы в ней могли скрыться около тысячи человек.

Возбужденно строя планы устройства лагеря повстанцев, они сначала не заметили внезапной молчаливости старой колдуньи, потом Лахлан резко спросил:

— Мегэн, в чем дело? Ты получила плохие новости?

— Да, Лахлан, в каком-то смысле. — Лицо Мегэн было белее мела, глаза поблескивали, точно осколки черного стекла.

— Чего мы должны бояться? — быстро спросила Изолт. — Нам нужно защищаться?

— Возможно... — Мегэн погладила коричневую бархатную шкурку донбега, свернувшегося калачиком между ее подбородком и плечом. — Тише, Гита, не шуми. Не надо бояться. — Ее голос внезапно сел, она прочистила горло, а потом мрачно сказала: — Прошу прощения, что испугала вас. У Йорга было видение, как будто по моему следу бежит черный волк.

— Волк? — недоумевающим эхом отозвалась Изолт. — Я убила не одного волка, старая матушка. Не надо бояться.

— Сомневаюсь, что ты убила хотя бы одного такого, как этот, — голос Мегэн был безрадостным. — Кроме того, я не позволю тебе сделать этого. В обычных обстоятельствах я была бы рада видеть этого волка, но... принимайтесь-ка за свои занятия. Вовсе незачем рвать на себе волосы и заламывать руки из-за какого-то сна. Время покажет, было ли это видение правдивым.

Она зашагала по поляне, одной рукой все так же поглаживая Гита, поглубже забравшегося ей под подбородок.

— Изолт, где та сломанная стрела, которую я вытащила из своей сумки?

Когда Изолт отыскала ее стрелу с белым оперением, колдунья снова уселась у костра, ее узкое лицо было задумчивым.

— Этой стреле около тысячи лет, — сказала она помедлив. — Ее сделал Оуэн Длинный Лук, мой предок и предок Лахлана. Я наблюдала за вами, дети, когда вы играли и боролись, и мне совершенно теперь ясно, что у Лахлана задатки превосходного лучника. Меньше чем через месяц он будет попадать в цель чаще, чем промахиваться.

Изолт с гордостью взглянула на своего ученика. Он и на самом деле обладал Талантом и Силой, чтобы далеко превзойти ее в умении обращаться с луком и стрелами.

— У Йорга было видение, как Лахлан стреляет из магического огненного лука. Он говорит, что Лахлан добился огромного успеха при помощи этого лука. Я тут же подумала о Луке Оуэна, который хранился в Башне Двух Лун вместе с множеством других важных магических предметов. Когда солдаты штурмовали Башню, я заперла зал реликвий, скрыв дверь и запечатав ее хитрым защитным заклятием. Лук Оуэна тоже был там. Я хочу найти его и отдать тебе, Лахлан. Этот лук Оуэн Мак-Кьюинн сделал собственными руками и не расставался с ним всю жизнь. Его магия должна была пропитать весь лук.

— Но ты же даже не знаешь, удалось ли луку избежать Сожжения, — возразил Лахлан.

— Что плохого в том, чтобы это выяснить? — рассердилась Мегэн.

— Но как? — Лахлан нетерпеливо забарабанил пальцами по книге.

— Если ты дашь мне закончить, я расскажу тебе об этом, — ответила Мегэн так же нетерпеливо. — Йорг собрал вокруг себя толпу ребятишек-нищих. Одна из них, похоже, обладает Талантом Поиска. Йорг говорит, что она на удивление сильна, и ей нужно всего лишь сконцентрироваться на том, что она хочет найти, и она тут же знает, в каком направлении это находится.

— Но разве ей для этого не нужно знать, что она ищет? Она никогда не видела Лук и не чувствовала его эманации, как она...

— Лахлан, почему ты вечно со мной споришь? Для этого она может воспользоваться стрелой, разумеется. Если она коснется его разумом, то сможет сказать, существует ли Лук до сих пор, я в этом уверена. Мы должны отправиться в Лукерсирей, чтобы спасти Лодестар; девочке сначала будет очень трудно обыскать развалины в поисках Лука, для того, чтобы он был у тебя к тому моменту, когда будет тебе нужен! Если видение Йорга правдиво, с ним в руке ты станешь непобедимым.

Эта идея явно понравилась Лахлану. Его топазовые глаза засверкали, смуглое лицо зажглось огнем возбуждения. Не в состоянии сидеть спокойно, он начал ходить по поляне, беспрестанно шевеля блестящими черными крыльями. Изолт глядела на него во все глаза, охваченная нежностью. Именно тогда, когда он бывал таким возбужденным, когда его неудержимая энергия перехлестывала через край, срывая все оковы, Изолт было труднее всего вспомнить, что ей нельзя думать о нем.

Мегэн пришлось шикнуть на него, со смехом добавив:

— Не распаляйся слишком, мой мальчик, может быть, он сгорел, или уничтожен, или ей не удастся найти его. Это всего лишь идея, причем такая, над которой стоит хорошенько поразмыслить. — Она повернулась к Изолт, все еще прикованной взглядом к Лахлану, и прокашлялась, чтобы напомнить ей о себе. Изолт покраснела как маков цвет и снова склонилась над Книгой Теней. Когда она заговорила, в ее голосе слышалась смешинка: — Я наблюдала и за тобой тоже, Изолт. Мне приходилось видеть только одного человека, который делал бы такие сумасшедшие прыжки, как ты. Все твои сородичи так умеют?

— Многие из Шрамолицых Воинов преуспели в подобных оборонительных маневрах, но я одна из лучших, — с напускной скромностью отозвалась Изолт.

— Ты делаешь их очень быстро и с такой силой, а не могла бы ты повторить помедленнее?

Изолт удивленно взглянула на нее.

— Думаю, да, — ответила она и, неторопливо и грациозно разбежавшись, взмыла в воздух.

— Великолепно! — зааплодировала Мегэн, а Лахлан что-то пробурчал и нахмурился, как делал всегда, когда Изолт демонстрировала легкость и грацию в движениях, так контрастировавшую с его собственной неуклюжестью.

— А ты могла бы спрыгнуть с того сука и не разбиться? — спросила Мегэн, указывая на огромную кривую ветку приблизительно в десяти футах от земли.

Изолт улыбнулась.

— С легкостью, — сказала она и, с непринужденным проворством забравшись на дерево, спрыгнула вниз.

— А вон с того?

Изолт наморщила лоб и пожала плечами.

— Я попробую, если ты так хочешь.

Лахлан нахмурился.

— Она же расшибется, глупая старуха, — непочтительно заявил он.

— Не думаю, — ответила Мегэн, и Изолт довольно уверенно справилась с прыжком с двадцатифутовой высоты. Мегэн показала на следующий, и, с усмешкой пожав плечами, Изолт снова взобралась на дерево. Отсюда был виден почти весь лес, и, взглянув вниз, она почувствовала, как сердце тяжело заколотилось о ребра.

— С тобой все в порядке? — забеспокоился Лахлан. — Не делай этого, если боишься, Изолт, падение убьет тебя.

Изолт прыгнула. Земля была далеко внизу, но она падала очень быстро. Рыжие кудри отбросило с лица, и на глазах у нее выступили слезы. Деревья слились в одно смутное коричнево-зеленое пятно, потом земля стремительно понеслась на нее. Изолт охватил ужас, но она подготовила тело к приземлению, расслабив мышцы и сосредоточившись на чувстве равновесия. Мир снова стал похожим на себя и полет замедлился. Изолт упала на землю, но, несмотря на то что на ногах удержаться она не смогла, даже не ушиблась.

25
{"b":"9017","o":1}