ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты веришь в сны? — тихо шепнул он. Хулагар накрыл своего кар-карта плащом и вышел, не сказав ни слова.

Пэт тихо ругался, потирая спину.

— Черт побери, как мне надоело торчать в седле по нескольку часов кряду, — ворчал он, глядя на своих старых товарищей из Сорок четвертой батареи, которые теперь составляли его штаб.

— Что поделаешь, дорогой майор, приходится терпеть неудобства. — Харриган, бывший командир полевого орудия, который со своими рыжими бакенбардами мог бы сойти за брата Пэта, спешился и достал из кармана флягу.

— Выброси вон! — прорычал Пэт. — Я в конце концов генерал-лейтенант, а ты нынче комбриг.

Харриган сделал вид, что выбрасывает флягу в лес, а сам потихоньку засунул ее обратно в карман.

Русский командующий отдал честь и повел Пэта вперед.

— Ну, и что тут у вас?

— Готовятся к атаке.

— Дайте-ка посмотреть.

Они пошли по тропе в лес. Обе луны освещали деревья, и причудливые тени переплетались под нога-

ми людей. В прошлое полнолуние Пэт был недалеко от брода и видел, как пируют мерки. Одного этого было достаточно, чтобы возненавидеть их всей душой. Он отогнал воспоминания. Кто бы из мерков ни придумал показать им тогда этот жуткий спектакль, он просчитался, потому что теперь люди были готовы драться насмерть.

— Пригнитесь, — прошептал русский сзади. — Могут подстрелить. Они захватили наши ружья и, поверьте, управляются с ними не хуже наших солдат.

«Того, что они захватили, достаточно, чтобы вооружить почти две дивизии», — мрачно подумал Пэт. Как будто для того чтобы наглядно подтвердить слова русского генерала, Харриган поднялся во весь рост, осматриваясь, и тут же пригнулся, когда в стоявшее рядом дерево ударила пуля. Они скользнули в траншею.

Пэт осторожно выглянул. На противоположном берегу лежали трупы людей и мерков, освещенные светом двух лун. Смерть примирила врагов, хоть и ненадолго. Скорее всего, людей завтра съедят, а мерков похоронят.

Выше по реке продолжалась канонада, обе стороны обстреливали друг друга. За рекой слышался стук топора.

— Карфагенян заставляют работать всю ночь, — пояснил генерал. — Потом столкнут бревна в воду и перегородят реку.

— Ваши люди готовы?

— Не спят со вчерашнего дня.

— Ждите атаки.

— Вы нас поддержите? Пэт усмехнулся:

— По всей реке они делают то же самое. Собираются переправляться сразу в шести местах. Наутро пойдут в наступление.

— Меня беспокоит мой участок, — сказал бригадир.

— Боюсь, день будет тяжелым. — Все, о чем я прошу, это еще один полк к полудню. Черт возьми, к этому времени они уже форсируют реку.

— Постарайтесь, чтобы этого не произошло, — тихо сказал Пэт. — На том берегу — отряд всадников. Если вы отступите, они прорвутся в тыл.

— Спасибо, утешили, — пробурчал генерал.

— Пожалуйста, генерал, всегда пожалуйста, — отозвался Пэт.

Он помедлил немного.

— Илья.

Русский сердито оглянулся.

— Нужно, чтобы вы продержались как можно дольше, вы понимаете? Делайте что угодно, но не позволяйте своим людям отступить.

— Спасибо, я понял. — Голос у него был такой мрачный, словно доносился уже из могилы.

Пэт отправился в обратный путь, не пригибаясь и не обращая внимания на свистящие над головой пули. Добравшись до опушки, он снова влез на лошадь.

— У бедняги нет никаких шансов, — сказал Харриган по-английски.

— Кому-то все равно досталось бы самое худшее. Ему не повезло, — ответил Пэт угрюмо и оглянулся. — Это то самое место, где на нас напали тугары. Они наверняка это помнят.

— Ты отправишь к нему резервы?

— Они окопались в пяти милях отсюда. Больше никого нет.

— Значит, помощи ему ждать неоткуда.

— Нельзя посылать подкрепления в то сражение, которое наверняка будет проиграно, — прошептал Пэт. — Нужно сберечь армию, впереди еще оборона Кева. Здесь мы только стараемся выиграть время, Харриган. Эндрю просил, чтобы мы отступали не больше чем на пять миль в день, и мы дадим ему это время. Для обороны Кева нужно по крайней мере три корпуса, а на эвакуацию потребуется еще две недели. Это значит, что мы потеряем еще очень много людей.

Пытаясь избавиться от чувства вины, Пэт пустил лошадь в галоп.

Эндрю вышел из штаб-квартиры, окунувшись в шум боя. Над головой, со свистом рассекая воздух, пролетел снаряд и разорвался в лесу неподалеку.

В полумиле от них, у брода, перестрелка была особенно ожесточенной. Воинственные крики мерков заглушали грохот орудий. Выстрелы из винтовок и мушкетов слились в одну протяжную очередь.

Эндрю взглянул на сообщение, пришедшее от Пэта.

«Произошел прорыв в районе Ерганина брода. Рекомендую эвакуировать весь Второй корпус на юг».

Мерки прорвались за реку уже на пятнадцатый день, а он надеялся, что они смогут удерживать их в течение месяца.

— Навхаг и Вушка форсировали реку! Джубади посмотрел на счастливого курьера и сдержанно кивнул.

Он повел плечами. Как бы ему хотелось надеть доспехи и пойти в бой, но нужно было руководить сражением. Вожди кланов и командующие уменами встретили новость одобрительным ворчанием.

— До города Вазимы — почти пятьдесят миль по лесам и болотам, — тихо сказал Музта. — В прошлый раз они дрались за каждый клочок земли. Будет трудный бой, Джубади.

— Мы тесним их по всем направлениям, — гордо сообщил Вука.

— И у нас кончаются припасы, — добавил Музта. — Лошади не смогут долго питаться корнями в лесу, они не едят мясо скота. Они день ото дня худеют и слабеют.

Джубади поднял руку, призывая к молчанию.

— Скоро мы доберемся до пастбищ и лугов. Тогда мы накормим наших коней и насытимся сами.

— Если скот все еще там, — заметил Тамука. Джубади посмотрел на носителя щита. — Снова видения?

— Дух «ту», мой кар-карт, вот кто предупреждает меня.

Вука презрительно фыркнул и, повернув лошадь, отправился прочь.

— Мы все узнаем, как только появятся аэростаты, — вмешался Хулагар. — Они готовы, нужен лишь благоприятный ветер.

— Поднимайте их в воздух, как только ветер изменится, — приказал Джубади. — Я должен знать, что происходит.

Он посмотрел на темные тучи, из которых уже готов был хлынуть дождь, и выругался.

Лошадь застряла в жидкой грязи, Пэт спешился и потянул ее за уздцы. Она с трудом выбралась на твердое место.

— Надо продержаться до ночи! — крикнул Пэт, обращаясь к солдатам.

Вскочив на лошадь, он поднялся на гребень холма и огляделся. Вдоль дороги поспешно отступали забрызганные грязью разрозненные группы солдат. Многие из них были без оружия.

Он посмотрел вдаль. Сквозь туман и дождь он едва различал фигурки мерков, пеших и конных, вооруженных винтовками, луками и мечами.

Первоначально Пэт собирался закрепиться на второй линии обороны в пяти милях от реки, но чувство вины заставило его все-таки послать полк на помощь Илье.

Он оглянулся. В нескольких футах от него стоял офицер — по орлу было видно, что это полковник русской армии, но на нем был выцветший синий мундир Тридцать пятого полка с неспоротыми сержантскими нашивками.

— Что там стряслось? — сухо спросил Пэт. — Почему вы подошли так близко?

— Мой полк защищал правую сторону брода. Мы расстреляли почти все патроны, а потом мерки кину-

ли в воду бревна и по ним перебрались на наш берег. Их тысячи, сэр. Почти вся линия обороны прорвана.

— Рано или поздно это должно было случиться, — с горечью сказал Пэт.

— Нас взяли в клещи, и я приказал своим ребятам отступать. Пару раз пришлось схватиться с мерками, но мы отогнали их. Велел идти прямо на юг по направлению к дороге и по ней выбираться поскорее сюда.

Пэт понимающе кивнул.

Люди в долине бежали, таща за собой раненых.

Пэт увидел Илью и подошел к нему.

— Мы старались как могли, но они прорвались, — прошептал генерал сухими губами.

— Вы сделали все, что было в ваших силах.

— Потерял почти половину бригады. Надеюсь, оно того стоило, — с горечью сказал генерал.

65
{"b":"9020","o":1}