ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, так мы достигли соглашения? – спросил Джукага, посмотрев Президенту в глаза.

Президент улыбнулся, и придвинул Джукаге набор официальных документов лежавших в середине стола.

Без колебания Джукага взял ручку, подписал документы, а затем придвинул их обратно к Родхэму, который также поставил свою подпись. Они пожали друг другу руки. Джукага развернулся к журналистам, желая привлечь их внимание.

– Друзья, перемирие это всего лишь начало. Давайте действительно осознаем, что вселенная достаточно велика для обоих наших рас, и что постоянный мир вскоре может и должен быть достигнут. На этой положительной ноте мне хотелось бы закончить.

Послышались радостные возгласы, Толвин, потряс головой и оглянулся на Ясона.

– Он очень хорошо знаком с историей Земли. Давайте надеяться что, это не было пророческим высказыванием. Мы еще посмотрим, кто в конце окажется победителем.

Ясон хотел было спросить, что он имеет в виду, но не решился.

Толпа распалась и начала дробиться на мелкие группы, большинство направилось к выходу. Ясон последовал за Толвином, но вдруг заметил, что два офицера килрафи, направляющегося к ним.

– Вы – Толвин? – спросил килрафи.

– Да.

– Я – Тукарг. Я командовал авианосцем Ги'карга во время, как вы это называете…, Третьей Энигминской кампании! Я хочу сообщить вам, ваш контрудар был выполнен просто великолепно.

Толвин мрачно кивнул.

– Я также знаю, что вы командовали последней атакой на систему Монро.

Толвин хранил молчание. Из-за Тукарга появился другой килрафи и Ясон был удивлен, увидев что это барон Джукага.

Он был не так высок как большинство килрафи, и мог бы даже быть назван низким по их стандартам, но по сравнению с людьми выглядел он все равно весьма внушительно.

Он был одет в красно-золотые одежды. Из того немного что Ясон знал о линии крови килрафи, золотая окраска обозначала наиболее благородное происхождение. Его глаза были темны, почти как сама ночь, но поскольку он приблизился к светильнику, отраженный свет заставил их засверкать как огонь.

– Вы хорошо процитировали МакАртура, – произнес Толвин, когда Джукага приблизился. – Вы тоже подразумеваете некоторое скрытое значение?

Джукага негромко рассмеялся.

– Возможно это был плохой выбор с моей стороны; я и не думал подразумевать, будто бы вы капитулируете перед нами.

– Я понимаю, вы прочитали много нашей литературы.

Джукага улыбнулся.

– Это мое хобби, и я нашел для себя очень много занимательного. Ваши Кентерберийские рассказы Чосера очень схожи с нашим томом Бакркы Сивар, в частности относительно группы паломников путешествующих к святой земле.

Толвин уважительно посмотрел на Джукагу.

– У вас хороший вкус, вы умеете выбирать интересные книги, – сказал он.

– Aх да, вы ведь тоже любите свою историю, весьма наслышан.

– Однако, паломничество Тома Бекета к храму имеет достаточно серьезные различия с ритуалами крови Сивар, – ответил Толвин.

– Как говорится, разные люди – разные обычаи, но тем не менее это не мешает мне наслаждаться вашей литературой.

– Тогда вы наверно потратили много времени, пытаясь изучить меня? – спросил Толвин.

– Тогда вы были моим противником. Я слышал, что вы командовали передовыми силами при Вукар Таге, и конечно я хотел бы знать о вас многое.

– Итак, вы читали Чосера?

Джукага улыбнулся.

– И его тоже.

– И кто же были эти некоторые другие, если не секрет? – жестко спросил Толвин.

– Политики, умные писатели:

– Такие как Макиавлелли, Сан Цзу? – осмелился за него продолжить Толвин, – или возможно некоторые труды Mao или генерала Гиапа и их записей о том, как ослабить противника не прибегая к военным действиям, или возможно немного Клаузевица или Витивиуса младшего – теоретика с Альфа Центавра?

– Почему в частности? Это что рекомендуемый список для чтения?

– Нет, – пожав плечами ответил Толвин, – только предположение.

– А, еще один недоверчивый военный, – ответил Джукага чуть громче, чем следовало, чтобы пресса которая собралась в зале могла бы услышать это.

– Это ваше предположение, не мое, – сказал Толвин буравя его глазами.

– Пока другие, также как вы, будут страдать этим пророком, мира никогда не будет, – он сделал паузу что бы камеры успели навестись на спорящих.

– Адмирал, мы не опоздаем? Мы ведь получили приглашение на очень важную встречу? – вклинился Ясон, решив пока не поздно отвлечь Адмирала от этого, становившегося опасным разговора.

– Не забудьте, Джеффри… – Джукага приостановился, – Можно я буду называть вас так?

– Мои друзья могут, – холодно ответил Толвин.

– Хорошо, тогда Адмирал. Позвольте напомнить вам, что мы – килрафи перенесли страданий в этой войне ничуть не меньше вас. Мы потеряли миллионы наших соотечественников так же как и вы. Я слышал, вы страдали от наших злодеяний, но и мы также перенесли их от вас немало.

Он посмотрел на Ясона и улыбнулся снова.

– Хотя и у вас были воины, которые сражались с честью и пытались защитить наших невинных детей и женщин, даже если они и кошачьи переростки, как вы любите нас называть.

Ясон почувствовал себя неудобно под его внимательным взглядом.

Джукага на мгновение сделал вид что колеблется, будто думая, говорить ему дальше или не стоит.

– Расскажите о зверствах, – прервал его размышления Тукарг, стоящий позади Джукаги.

– Давайте забудем об этом, война закончена, – ответил Джукага.

Тукарг потряс головой в знак несогласия.

– У меня были родственники из моего клана на том судне, – холодно прорычал Тукарг, и бросил взгляд на представителей прессы.

– У нас есть данные, что ваш адмирал Толвин начал атаку против одного из наших судов уже после того, как получил донесение о том, что предварительное соглашение перемирия было достигнуто. Такое действие – военное преступление.

– Долг чести, – сказал Джукага, как будто извиняясь перед Тукаргом.

– И кроме того, – он сказал сухо усмехнувшись, – теперь вы открыли то, что мы расшифровали их последние коды.

– Прошу прощения Барон, этого больше не повторится.

Джукага продолжил.

– Но возможно стоит провести расследование, чтобы Адмирал смог оправдаться.

– В расследовании нет нужды, – тихо сказал Толвин.

– О, вы конечно невиновны.

– Нет, как раз наоборот, – ответил Толвин, – я сделал это потому что, должен был это сделать. А теперь, если вы извините меня.

Он кратко кивнул, развернулся и пошел прочь. Журналисты взяли его в кольцо, осыпая вопросами, и совсем оттеснили Ясона и Яна в сторону.

– Прекрасная работа, – злобно процедил Ясон, пристально посмотрев на Джукагу.

Мгновение он наблюдал как Джукага боролся с собой, пытаясь скрыть презрительное выражение лица, затем улыбка вернулась вновь.

– Я не хотел, чтобы это случилось. Я знаю, как у воинов кровь закипает в жилах. Это был неудачный инцидент, но такие инциденты, случаются на войне. Лучше оставить это и как можно быстрее забыть, теперь, когда все это закончено.

– Да, конечно, – холодно сказал в ответ Ясон.

– Вы же тот, кто совершил набег на нашу Родину, не так ли?

– Первый у Килры! – огрызнулся Ясон, повторяя лозунг который красовался теперь на борту его судна.

Снова, казалось, что-то загорелось в глубине глаз посла.

– Отлично проделанная работа, впоследствии я внимательно изучил ваши действия.

– Ни секунды не сомневаюсь в этом, – вставил Ян.

– Возможно, мы еще как-нибудь поговорим с вами, – пообещал Джукага и развернувшись, зашагал прочь, улыбка, вновь вернулась на его лицо, когда он попал в поле зрения камер.

– Ладно, – сердито сказал Ясон, посмотрев на Хантера, – пошли отсюда, здесь нам больше делать нечего.

Джукага повернулся, и посмотрел вслед удаляющемуся Толвину, его почти не было видно за кольцом прессы окружившей несчастного адмирала. Последние действия Толвина оказались для него неожиданными и вызвали удивление. Однако, это был удобный повод избавиться от одного из лучших адмиралов флота Конфедерации, а также и дискредитировать флот в целом. И все же этот его поступок озадачивал, ведь вряд ли Толвин мог позволить эмоциям быть выше голоса разума. Это было не похоже на человека, которого он так пристально изучал. Он почувствовал, что почти жалеет его. Как легко он был побежден, не в сражении, а уловкой. Скоро кровожадные журналисты изничтожат одного из лучших офицеров Конфедерации, которого Империя считала непобедимым.

13
{"b":"9019","o":1}