ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ты? — лихорадочно зашептала она. — Джей, ты можешь тоже забраться?

— Нам двоим не хватит места, — ответил он, и она различила в его голосе напряжение. — Давай, Финн, шевели ногами.

Она из последних сил заколотила по воде ногами, пытаясь различить в темноте хоть что-нибудь. Снова и снова волна накрывала ее с головой, наполняя рот водой и заставляя сердце больно колотиться. Потом внезапно она почувствовала, как что-то коснулось ее босой ноги. Она с криком дернулась, свалившись с доски в воду. Джей с тревогой позвал ее.

— Что-то дотронулось до меня! — выдохнула она, снова вцепившись в доску. — Что-то чешуйчатое! Ох, Джей, а вдруг это арлекин-гидра?

Прямо в уши им ударил свистящий звук. Джей приподнялся на руках, чтобы лучше слышать. Внезапно волну разорвало длинное тело, странно сияющее в темноте.

Финн отшатнулась, бешено замолотив руками, когда вода сомкнулась над ее головой. Потом сильные руки схватили ее и вытащили на поверхность, и она снова смогла дышать. Кашляя и давясь, Финн отбивалась, и руки сжались сильнее. Финн почувствовала на коже шелковистые чешуи и с ужасом увидела странное плоское лицо с изогнутыми клыками по обеим сторонам рта.

— Фэйрг! — хрипло ахнула она.

Она перестала сопротивляться, хотя была так напугана, что, казалось, сердце вот-вот вырвется из груди. Она была совершенно уверена, что Фэйрг затянет ее под воду и утопит, и ничего не могла с этим поделать. Вода была родной стихией Фэйргов, а Финн была здесь чужой. С которым даже облегчением она поняла, что борьба закончена и можно расслабиться и позволить морю поглотить себя. Она покорно лежала в руках Фэйрга и ждала, когда ее утопят.

Но он держал ее высоко над водой, чтобы она могла дышать, похоже, не собираясь отпускать, Финн чувствовала мощные движения его хвоста. Всходили две луны, заливая море серебристым светом. Впереди возвышалась черная масса скал, у подножия которых пенилось море. Ее тело снова напряглось от страха, но Фэйрг лишь поплыл быстрее, и мощная волна подхватила их и понесла к берегу. Потом ее выбросило на песок. Она приземлилась с глухим стуком, на миг задохнувшись. Море пыталось утащить ее обратно, но Финн цеплялась за мокрые и скользкие камни, не обращая внимания на боль в избитых и израненных руках. Она отчаянно подтянулась выше, чувствуя, как волна отхлынула обратно в море, пытаясь утянуть ее за собой. Наконец ее ноги оказались на суше, и Финн, всхлипывая, оглянулась назад, но разглядела лишь блеснувший хвост — Фэйрг нырнул обратно в посеребренные лунным светом волны.

Берег Скелетов оказался пустынным и неприветливым местом. Над морем на несколько сотен футов возвышались утесы у основания, ощерившиеся каменными зубами. Вдоль побережья из волн выдавались причудливых форм скалы, и некоторые почти достигали высоты самих утесов. Единственным признаком жизни были морские птицы, кричавшие, игравшие и парившие повсюду.

Солнце медленно вынырнуло из моря, придав воде странный красноватый оттенок, и уцелевшие в кораблекрушении медленно собрались в кучу на берегу. В изорванной мокрой одежде, с покрасневшими глазами и окровавленными лицами, они представляли собой жалкое зрелище, но зато, как все согласились, по невероятному стечению обстоятельств были живы. Благодаря Фэйргам ни один из команды и пассажиров «Вероники» не утонул. Морские жители спасли даже Джеда, большого косматого пса Диллона.

Дайд смог разжечь для них костер даже из сырых топляков, и Дональд приготовил соленое рагу. Нелльвин Йедда, сама еле держась на ногах, обработала самые тяжелые раны, насколько это было возможно без всяких медикаментов. Поступок Фэйргов ошеломил ее, ибо она всю жизнь считала их непримиримыми врагами и всегда использовала свою магию для их уничтожения. Она слышала о том, как циркачи пели песню любви, и сочла это несусветной глупостью, но теперь была готова признать, что возможно и она, и Шабаш всегда заблуждались.

— Кто бы мог подумать, что они станут спасать тонущих, — сказала она, перевязывая раны и накладывая шины на сломанные руки и ноги. — Я никогда о таком не слышала!

Как только люди согрелись и поели, начались споры, что же делать дальше. Хотя все остались в живых, у них было мало еды, а пресной воды и того меньше. Очень многие не могли идти, не говоря уж о том, чтобы карабкаться по скалам. Яркие Солдаты непременно должны их искать, и, разумеется, быстро обнаружат плавающие в море обломки «Вероники». Без сомнения, следовало как можно скорее отправить кого-то на поиски помощи.

— Ты сможешь забраться по этим утесам, Финн? — спросил Дайд.

Она кивнула и пожала плечами.

— Все мои приспособления пошли на дно вместе с «Вероникой», так что это будет нелегко, — ответила она.

— На вершине нет ничего, кроме нескольких ферм, — сказал капитан Тобиас. — И живут там суровые и строгие люди. Не думаю, что они по собственной воле предложат нам помощь, даже если узнают, что с нами Киллиан Слушатель.

Старый пророк, сгорбившись, сидел у костра, прижав худые руки и ноги к телу. Он поворачивал голову от одного человека к другому, но на его морщинистом, покрытом синяками лице не отражалось ни намека на понимание.

— Хотелось бы мне точно знать, где мы потерпели крушение, — сказал Альфонсус Уверенный. — Когда я в последний раз отмечал наше положение на карте, «Вероника» находилась всего в двух или трех днях плавания к востоку от места встречи с Мак-Кьюинном. С попутным ветром мы проходили в день около ста пятидесяти миль. Не важно, как быстро и кто из нас пойдет, все равно преодолеть это расстояние придется пешком. Посланные доберутся до места сбора не раньше, чем через три недели. Потом Ри должен будет еще доехать до нас, и на это уйдет еще неделя или две, даже если они будут гнать изо всех сил. Даже самые сильные из нас не смогут протянуть так долго без пищи и воды, не говоря уж о старике и старухе.

Повисла долгая тишина. Все оглянулись на дряхлого пророка и на Энит, которая пришла в сознание, но все еще была очень слаба. Всю правую сторону ее лица обезображивал огромный синяк. Все знали, что она страдает артритом и без посторонней помощи не может сделать ни шагу.

Потом они взглянули на раненых, лежавших на острых камнях, и на море, волновавшееся в нескольких шагах.

— Сейчас отлив, — сурово сказал Эрвин Праведный. — Вскоре вода снова начнет прибывать. Время и прилив никого не ждут.

— Ох, до чего же приятно, когда он рядом; он, как пчела, не приносит нам ничего, кроме сладости и веселья, — прошептала Финн на ухо Эшлину, который закашлялся, пытаясь подавить невольный приступ смеха. Эрвин неодобрительно повернул к ним свое гранитное лицо, и оба снова захихикали.

— Что ж, пожалуй, в первую очередь необходимо найти менее открытое место, на котором можно разбить лагерь, — сказал Дайд, бросив на Финн сердитый взгляд. — Может быть, здесь поблизости есть какая-нибудь пещера или грот, где можно укрыться от стихии и от всех, кто станет нас искать.

— Простите, сэр, — нерешительно вмешался Тэм, — но здесь действительно есть пещеры, я знаю это. Только не думаю, что мы захотим в них укрываться.

— Ох, верно, — сказал капитан Тобиас. — Ты же родился где-то поблизости, так, молодой Тэм?

— Да, сэр.

— Ты знаешь, где мы находимся?

— Ну, сэр, если я не ошибаюсь, эти две высокие скалы вон там, ну, которые что ли наклоняются друг к другу, здешний народ зовет Влюбленными.

— Так ты сможешь найти пещеры?

— Да, сэр, но если верить молве, не стоит нам туда идти. Говорят, там водятся духи, сэр.

— Ты говоришь, как ведьмолюб, парень, — строго сказал Эрвин Праведный. — Ты что, не знаешь, что никаких призраков нет?

— Наш пастор тоже так говорил, сэр, — спокойно отозвался Тэм, — но еще он говорил, что все ведьмы и колдуны злые и уродливые, а по правде говоря, сэр, вы вряд ли скажете такое о молодой Бранг, она очень красивая девушка и сладкая, как орешек.

Его слова заставили Дайда, Джей и Финн подскочить, и Финн с негодованием воскликнула:

47
{"b":"9018","o":1}