ЛитМир - Электронная Библиотека

Шум был оглушающим, а в воздухе повисло густое облако удушливого черного дыма. Снова и снова стреляли пушки «Вероники», поражая вражеский корабль чуть выше ватерлинии. Галеон не мог ответить тем же, поскольку его орудия били на более далекое расстояние и были установлены выше палубы «Вероники». Но его матросы могли прыгать на снасти каравеллы, разряжая в противника свои тяжелые пистолеты и соскакивая вниз, чтобы сойтись с ним в рукопашной. Некоторое время на палубе «Вероники» царило смятение, все окутывал черный дым, и поэтому сражаться приходилось вслепую. Но пушки каравеллы продолжали палить, и галеон начал погружаться в воду, заставив «Веронику» накрениться. Диллон с полным безумной радости воплем обнажил свой меч, и когда дым рассеялся, Финн увидела, что он сражается с четырьмя тирсолерскими моряками сразу, оскалив блестящие зубы в жуткой ухмылке. Джед боролся бок о бок с ним, бросаясь на нападавших и смыкая на их руках мощные челюсти или сбивая с ног тех, кто пытался напасть на Диллона сзади.

Диллон сражался так свирепо, что на миг Финн застыла в благоговейном страхе. Он без колебаний пускал в ход не только меч, но и кулаки, и ноги, и Финн узнала некоторые приемы Изолт в том, как он высоко кувыркался в воздухе, чтобы приземлиться за спиной у нападавших или ткнуть одного из них локтем в горло, ударив одновременно другого ногой в живот. Изолт была опытной Шрамолицей Воительницей, привыкшей к рукопашному бою, и, судя по всему, передала многие свои секреты молодому оруженосцу. Меч Диллона не останавливался ни на миг, и он часто перебрасывал его из руки в руку, захватывая противников врасплох. Все его движения были столь стремительными и грациозными, как будто он исполнял какой-то танец, а не вел смертельный бой, и он смеялся, не прекращая сражаться.

Финн некогда было долго смотреть на него, поскольку новые враги полетели по веревкам, приземлившись на полубаке, где она сидела у ног Энит. Финн одного за другим уложила двоих, однако они прибывали быстрее, чем она успевала перезарядить арбалет. Но Дайд сражался с ней бок о бок, с молниеносной и смертельной меткостью бросая свои серебряные кинжалы.

— Сменить курс! — гаркнул капитан. «Вероника» быстро повернула и отплыла от галеона, заставив множество врагов, цепляющихся за ее снасти, с воплями упасть в воду или рухнуть на палубу.

С помощью Диллона, который сражался как одержимый, команда «Вероники» постепенно сломила сопротивление тех из нападавших, кто до сих пор находился на ее борту. Мертвых и раненых тирсолерцев, не разбирая, выкинули за борт, и попытались оставить как можно большее расстояние между каравеллой и подбитым галеоном.

— Глядите, он идет ко дну! — закричал Тэм, ткнув пальцем за левый борт. — Мы попали ему в самое уязвимое место!

Финн обернулась и застыла, изумленная тем, как быстро галеон опускался под тяжестью своих парусов и огромного резного юта и полубака, тянувшего его ко дну. Внезапно пушки на его борту ударили снова.

Они пробили корпус «Вероники», заставив маленькое суденышко накрениться и задрожать, и Финн завизжала. Ее сбило с ног и придавило к палубе упавшим ей на спину клубком снастей. Она попыталась выбраться, с беспокойством слушая крики раненых. В конце концов, ей все-таки удалось выползти из-под обломков и оглядеться. Крен «Вероники» опасно увеличивался, и палуба сильно наклонилась вбок. Повсюду пытались встать на ноги матросы, потирая головы и плечи. Многие лежали без движения.

Финн заползла на полубак и почувствовала, как в черепе у нее болезненно запульсировала кровь при виде опрокинутого кресла Энит. Старая циркачка без сознания лежала на палубе, полуприкрытая его резными обломками.

Финн подняла ее голову и увидела, что из раны на ее виске течет кровь.

— Всем покинуть корабль! — раздался зычный голос капитана. — Мы идем ко дну!

Команда поспешила отвязывать лодки. На трапе показался Эшлин, шатаясь под тяжестью безвольного тела Бранг, которую он аккуратно уложил в небольшой ялик под присмотр Дональда. Энит положили в баркас, и Нелльвин занялась ее окровавленной головой, потом из-под палубы прибежал Джей со своей драгоценной виолой, которую он осторожно уложил рядом с бесчувственным телом Энит. Дональд сбивался с ног, передавая мешки с зерном и овощами, которые поспешно складывали в лодки, потом взобрался на палубу с полными руками баранины. Его морщинистое лицо было непривычно угрюмым.

— Ты умеешь плавать, дочка? — спросил он у Финн, и она покачала головой.

— Ох, вот и я тоже не умею, — ответил он. — Пожалуй, тогда лучше всего уцепиться за какой-нибудь обломок дерева. Сними башмаки и брось свой лук и стрелы. Они только потянут тебя ко дну.

— Кидай их сюда, в лодку, — посоветовала Нелльвин. — Судя по виду тех скал, башмаки тебе понадобятся.

Финн кивнула и последовала ее совету, потом поймала Гоблин и отправила ее вслед за башмаками.

— Она не любит воду, — умоляюще сказала она Нелльвин. — Она же совсем малышка и не займет много места.

Нелльвин кивнула и погладила маленькую кошку, которая тут же зашипела и ударила ее когтями. Нелльвин отдернула руку и бросила на Финн сердитый и смущенный взгляд.

Финн сказала:

— Прости. Все-таки она эльфийская кошка. Их нельзя приручить.

— Пожалуй, стоит напомнить об этом твоей матери, — ласково сказал Дональд. — Давай, Финн, прыгай. Цепляйся за корму баркаса, тогда легко удержишься на плаву.

Финн улыбнулась ему, хотя лицо так свело от страха, что улыбка далась ей с огромным трудом. Она встала на палубе корабля и взглянула на неистовые волны, вздымающиеся внизу, обдавая ее брызгами и клочьями пены. Большая часть команды уже покачивалась на волнах, цепляясь за обломки досок и пытаясь удержать головы над водой.

Раздался почти человеческий стон, и каравелла внезапно накренилась. Все закричали. Джей схватил ее за руку.

— Давай, Финн, прыгай! — крикнул он. — А не то корабль утянет тебя на дно.

Финн вцепилась в его руку и прыгнула вместе с ним. Они полетели вниз и, подняв фонтан брызг, ударились о воду так, что Финн задохнулась. Она погружалась все глубже, пока не почувствовала, как рука Джея потянула ее наверх. Финн заработала ногами, и наконец ее голова вырвалась на поверхность, и она набрала полную грудь воздуха.

Потом их накрыла еще одна волна, и она снова хлебнула воды. Джей вытащил ее, схватив за предплечье.

— Работай ногами! — приказал он.

Финн лихорадочно повиновалась. Время от времени она видела одну из лодок, колышущихся на волнах, или тонущую «Веронику», но в основном вся ее вселенная сузилась до вздымающейся серой воды, горькой, как печаль, и холодной, как смерть. Потом Джей поймал и подсунул под Финн какую-то доску, и она смогла слегка передохнуть, цепляясь за ее край. Она опустила голову и закрыла глаза, обнаружив, что захлебывается слезами вместо морской воды. Почему я не попрощалась с ней, подумала она. Моя бедная мама!

Некоторое время они просто плыли по воле волн, слишком измученные, чтобы бороться.

— Мы плывем к берегу? — прошептала Финн. Горло у нее щипало от соли.

Джей с усилием поднял голову, протерев покрасневшие глаза ладонью.

— Не вижу, — отозвался он. — Я ничего не вижу.

Финн вгляделась в сумерки, но волны были слишком высокими и буйными, и она не видела ничего, кроме их пенистых серых спин и увенчанных барашками гребней. Она всхлипнула, и Джей положил руку ей на спину.

— Не плачь, Финн, — прошептал он. — Здесь и так достаточно соленой воды. Попытайся отдохнуть. Течение вынесет нас на берег, не бойся.

Финн засопела и вытерла нос рукой. Время от времени она начинала икать от слез, но если не считать этого, они молчали, цепляясь за доску. Их стремительно накрывала темнота.

Внезапно раздался пронзительный свист и всплеск, как будто какое-то огромное морское существо вынырнуло из воды где-то поблизости. Финн полузадушенно вскрикнула.

— Здесь… здесь что… есть акулы?

— А где их нет? — хмуро отозвался Джей. — Не знаю, Финн. Заползи чуть повыше на эту доску, вот молодчина. — Его лицо казалось белым пятном в темноте. Финн повиновалась, подтянувшись так, что теперь в воде были лишь ее ступни. Джей же почти полностью находился в ледяной воде, одной рукой цепляясь за доску, а второй пытаясь грести. Снова раздался всплеск.

46
{"b":"9018","o":1}