ЛитМир - Электронная Библиотека

В толпе поднялся сердитый ропот, и Дайд сказал резко:

— Надо было рассказать нам про этого жука раньше, Тэм.

— Я был совсем парнишкой, когда они пытались исследовать эти пещеры, — оправдываясь, сказал Тэм. — Я только сейчас об этом вспомнил.

— Есть еще что-нибудь, о чем ты забыл?

— Откуда я знаю, если еще об этом не вспомнил? — парировал молодой моряк.

Они разделили груз Джека между оставшимися членами экспедиции и поспешили дальше, не испытывая никакого желания завтракать рядом с мертвым телом. Поели они позже, настороженно оглядываясь в поисках жуков.

Теперь отряд находился в лабиринте маленьких пещер, соединенных между собой короткими галереями. Они не раз уже могли отойти от ручья и отправиться по боковым проходам, но никому не хотелось терять единственную связь с внешним миром, пусть даже она и означала, что возможности полностью высохнуть у них не было. После нескольких дней ходьбы с постоянно мокрыми ногами некоторые обнаружили на коже большие волдыри, натертые башмаками, но лишь перевязали их, как сумели, и поковыляли дальше. Джед жалобно скулил, его белый с черными пятнами мех стал колючим от засохшей грязи, хвост понуро висел между лапами.

Они подошли к высокой естественной арке и остановились, осветив ее факелами и сморщив носы от странного запаха. Внезапно раздались пронзительные крики и какой-то странный сухой шелест, а потом все погрузилось во тьму. Несколько человек испуганно закричали и отскочили назад. Шелест медленно утих, и опять наступила тишина, тяжелая, сырая, зловещая тишина. Дайд снова зажег факел и медленно и осторожно заглянул в скрывавшуюся за аркой пещеру.

— Летучие мыши! — воскликнул он. — Глядите, их здесь тысячи.

Когда он вступил в пещеру, летучие мыши поднялись в воздух, взволнованно крича. Факел Дайда снова потух, но он зажег на ладони ведьмин огонь и высоко поднял руку. Остальные смогли разглядеть лишь бело-голубой колеблющийся сгусток энергии, силуэт его руки и тела и тысячи крошечных черных фигурок с зазубренными распростертыми крыльями, мечущиеся между ними.

— Заходите, только аккуратно, — прошептал Дайд. — Здесь все в дерьме. — Они повиновались, на цыпочках пробираясь сквозь лужи помета, покрывающие пол. — Ручей опять уходит вверх, — заметил Дайд. — Не бойтесь, летучие мыши не причинят вам вреда. Я зажгу факелы, как только мы выйдем отсюда.

Они осторожно взобрались по скалистым ступеням в дальнем конце пещеры. Время от времени кто-нибудь тихо, но от души ругался, вляпавшись рукой во что-то мягкое и липкое.

Впереди оказалась анфилада маленьких пещер, тоже занятых мышами. Они медленно и осторожно прошли по ним, шагая гуськом вдоль ручья, бежавшего по скользким серым камням. В конце концов, он вывел их в еще одну огромную пещеру, почти такую же большую, как и самая первая, у моря. Все радостно зашумели, увидев далеко над головами круг темно-синего света, усыпанный мерцающими звездами. Ручей сбегал вниз с выступа над их головами, разделяясь на тонкие ленты воды, поблескивающее в свете звезд.

— Я знаю, где мы находимся! — изумленно воскликнул Тэм. — Это Врата Ада. Мы прошли ужасно длинный путь, почти шестьдесят миль, по моим расчетам. Врата Ада выходят наверх у Губы Люцифера. Говорят, что в определенные ночи года демоны Сатаны сбегают из ада через эту дыру и всю ночь летают в небе, разыскивая тех, кто слаб и грешен, и пытаясь совратить их с пути истинного. Говорят, что их крылья затемняют луну, столько их собирается. Помню, когда я был еще мальчишкой, старший брат как-то разрешил мне бросить в дыру камень, чтобы попытаться разбудить демонов, и оттуда с криками вылетела целая стая летучих мышей. Мы бежали, не останавливаясь, до самого дома.

— Что ж, до рассвета все равно нельзя ничего предпринять, — сказал Дайд, отсмеявшись. — Давайте поспим, а утром посмотрим, сможет ли наша маленькая кошечка выбраться отсюда.

Они спали спокойно в первый раз с того момента, как затонула «Вероника», несмотря на то, что лежали на мокрых и твердых камнях, уверенные, что в скором времени наконец окажутся на поверхности. Потом они выпросят, одолжат или украдут несколько лошадей и поскачут во весь опор в Киркенфелл, где стоит армия Ри, и все будут спасены.

Рассвет положил жестокий конец их надеждам. Они стояли и смотрели вверх, на далекий голубой круг над головами, и были готовы плакать от отчаяния. Стало ясно, что ни один человек, если у него нет крыльев, не может выбраться через эту дыру на открытый воздух. Стены больше сотни футов в высоту, отвесные и скользкие, круто изгибались к своду, так что любому, кто попытался бы взобраться по ним, пришлось бы ползти не меньше двадцати футов, свисая вниз головой с потолка.

— Я смогла бы это сделать, если бы сохранилось мое снаряжение, — бушевала Финн. — Почему, ну почему я не догадалась бросить его в лодку вместе с остальным барахлом?

— Откуда ты могла знать? — устало сказал Дайд.

— Я видела эти утесы с корабля, — закричала Финн. — Я должна была сообразить, что мне придется куда-нибудь забираться. А теперь все они на дне моря, моя веревка, и воротки, и шпильки с молотком. Ох, как я могла быть такой дубиной?

— Что толку причитать, — сказал Джей, хотя его голос стал хриплым от разочарования. — Те, другие исследователи тоже не могли здесь выбраться, и все же Тэм сказал, что они вышли где-то неподалеку отсюда. Должен быть еще какой-то выход.

Они уныло закинули мешки на плечи и пошли обратно, застонав, когда мягкий естественный свет снова сменился темнотой и душным спертым воздухом подземелья.

Они дошли до пещеры летучих мышей и пробрались через еще одну высокую каменную арку, которую прежде не заметили, осторожно сложив у входа маленькую пирамидку из камешков, чтобы не запутаться, где были, а где нет.

Послышался тихий шорох, легкий шелест, похожий на ветер в осеннем лесу. В колеблющемся свете факелов они переглянулись с надеждой и страхом.

— Может, это опять летучие мыши, — заметил Эшлин.

Дайд кивнул.

— Да, я бы сказал, что это опять летучие мыши.

Отряд двинулся дальше, сбившись в кучу. Свод начал подниматься, и они очутились в еще одной просторной пещере, высоко подняв факелы, чтобы разогнать темноту.

Послышался какой-то шум, стремительное движение, и на них налетел вихрь черных теней, который взметнул их волосы прямо в глаза и загасил факелы. Они прижались друг другу, а Дайд безуспешно пытался снова зажечь факелы, но каждая искра, которую он вызывал, тут же беспомощно гасла. Раздраженно выругавшись, он бросил эти попытки, сложил руки лодочкой и вызвал на ладонях ведьмин огонь.

Финн завизжала. Повсюду вокруг реяли высокие темные фигуры, тонкие, как прутики, с огромными крыльями, похожими на крылья летучих мышей, и смотрели на них большими раскосыми глазами, сиявшими странным голубым светом. Матросы со сдавленным криком рухнули на колени, бормоча бессвязные обрывки молитв и поднимая сложенные крестом пальцы в извечном знаке, отгоняющем зло. Призрачные фигуры сердито зашелестели и приблизились к ним, расставив длинные согнутые пальцы так, будто собирались схватить нежданных гостей.

Испуганный Дайд не сумел удержать свой огонь. Когда все снова погрузилось во тьму, многие участники маленького отряда начали молиться вслух и просить об отпущении грехов. Послышался лязг вынимаемых из ножен мечей и кинжалов, и Дайд снова вызвал свет, воскликнув:

— Спина к спине, ребята!

Диллон единственный среди мужчин не обнажил свой меч. Он смотрел на высокие призрачные фигуры с радостью и изумлением на лице. Когда Дайд занес свой кинжал, Диллон закричал:

— Нет, нет, бросьте оружие! Это никс. Не причиняйте им зла! Это никс!

На миг Дайд застыл, ошеломленный, потом схватил за руки тех, кто стоял рядом с ним, заставив их опустить кинжалы. Диллон сделал то же самое, и через миг к ним присоединилась Финн, хотя матросы были полны суеверного страха и ужаса.

— Это демоны! — закричал один.

— Приспешники Князя Тьмы! — присоединился к нему другой. — Взгляните только на их черные крылья и злые глаза.

49
{"b":"9018","o":1}