ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он умер бы несколько недель назад, если бы не снадобья, которые я для него приготовила.

Я знала, что у тебя хватит умения помочь ему. Это было одной из причин, по которым я послала тебя в Риссмадилл, когда не смогла отправиться туда сама. Ты уверена, что не сможешь помочь ему продержаться еще несколько дней?

Я заставляю его сердце биться уже очень долго после того, как оно должно было остановиться, но у него нет воли к жизни. Ты слышала о нападении Ярких Солдат?

Да, слышала. Мне снилось, что так будет.

И мне тоже...

Правда? Интересно. Может быть, у тебя есть дар предвидения... Изабо почувствовала прилив гордости. Мегэн продолжила: Хотя это не слишком вероятно. У меня нет такого Умения, и все же я видела эти сны. Должно быть, кто-то посылает мысленные предупреждения.

Ты тоже посылала мне? Ну разумеется, глупышка.

Я рада, что ты услышала их.

Врожденная честность заставила Изабо признаться: Латифа не хотела мне верить. Я не знаю, что делала бы, если бы нам не пришлось бежать от Ярких Солдат.

Ты должна продержать Ри в живых до Самайна, Изабо. Мы не сможем спасти Наследие раньше.

Ты говоришь о Лодестаре?

Тихо, глупая девчонка, даже если ты защитила свой круг, нас все равно могут подслушивать те, кому не составляет никакого труда проникнуть через такие непрочные преграды, как твои. Похоже, у Банри есть что-то вроде Магического Пруда, поэтому она может подслушивать...

Защитила?..

Последовало долгое молчание, потом Мегэн спросила настойчиво: Неужели ты нашла меня случайно, Изабо? Латифа не учила тебя, как осуществлять магическую связь? Ты окропила круг водой и золой?..

Нет...

Общение прервалось. Изабо упала перед очагом на колени, отчаянно взывая: Мегэн. Мегэн...

Она уловила еле слышный ответ. Я пришлю к тебе кого-нибудь. А теперь тихо, девочка, это слишком опасно!

На следующее утро Изабо встала совсем не отдохнувшей. Она проворочалась с боку на бок полночи, мучимая тревожными снами. Дождь прекратился, и из-за темных облаков робко выглянуло солнце. Она выкупала, покормила и переодела Бронвин без обычного удовольствия и понесла малышку к матери.

Майя не испытывала никакого желания видеть дочь и махнула Изабо, чтобы та отнесла девочку обратно. Девушка склонила голову и развернулась, собираясь унести Бронвин, но Банри остановила ее.

— Как ты сама, Рыжая? Ты что-то бледная.

— Спасибо, хорошо, Ваше Высочество, — ответила Изабо, все еще чувствуя неловкость в присутствии женщины, которая была ее тайной подругой, а на поверку оказалась тайным врагом.

— Похоже, ты находишься здесь круглые сутки. Почему бы тебе немножко не отдохнуть? Оставь ребенка с кормилицей. — Голос Банри был таким ласковым, что Изабо вспыхнула и благодарно улыбнулась ей, но, переодевая башмаки и накидывая плед, ей пришлось напомнить самой, кем была Майя.

В запущенном саду опавшие листья забились в фонтан и кучами валялись вокруг деревьев. Живая изгородь буйно разрослась, а клумбы пышно заросли розами, аквилегиями и крапивой.

Она собиралась поискать лабиринт, скрытый в сердце сада. Латифа рассказала ей, как Мегэн спрятала Лодестар в Пруду Двух Лун, заперев лабиринт Ключом. Несмотря на то что Изабо понятия не имела о планах Мегэн, она понимала, что они связаны с Лодестаром и лабиринтом.

Через три четверти часа, усталая и раздосадованная, она села под раскидистым дубом и сквозь серые ветви устремила взгляд на небо. Ей показалось, что она пошла неправильным путем. Мегэн не раз говорила ей: «Проблема похожа на запутанный клубок, но то, что кажется сложным, всегда можно упростить. Найди конец нитки и распутай весь клубок».

Поэтому Изабо присела и попыталась разобраться. Почти сразу же она улыбнулась и с новым пылом вскочила на ноги. Подоткнув юбки, она в который раз обругала про себя непрактичность женской одежды. Вскоре она уже сидела высоко на дереве, обозревая сверху весь сад. На дальнем конце виднелись почерневшие бревна и камни разрушенной Башни Ведьм, лишь одним оставшимся шпилем устремляющейся в голубую дымку неба. С другой стороны находились золотые купола дворца. Вокруг были лишь заросли облетевших деревьев, возвышающихся над вечнозелеными кустарниками и живой изгородью.

Изабо торжествующе улыбнулась, ибо в самой дальней части сада сквозь сучья виднелся маленький золотой купол, намного меньше, чем купола дворца, но столь же ярко горевший на солнце. Она спрыгнула на землю, обнаружив, что после нескольких месяцев, проведенных, в Риссмадилле, ее тело утратило гибкость, и направилась туда, где золотился купол.

Она подошла к высокой живой изгороди, увешанной гроздьями черных ягод, спрятанных глубоко в красных листьях. Кусты были слишком плотными и высокими, чтобы пробраться через них, поэтому она попыталась обойти их. Изгородь тянулась в обе стороны, насколько хватало взгляда. Вытянув шею, она увидела, что золотой купол находится прямо за кустами, поэтому пошла вдоль них, шурша листьями и наслаждаясь морозным воздухом.

Вскоре она добралась до цветника с украшенными резьбой скамейками по обеим сторонам. Лаванда пучками росла вокруг розовых кустов, перепутанных друг с другом и ощетинившихся густыми шипами. Цветник был окружен живой изгородью, а в одном его конце был арочный проход, ведущий обратно в сад. С другой стороны она заметила место, где изгородь когда-то была обстрижена, образуя еще одну арку, но прохода через нее не было.

Изабо забралась на скамейку и попыталась заглянуть за изгородь. На этот раз золотой купол оказался в совершенно другом месте — она шла не к нему, а от него. Озадаченная, она дошла до конца изгороди, повернула на восток, прошла вдоль высокой каменной стены и вышла на аллею, обсаженную высокими кипарисами. Лабиринт увел ее от купола, но когда она пошла по другой дорожке, купол снова скрылся за деревьями. Когда она в следующий раз увидела знакомый золотой проблеск, он снова оказался у нее за спиной. Изабо заулыбалась. Она повернулась спиной к куполу и пошла в противоположном от него направлении, очутившись, разумеется, к западу от купола, рядом с заросшим цветником.

Чумазая и потная, Изабо решила выйти из лабиринта и сходить к разрушенной Башне. Она так много слышала о Башне Двух Лун от Мегэн, что это стало для нее почти паломничеством. Через десять минут быстрой ходьбы она очутилась на широкой лужайке перед развалинами. Девушка стояла, глядя на обугленные балки, закопченные стены, разбитую колоннаду. Даже того, что осталось, хватило, чтобы понять, как красиво было это здание когда-то, и Изабо обнаружила, что глотает слезы.

Она вытерла мокрые щеки руками и быстро огляделась вокруг. Массивный вал, возвышавшийся с противоположной стороны, тщательно охранялся, и ей пришлось дожидаться, пока караул не удалится из виду, прежде чем продолжать свою экскурсию.

Девушке не хотелось больше смотреть на обугленное и разрушенное здание, поэтому она направилась прямо к единственной уцелевшей Башне. Она медленно переходила из одного зала в другой, восхищаясь резьбой и мозаикой, украшавшими их. Они напомнили ей о Башне Грез, хотя до разрушения она должна была быть намного больше и величественней, чем крошечная башня Ведьм в лесах Эслинна.

Изабо поднялась по парадной лестнице, оказавшись на верхнем этаже, и вышла на украшенный великолепной резьбой балкон с тонкими колоннами, поддерживающими остроконечные арки. Стараясь держаться в их тени, девушка посмотрела на расстилавшийся внизу сад. Как она и ожидала, лабиринт был виден отсюда как на ладони. Образованные тисовыми деревьями и кустами, прихотливые изгибы лабиринта окружали зеленую гладь пруда. Вокруг него возвышались каменные арки, а вымощенная камнями площадка заканчивалась невысокими изогнутыми ступенями. На западном берегу стояло прекрасное круглое здание, держащееся на аркбутанах и покрытое позеленевшей медной крышей.

96
{"b":"9017","o":1}