ЛитМир - Электронная Библиотека

Анжу посмотрела на Ханичайл. Та тоже заметила Алекса и выглядела так, словно наступил конец света, потому что человек, в которого она влюбилась, был с другой и даже ни разу не позвонил ей со дня приема у Билли.

— Уж не Алекс ли Скотт там сидит, Ханичайл? — спросила Анжу невинным голосом. — Интересно, с кем это он? Она очень красива, тебе не кажется?

Лаура предостерегающе посмотрела на Анжу, но уже было поздно.

— Он с Джиной Маттео, — ответил Билли. — Они старые друзья еще по Италии.

Ханичайл печально подумала: что она сделала? Что она такого сказала, что Алекс больше не захотел видеться с ней? Какое-то время он был любящим и внимательным, а затем неожиданно исчез из ее жизни. Она старалась не смотреть на Алекса с Джиной, когда после представления они поднялись со своих мест. Ханичайл старалась выглядеть беспечной и веселой, когда они пришли в «Парижское кафе». По окончании вечера она поспешила удалиться в свою комнату, чтобы провести еще одну бессонную ночь, задаваясь вопросом, почему Алекс покинул ее.

По крайней мере сейчас она знала, что он вернулся в город, и очень надеялась, что он позвонит ей, но прошла неделя, а он так и не позвонил. Лаура собиралась поехать вместе с Билли в Суинберн, чтобы познакомить его со своей бабушкой, и предложила Ханичайл отправиться вместе с ними. Анжу собиралась на танцы в Глостершир, и Ханичайл знала, что, оставшись дома одна, будет думать только об Алексе, который, по всей вероятности, проводит время с Джиной или какой-нибудь другой привлекательной женщиной.

— Ты будешь меня сопровождать, — настаивала Лаура. — Нечего тебе слоняться по дому и ждать, когда позвонит Алекс. Он, возможно, тоже уехал на уик-энд, как и многие другие.

Ханичайл была рада, что согласилась на эту поездку, так как познакомилась с Джинни Суинберн и сразу влюбилась в Суинберн-Мэнор.

— На самом деле это совсем не поместье, — объясняла Лаура в поезде. — Ничего похожего на Сакстон-Моубри или Маунтджой-Парк. Это маленький домик бывшего торговца овечьей шерстью. Он очень старомодный и почти развалившийся, но я люблю его.

Она с беспокойством посмотрела на Билли и Ханичайл, так как хотела, чтобы и они его полюбили.

— Ну разве можно не любить его? — спросила она с гордостью, показывая гостям дом.

Погода была хорошей, небо голубым, солнце играло на серых камнях дома. Джинни стояла на крыльце, встречая их.

— Ханичайл, моя дорогая, — сказала она, обнимая девушку, — мне кажется, что я давно тебя знаю, так как Лаура много писала о тебе.

Выцветшими голубыми глазами Джинни внимательно оглядела Билли.

— Я вижу, что Лаура сделала хороший выбор, — заключила она. — Моя девочка всегда была разумной. По крайней мере, — добавила она, вспомнив о Хаддоне, — большей частью.

Лаура шутливо закатила глаза к небу, затем посмотрела на Билли и рассмеялась.

— Я думаю, что Билли весьма польщен, что я выбрала его, ба, но ты знаешь, он сам сделал свой выбор.

— Тогда я рада за него, — ответила Джинни. — Я рада приветствовать его в моем доме.

— Не успеешь опомниться, Билли, как она тебя поцелует. Моя бабушка — большая охотница целоваться.

— Так, значит, вот ты в кого, — сказал Билли, и все засмеялись.

К вечеру похолодало, как это обычно бывает в Йоркширской долине, и ужин проходил у камина. Ханичайл думала, что ей никогда не приходилось бывать в таком уютном доме, как этот, и она сказала об этом Джинни.

— Я знаю, что ты далеко от своего дома, поэтому можешь считать это место своим, — улыбаясь сказала Джинни.

На следующее утро Лаура показала гостям конюшню и кобылу, которую купила у Хаддона за двадцать фунтов. Билли тщательно осмотрел животное и сказал:

— Ты сделала хорошую покупку. Мы можем поставить ее в одну конюшню с жеребенком и вместе их тренировать. Посмотрим, кто из нас победит.

Лаура погладила Сашу по холке и угостила ее яблоком, от чего кобыла восторженно заржала.

— Я буду тренировать их обоих, если ты мне это позволишь, — предложила она.

— О таком тренере я и мечтать не мог. Мы расширим конюшни и создадим для тебя хорошее тренировочное поле.

— Правда? — обрадовалась Лаура. — А когда?

— Скоро, — пообещал Билли. — Когда ты выйдешь за меня замуж.

— Ты пока не сделал мне предложения, — ответила Лаура, рассмеявшись.

— Не беспокойся, сделаю. Я хотел попросить разрешения у лорда Маунтджоя, но тетя Софи сказала, что лучше немного подождать, так как он может решить, что мы недостаточно долго знаем друг друга.

— Моя бабушка так не думает, — заметила Лаура.

— Я знаю. Я уже спрашивал ее, и она ответила, что, конечно, я могу жениться на тебе; она будет только рада сплавить тебя с рук.

— Почему меня спрашивают в последнюю очередь? — возмутилась Лаура. — Меня. Объект твоего желания, ту, кого ты любишь.

— Сначала мне надо собраться с мужеством, купить кольцо и только тогда встать на одно колено. Я ч-ч-человек, который привык делать все как полагается.

— Тогда поскорее поцелуй меня, Билли, а то за всеми этими вещами ты забудешь, что любишь меня.

Днем троица поехала в Харроугейт купить Джинни лекарство и показать Билли сады и антикварные магазины. Они провели чудесное время за чаем у «Беттис», а когда выходили, то чуть не налетели на Хаддона.

— Господи, Сакстон, неужели это вы? — удивился он, протягивая Билли руку. — Что вы здесь делаете? Решили еще раз осмотреть мои конюшни?

— Здравствуйте, Хаддон. Нет, нет, я больше не ищу себе тренера. Я уже нашел его.

— Здравствуйте, Хаддон, — сказала Лаура, широко улыбаясь.

— Господи, Лаура. — Хаддон изумленно посмотрел на девушку, а затем на Билли. — Вы хотите сказать, что ваших лошадей будет тренировать Лаура?

— Совершенно верно, — ответил, улыбаясь, Билли. — О лучшем тренере я и мечтать не мог.

— До свидания, Хаддон, — бросила Лаура через плечо, выходя на улицу.

— Спасибо, — сказала она Билли, — но это не совсем правда. В действительности я не твой тренер; я буду только тренировать Крекера и Сашу.

— Это только начало, — пообещал Билли, ласково сжимая руку Лауры.

Джинни очень опечалилась, когда на следующий день молодые люди собрались уезжать.

— Помните, что вы здесь не посторонний, — сказала она на прощание Билли. — А ты, Ханичайл, дорогая, приезжай в любое время и живи здесь сколько хочешь.

На следующей неделе в Лондоне установилась жаркая и душная погода. От нее Анжу сделалась еще более неугомонной. Она постоянно думала об Алексе, но в отличие от Ханичайл не собиралась сидеть сложа руки. Она просмотрела телефонный справочник и нашла адрес офиса Скотта на Сент-Джеймс.

Она улыбнулась себе в зеркале, затем надела шелковое платье без рукавов, сбрызнула себя своими любимыми духами и отправилась на такси на Сент-Джеймс.

— Пожалуйста, мистера Скотта, — сказала Анжу секретарше в приемной.

Женщина посмотрела на нее как-то странно, из чего она пришла к заключению, что подружки Алекса никогда не появляются в его офисе.

— Скажите ему, что мисс Маунтджой хочет его видеть, — приказала она.

Дожидаясь возвращения секретарши, Анжу расхаживала по красивому холлу, думая о том, что скажет Алекс, когда увидит ее.

— Идите за мной, мисс, — пригласила секретарша и повела ее по покрытой голубой дорожкой лестнице в офис Алекса.

Он ожидал, стоя в дверях, и был немало удивлен, увидев Анжу. Она ворвалась в офис прежде, чем он успел остановить ее.

— Я знаю, что вы ждали Ханичайл, но вместо нее пришла я. Я подумала, что мы могли бы вместе провести время за ленчем и поговорить о ней. Вы знаете, она очень расстроена из-за того, что вы не звоните ей.

— Анжу, что вы здесь делаете? — раздраженно спросил Алекс. — Спасибо за приглашение, но у меня нет времени на ленч. Я очень занятой человек. И не хочу обсуждать Ханичайл ни с вами, ни с кем-либо другим. Пожалуйста, уходите, пока я окончательно не рассердился.

Анжу поняла, что Алекс собирается выставить ее за дверь, и взмолилась:

65
{"b":"902","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зло
Пророчество Паладина. Негодяйка
Земля лишних. Треугольник ошибок
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Ведьма по наследству
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Страстная неделька
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа