ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вставай, Джо! — закричала она, но вторая девочка только пробормотала в ответ что-то невразумительное. Финн выбежала из пещеры навстречу ясному утру, чувствуя, как росистая трава щекотно холодит теплые со сна босые пятки. Солнце обливало золотом листья деревьев, сияло голубизной озеро, а на вершинах гор поблескивал снег. Широкая шапка ледника так ослепительно сверкала на солнце, что Финн пришлось прикрыть глаза ладошкой, чтобы взглянуть на Клык, симметричный, как правильный конус. Его вершина чаще всего была скрыта облаками, и почему-то, видя его остроконечную снежную шапку, Финн чувствовала, что это задевает в ней какую-то тайную струну.

Лагерь повстанцев уже начал просыпаться. Над кострами, где готовился завтрак, поднимались тонкие струйки дыма, а солдаты кормили лошадей, привязанных к колышкам у скал. Финн на цыпочках пробежала через луг к лагерю, надеясь получше разглядеть вчерашних новоприбывших в дневном свете.

Удивительные романтические события вчерашнего вечера потрясли девочку до глубины души. Ей и остальным членам Лиги Исцеляющих Рук достались передние места главным образом благодаря тому, что Джей был так искусен в игре на скрипке. Магический плащ Лахлана Мак-Кьюинна упал прямо перед ними, на их лица легла тень от его крыльев, и теперь все они были готовы идти за Лахланом Мак-Кьюинном в огонь и в воду.

Финн без труда выпросила завтрак для себя и кошки у помощницы кухарки, которая взъерошила ее спутанные рыжеватые волосы и назвала ее «маленькой плутовкой». С Гоблин, сидящей у нее на плече, она пробралась между палатками и спальными мешками к тому месту, где Лахлан с товарищами провел ночь. Она с легкостью проскользнула мимо часового, поставленного у костра, и затаилась там, откуда могла, никем не замеченная, наблюдать за палаткой. Когда она съела свой хлеб с беконом, банприоннса вышла, потягиваясь, из палатки на солнышко. Она была одета по-мальчишески в штаны и свободную рубаху, а рыжие кудри собрала в хвост на затылке. Точно почувствовав восхищенный взгляд Финн, она обернулась, и голубые глаза, встревоженно прищурившись, вгляделись в полумрак, где скрывалась девочка. Как только она различила фигурку тайной наблюдательницы, ее нахмуренное лицо мгновенно разгладилось.

— Выходи, малышка, я не обижу тебя, — сказала она. — Как тебя зовут?

Радостно выскочив на солнечный свет, Финн назвала Изолт свое имя и рассказала все о Лиге и Томасе, их талисмане, который мог исцелять наложением рук. Потом она поведала ей о том, как они провели последние четыре месяца в котловине и что они создали свой собственный батальон, несмотря на насмешки солдат.

С тех пор, как сюда пришли повстанцы, Лига Исцеляющих Рук увеличилась почти втрое, поскольку среди примкнувших было множество детей. Диллон велел Джоанне сшить для них знамя, которое Коннор носил на палке. Представлявшее собой золотистую руку странной формы на голубом фоне, оно было предметом гордости ребятишек.

Каждый день Лига проводила учения под бдительным взором своего генерала, Диллона Дерзкого. Поначалу у них было очень мало оружия, но они выпрашивали, одалживали и крали его у солдат до тех пор, пока все тридцать два члена Лиги не оказались вооружены острыми кинжалами. Старшие мальчики уговорили солдат начать учить их пользоваться короткими мечами и арбалетами, и Финн была очень обижена, что ее обучать они отказались.

— Они говорят, что девчонку нельзя научить стрелять! — пожаловалась она.

— Да они просто болваны! — возмутилась Изолт. — Я сама буду тебя учить, и мы покажем этим солдатам, что девушка может стрелять ничуть не хуже них!

Это очень обрадовало Финн, и она попросила начать первый урок немедленно. Изолт покачала головой и сказала, что должна присутствовать на военном совете.

— Тебя пускают на военный совет? — изумилась Финн, на собственной шкуре познав, какого ничтожного мнения солдаты придерживаются о женщине на войне.

— Ну разумеется! Попробовали бы они меня не пустить.

Финн счастливо вздохнула и спросила, нельзя ли ей тоже пойти. Изолт покачала головой.

— Нет, Финн, не стоит слишком испытывать терпение генералов. Но я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня. — Она порылась в маленьком мешочке, висевшем у нее на поясе, и вытащила оттуда сломанную стрелу, потемневшую и хрупкую от старости.

— Йорг сказал, что, по его мнению, у тебя талант находить вещи.

Финн пожала плечами.

— Люди всегда просят меня найти им что-нибудь.

— Судя по твоим словам, тебя это не слишком радует.

Финн покраснела и уставилась в землю; а ее руки затеребили подол обтрепанного платьица.

— Они вечно хотели, чтобы я находила им всякие плохие вещи, — пробурчала она.

— Ну, а я хочу, чтобы ты нашла кое-что для Лахлана, что-то очень важное, что поможет нам одержать победу, — серьезно сказала Изолт.

Финн подняла голову, ее зеленовато-ореховые глаза сияли.

— Я с радостью найду что угодно для тебя и для Крылатого! — воскликнула она. — Что?

Изолт объяснила ей про Лук Оуэна и про то, как его спрятали в Башне Ведьм в Лукерсирее. У Финн вытянулось лицо.

— Я скорее съем жареную жабу, чем вернусь обратно в Лукерсирей. Я была ученицей у искательницы ведьм — сама Главная Искательница Глинельда учила меня. Я сбежала, но если меня поймают, то изобьют до полусмерти.

— Глинельда мертва, — успокоила ее Изолт. — Теперь вместо нее новый Главный Искатель, из Шантана — он живет в Дан-Селесте, а не в Лукерсирее. Тебе ничто не грозит.

Финн покачала головой.

— Они все знают меня, все искатели в Лукерсирее. Они знают, что я помогла Йоргу и Томасу бежать...

Голубые глаза Изолт стали задумчивыми.

— Хм, это может стать проблемой, — ответила она. — Хотя мы не собираемся сами идти в город, поскольку не можем рисковать, чтобы Лахлан попал в лапы Оула. Мы хотим пробраться через крепостной вал со стороны гор.

— Как?

Изолт удрученно улыбнулась.

— Это одна из наших проблем. Я хотела попробовать перепрыгнуть его...

— Но в нем же двести футов!

— Да, я знаю. Наверное, сейчас я не смогу, потому что дети во мне уже начали тяжелеть, и я плохо себя чувствую... Надеюсь, на военном совете мы сможем что-нибудь придумать.

— Мы с Гоблин могли бы забраться туда вместо тебя, — предложила Финн.

Изолт удивленно взглянула на нее.

— На него нельзя забраться, — возразила она. — Он гладкий, как лед, и закругляется наружу. Еще никому никогда не удавалось взобраться на него.

— Гоблин — эльфийская кошка, — сказала Финн. — Она лазает по этим скалам, а утес не может быть выше и глаже их.

Изолт взглянула на скалу, окружавшую амфитеатр, точно застывшая волна. Кое-где ее высота достигала трехсот футов.

— Твоя кошка лазает здесь?

— Да, с такой же легкостью, будто идет по дорожке. Ты бы ее только видела! У нее такие острые когти!

— Но у тебя ведь нет когтей.

— Нет, но понимаешь, искатель, который занимался моим обучением, на самом деле был вором, и одним из лучших. Он мог бы украсть драгоценный камень из собственной короны Ри, если бы захотел. Я залезала для него во многие дома и замки и обнаружила, что на большинстве стен есть трещины, или плющ, или еще что-нибудь, за что можно зацепиться.

— Говорят, что на этом валу ничего такого нет. Ни единой трещинки.

— Во всех стенах есть трещины. Но если хочешь, я могу обвязать Гоблин веревкой...

— Да, но кошка же не сможет надежно привязать веревку?

— Нет, зато сможет обойти вокруг зубца и спуститься вниз, а мы натянем веревку.

— Но тебе придется сначала выдрессировать ее, а у нас нет на это времени...

— О, я просто скажу ей, что делать, это просто!

— Ты можешь говорить со своей кошкой?

Финн кивнула. Изолт взглянула на нее с интересом. Видимо, эта девочка обладала действительно большой силой, если нашла себе хранителя в столь юном возрасте.

— А как ты можешь быть уверена, что выступ надежен? Мы не хотим, чтобы веревка отвязалась, когда ты будешь лезть по ней.

68
{"b":"9017","o":1}