ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Моя жена, — гордо сказал Лахлан. — Изолт Ник-Фэйген, познакомься с Йоргом Провидцем, который очень помог мне, когда я снова оказался в человеческом теле.

— Ну и ну! Твоя жена! И к тому же ждет ребенка, как я вижу. Поздравляю вас обоих, хотя было очень неожиданно это услышать. Ник-Фэйген? Не припомню такого имени, а я знаю все кланы, даже самые мелкие. Хотя постойте, что-то такое было...

— Изолт — потомок Фудхэгана Рыжего, — ответил Лахлан.

— Фудхэгана! Но ведь тот род пресекся тысячу лет назад? — Йорг запнулся, потом воскликнул: — Ну разумеется, ты напоминаешь мне Изабо, вот кого! Вы близнецы? У Фудхэгана ведь тоже была сестра-близнец, насколько я помню.

— Они похожи как две капли воды, — сказал Лахлан. — Я забыл, что ты знаешь сестру Изолт.

— Да, знаю; я был на ее Испытании. Можно прикоснуться к тебе, Изолт? Без этого я не смогу ясно тебя представить.

Изолт неохотно позволила старику сжать ее голову своими узловатыми пальцами. Хан'кобаны не любили, когда к ним прикасались незнакомцы. Его белые глаза внушали ей отвращение, но она сдержала свою неприязнь и стояла неподвижно, пока он не отпустил ее. Ощущение головокружения, которое вызвало его прикосновение, прошло, и она увидела, что он улыбается.

— Мегэн, должно быть, обрадовалась, узнав, что на свете живут две Изабо, — сказал он.

— Я Изолт, и судя по всему, совершенно не похожа на свою сестру.

— Ну-ну, я не хотел тебя обидеть, девочка. Я имел в виду лишь то, что нечасто встретишь двух молодых ведьм такой силы и способностей. Я и сам вижу, что ты совсем другая, чем Изабо.

— Но ты же слеп, как ты можешь что-то видеть?

— Я вижу не телесными глазами, милая, — сказал Йорг. Он подвел их к лежащему бревну, сел на него и, спросил:

— Но как получилось, что обнаружился еще один клан? Мне казалось, там была какая-то ужасная трагедия с Рыжей Колдуньей. Сорха убила его и всех, кто попытался остановить ее, так?

Изолт опустилась на землю, поджала ноги и положила руки ладонями вверх на колени. Лахлан закатил глаза. Она не обратила на него никакого внимания, рассказав Йоргу предание о Сорхе Убийце и о том, как начался род Зажигающих Пламя. Он слушал ее с огромным интересом, кивая лохматой седой головой, а потом сказал:

— Ник-Фэйген. Да, все верно. Дочь Фудхэгана.

Поляна огласилась звонким смехом — среди деревьев носились ребятишки. Рука Изолт скользнула к животу, уже начавшему понемногу округляться. Слепой провидец улыбнулся и сказал:

— Ты знаешь о том, что носишь близнецов?

Мечтательная улыбка Изолт мгновенно уступила место полному ужаса взгляду.

— Близнецов! Я надеялась...

— Да, близнецов, потомков родов Мак-Кьюиннов и Ник-Фейген. Воистину радостная весть! Но почему ты так подавлена, дитя мое? Близнецы запрещены? Но кем? Ах, вот оно как... Не волнуйся, милая, в Эйлианане близнецы не запретны, в особенности те, что рождены колдуньями! — Потом он вздохнул и добавил: — Вообще-то, сейчас запрещены, но дай нам время, милая, дай нам время! Шабаш возродится, и твои близнецы будут большой радостью!

— Но я не сложила с себя гис Белым Богам, — пробормотала Изолт, крепко обхватив согнутые колени руками. Ни Йорг, ни Лахлан не поняли, что она сказала.

Вечером в честь возвращения горбуна устроили пир с музыкой, пением и бесконечными историями о вылазках повстанцев. Дункан сплясал на удивление красивую джигу со скрещенными палашами. Один из ребятишек-нищих играл на скрипке, у всех ноги сами пустились в пляс, и здоровенные солдаты, взявшись под руки, плясали у костра. Лахлан пел им зажигательные военные песни, солдаты начали аплодировать ему, стуча палашами о щиты, — потом перешел на нежные любовные песни, пока ни у кого в толпе не осталось сухих глаз. Даже у Изолт глаза были на мокром месте, а сердце защемило от любви к мужу. Именно в такие моменты Лахлан больше всего трогал ее, а его звонкий голос был таким пронзительно чистым и гибким, что, казалось, выражал все то, о чем он не мог сказать.

Когда Лахлан умолк, Дункан Железный Кулак вышел в центр толпы и поднял вверх огромную ладонь.

— Ребята, сегодня воистину особый день, потому что наш друг Бачи Горбун снова среди нас. Многие из вас последние восемь лет боролись плечом к плечу с ним и хорошо знают его смелость и отвагу.

Повстанцы разразились восторженными криками, и Лахлан с улыбкой опустил голову. Плащ из волос никс плотно закутывал его. Дункан, улыбаясь, оглядел всех, упершись пудовыми кулаками в бока. Подождав, пока гул стихнет, он продолжил:

— Теперь я знаю, что вы все верны Шабашу и хотите вернуть добрые старые дни. С тех пор, как Мак-Кьюинн женился на коварной Незнакомке, дела в Эйлианане пошли хуже некуда. Красные Стражи чувствуют себя хозяевами в стране, грабя дома и фермы, обесчещивая наших женщин, убивая наших ребят, сжигая всех, кто осмеливается восставать против них. Люди голодают, реки снова кишат проклятыми Фэйргами, а гнусная Банри правит судами и армией.

Толпа разразилась криками. Дункан снова замолчал, чтобы произвести максимальный эффект, и глотнул виски из большой фляги, которую держал в кулаке.

— По стране ходят слухи о пророчестве — говорят, что придет крылатый человек, с потерянным Лодестаром в руке, чтобы спасти нашу землю. Он вернется с драконами за плечами и будет обладать всеми силами колдовства. Он станет Ри и спасет всех нас от гибели и бедствий!

Лахлан вышел вперед, расстегнув застежку магического плаща.

— Я представляю вам Лахлана Оуэна Мак-Кьюинна, четвертого сына Партеты Отважного! — прокричал Дункан, потом преклонил колени, держа перед собой огромный палаш, точно крест.

Толпа затаила дыхание. Плащ из волос никс упал на землю, и Лахлан расправил огромные, черные как ночь крылья. На нем был плед и килт Мак-Кьюиннов, на груди красовалась брошь с оленем, из-за голенища торчала рукоятка сан-до . Он выглядел с головы до ног как настоящий прионнса.

Даже Изолт, не раз видевшая превращение из горбуна в крылатого прионнсу, не смогла сдержать вздох восхищения. Толпа изумленно ахнула, потом ночь огласилась возбужденными криками.

— Он крылатый!

— Пророчество исполнилось!

— Это Мак-Кьюинн, один из Пропавших Прионнса!

— Мы спасены!

— Теперь мы не можем проиграть!

— Ура Лахлану Крылатому!

Приветственные крики звучали снова и снова, и тысяча человек преклонила перед ним колени, протянув к нему мечи. Лахлан склонил голову и начал рассказывать свою историю. Он поведал им, как его околдовали, рассказал о годах, проведенных в теле дрозда, и о том, как превратился обратно в крылатого и когтистого человека; как поклялся отомстить Банри за ее злые чары и, присоединившись к повстанцам, боролся вместе с ними во всех частях Эйлианана; как его поймали Стражи Банри и он бежал, обнаженный, словно новорожденный младенец, и ничто, кроме плаща иллюзий, не защищало его. Лахлан поведал и о том, что его родственница Мегэн Повелительница Зверей все еще жива, но сдалась Оулу, чтобы он мог остаться на свободе. Эта новость была встречена единодушным стоном.

Юноша протянул руку Изолт и рассказал солдатам, что она потомок Фудхэгана Рыжего, ведьма и воительница, которая носит близнецов, наследников трона. Изолт вступила в круг света, и солдаты кричали ей «ура» до тех пор, пока ее щеки не зарделись от смущения.

— Настало время ударить в самое сердце власти Майи Незнакомки! — воскликнул Лахлан. — Мы пойдем на Лукерсирей, захватим его и найдем Лодестар! С Наследием Эйдана нас никто не сможет остановить! Мы поднимем восстание!

Звон палашей по щитам, топот ног, хлопки и согласные крики, огласившие амфитеатр, были столь громкими, что Изолт пришлось заткнуть уши.

— Да здравствует Лахлан Мак-Кьюинн! Да здравствует Крылатый Прионнса! — кричали повстанцы. — Благослови Эйя Лахлана Мак-Кьюинна!

Финн проснулась рано утром и вскочила со своей постели из папоротников, сбросив спящую эльфийскую кошку на пол.

67
{"b":"9017","o":1}