ЛитМир - Электронная Библиотека

Четверо уцелевших солдат даже не задержались, просто перескочив через упавшие тела своих товарищей, и с мечами бросились на Изолт, целясь ей в сердце. Она крутанулась на одной ноге, мощным ударом в голову сбив с ног одного и разоружив другого искусным поворотом запястья. Его меч взвился в воздух, и она поймала его, обрушив на оставшихся двух солдат шквал ударов и ложных выпадов, настолько стремительных, что за ними нельзя было уследить взглядом. Безоружный солдат попытался схватить ее сзади, и она изо всех сил ударила его башмаком прямо в пах. Но удар пришелся на тяжелые латы, поэтому он, даже не моргнув глазом, ударил ее в лицо кулаком в латной перчатке. Она упала, а Джей, крича от ужаса, бросился вперед и вонзил свой узкий меч прямо в забрале его шлема. Яркий Солдат рухнул навзничь с мечом, воткнувшимся ему в глаз. Но два других наступали, а у защищавшихся остались лишь кинжалы Джоанны и Финн.

Финн перебросила свой Джею и, быстро упав на колени, потянула за веревку. К ее изумлению, узел мгновенно развязался. Я не могла крепко затянуть ее, подумала она. Счастье, что она не развязалась раньше!

Проворными пальцами завязав скользящий узел, чтобы образовавшуюся петлю можно было затянуть и распустить когда угодно, она стремительно обернулась, раскрутила веревку, как делали всадники из Тирейча, и бросила ее на одного из солдат. К ее удовольствию, петля упала точнехонько ему на плечи и затянулась, рывком сбив его с ног. Опрокинувшись навзничь, он ударил взлетевшими в воздух ногами своего товарища под колени, и тот тоже упал. Изолт, шатаясь, поднялась на ноги, с лицом, залитым кровью из носа и разбитой губы. Она поднесла меч к горлу одного из солдат.

— Я бы на твоем месте даже не пыталась подняться, — посоветовала она, и тирсолерец замер, глядя на нее сквозь прорези в шлеме. — Мудрое решение, — сказала Изолт, тыльной стороной ладони утирая кровь с губ. Потом взглянула на Финн. — Интересный прием, — сказала она. — Где ты ему научилась?

Финн все еще не могла поверить успеху своей уловки.

— Видела, как это делали тирейчцы, и решила тоже попробовать, — ответила она на одном дыхании. Изолт приподняла рыжую бровь, и Финн призналась: — Это веревка никс. Думаю, она волшебная.

Изолт кивнула.

— Похоже, все дары никс такие. Как бы там ни было, все равно ты быстро сообразила, Финн. Ты действительно неоценимое сокровище для похода.

Финн вспыхнула от удовольствия. Подбежавший к ним Дайд помог разоружить оставшихся в живых солдат и отвел их к остальным пленникам. Несмотря на то что на их стороне были все преимущества: и внезапность, и численность, и местность — Яркие Солдаты не смогли достойно соперничать с Синими Стражами. Они понесли огромные потери и, хотя множество сторонников Лахлана было убито или ранено, ключевые фигуры остались живы. Томас возложил руки на раненых и исцелил их, и через полчаса все были уже почти готовы продолжить поход. Погибших сложили в одну из повозок, а пленных связали и согнали в центр.

После подробного допроса один из Ярких Солдат назвал имя человека, предавшего их. Никто не удивился, что им оказался Дик Диксон, и Лахлан послал к пастору Киркленбрайта гонца с этой вестью, зная, что жители долины совершат над ним свое суровое правосудие.

Финн и все остальные сидели на краю ущелья, отдыхая после выматывающей битвы и поддразнивая Брангин и Эшлина, проспавших все на свете. Солнце уже почти зашло, и холмы озарял тусклый красноватый свет, тогда как на востоке на темнеющем небе уже начали показываться звезды.

Томас лежал, положив голову на колени Джоанны, прикрыв глаза рукой. Как обычно, исцеление стольких человек сразу обессилило его, и он был очень бледен. Внезапно он поднял руку и сказал очень тихо:

— Происходит что-то плохое.

— Что, милый?

— Происходит что-то плохое.

Финн и Джоанна обменялись встревоженными взглядами. Они уже слышали раньше, как мальчик произносил эти слова.

— Где, милый?

Томас приподнялся на локтях и указал туда, откуда они пришли:

— Вон там.

Финн вгляделась в сумерки. С упавшим сердцем она заметила тонкую струйку дыма, почти невидимую на фоне темнеющего неба. Все несколько минут смотрели туда, потом Финн медленно поднялась на ноги.

— Жареные жабы, пойду-ка я расскажу об этом Лахлану и Изолт.

Она нашла Ри и Банри на дальнем конце Раздвоенного Копыта делающими окончательные приготовления перед тем, как отдать приказ к выступлению. Услышав новость, они испуганно переглянулись.

— Киркленбрайт?

— Надеюсь, что нет, — отозвался Лахлан. У всех перед глазами стояла картина мирной маленькой долины с ее медленной речушкой и высоким шпилем церкви, парящим над облитыми темным золотом деревьями. — Но боюсь, что это напрасная надежда, леаннан. — Он внезапно ударил кулаком по ладони. — Я должен был это предвидеть, я должен был заподозрить! Проклятый Диксон с его мерзкой хитрой рожей!

— Что будем делать? — спросил Дункан Железный Кулак. Его обветренное лицо было расстроенным. — Если мы видим дым отсюда, уже слишком поздно что-то предпринимать, разве что попытаться помочь тем, кто остался в живых.

Лахлан хмуро кивнул.

— Мы должны вернуться. Это из-за нас они навлекли на себя недовольство Ярких Солдат. Мы должны взять Томаса и целителей и посмотреть, что можно сделать. — Он глубоко вздохнул, потом снова распрямил плечи. — Цель битвы — убийство, а цена победы — кровь, — процитировал он. — Не знаю, почему мне так трудно не забывать об этом.

Изолт сжала в ладонях лицо мужа и поцеловала его.

— Потому что в глубине души ты добрый и уязвимый человек, — сказала она. — Поэтому я тебя и люблю.

Усталые душой и телом, они развернулись и отправились обратно той же дорогой, которой пришли сюда. Казалось, это было целую вечность назад. Когда они достигли долины Киркленбрайт, пламя все еще бушевало по всей долине. Церковь пылала, точно факел, бросая оранжевые отблески на реку. Там, где стоял Рованглен, теперь были дымящиеся развалины.

Тэм, скакавший во главе кавалькады, закричал.

— Нет! Нет! Папа! Мама!

Позади него толпились остальные жители Киркленбрайта, которые так оживленно уходили в поход еще сегодня утром. Многие из них горестно кричали. Некоторые плакали, опираясь на вилы.

— Яркие Солдаты могут быть где-нибудь поблизости, — угрюмо сказал Лахлан. — Ох, нет, Тэм! Осторожно!

Тэм бежал по рябиновой аллее, не обращая внимания на предостерегающий крик Ри. Дайд бросился следом, обнажив меч, а остальные устремились за ними, держась плотным строем.

Отец, мать и сестра Тэма тушили пламя. Их лица были черны от сажи. Зарыдав от облегчения, Тэм бросился к матери.

— Вы живы!

— Мы укрылись в лесу, — коротко сказал Большой Тэм. — Бесси Яблочная прибежала предупредить нас. Она увидела, что церковь загорелась, и поняла, что происходит.

— Мне так жаль, так жаль, — всхлипывал Тэм.

— Ох, сынок, это не твоя вина, — сказала его мать, со вздохом ставя на землю ведра. — Это же подлые солдаты Филде зажгли огонь, а не ты.

— Яркие Солдаты не могут не жечь, — мрачно сказал Лахлан. — Видели бы вы, что они сделали с Блессемом. Он превратился в сплошное черное пепелище, когда тирсолерцы ушли оттуда. Не осталось ни единого деревца, ни одного снопа.

С этими словами Ри сделал знак своим солдатам, и хотя все прошли долгий путь и выдержали тяжелый бой, они с готовностью бросились тушить огонь.

— Мне очень жаль, что вы так дорого заплатили за оказанную мне помощь, — сказал Лахлан.

Большой Тэм пожал плечами.

— Что ж, теперь мы все на войне. — Он безрадостно смотрел на обгорелые остатки своего дома, но в голосе его не было вражды.

— Да, — печально сказал Лахлан. — К сожалению, мы должны ехать дальше. Наша помощь нужна и другим. Я оставлю отряд солдат охранять вас.

— Что ж, и на том спасибо, — отозвался Большой Тэм.

Всю ночь они боролись с огнем и помогали раненым. Яркие Солдаты были молниеносны и беспощадны в своих наказаниях, но, к счастью, многих предупредили заранее, и они укрылись в лесу. Среди поплатившихся жизнью оказался и кругленький пастор, убитый при попытке спасти свою церковь.

63
{"b":"9018","o":1}