ЛитМир - Электронная Библиотека

Чак тихонько посвистывал и неторопливо шагал по тропинке к дому. Внутри он заметил свет. «Наверно, она уже встала», — подумал он. Но вот до его ушей донеслись приглушенные голоса, один из них был явно сердитым.

«Что происходит?» — Чак бегом преодолел оставшиеся несколько ярдов и распахнул дверь. На кровати, широко раскрыв глаза и придерживая на груди одеяло, сидела Оливия. Джон Майна сидел за столом Чака, рядом с ним стояли два офицера.

— Что вы тут делаете? — воскликнул Чак.

— Это я хотел спросить, что ты здесь делаешь, — произнес Джон.

— Проклятье, убирайтесь из моего дома!

— Я думаю, эта хижина ненадолго останется твоим домом.

Чак не обратил внимания на его слова и повернулся к Оливии.

— Ты в порядке?

— Они только что ворвались, — дрожащим голосом ответила она.

— Приносим свои извинения за вторжение, сэр, — сказал один из офицеров. — Мы искали только вас.

— Убирайтесь.

Джон поднялся и посмотрел на растерявшуюся парочку.

— Сожалею, что пришлось потревожить леди, — произнес он, саркастически усмехнувшись при слове «леди», и вышел из хижины.

—Оденься, — сказал Чак. Оливия схватила его за руку.

—Это ведь Джон Майна, правда? — прошептала она.

Чак кивнул, внезапно ощутив тошноту и слабость в коленях. Такое поведение Джона говорило о том. что он вне себя от ярости. — Жди меня здесь.

Чак вышел из комнаты и притворил за собой дверь.

— Ты арестован, — бросил Джон и отвернулся, едва Чак переступил порог.

— За что, черт побери? — спросил Чак, злясь на самого себя за дрожь в голосе.

— За неподчинение приказу, превышение полномочий, нарушение субординации, растрату и хищение государственной собственности. Это для начала, а по пути в Испанию я назову тебе еще полдюжины обвинений.

— Джон, успокойся, — попросил Чак.

— Генерал Майна, подполковник Фергюсон.

— Черт побери, Джон, мы вместе начинали рядовыми. Не стоит городить чепуху и перебирать наши чины.

— Будь ты проклят, между нами все кончено, — взревел Джон. — Я уже несколько недель догадывался, что дело нечисто — рабочие числятся как дезертиры, поезда загадочным образом становятся на ремонт, порох исчезает тоннами. Я приехал посмотреть, как идет работа, и обнаружил здесь все пропажи. — Джон Майна махнул рукой в сторону фабрики, где изготавливались реактивные снаряды. — Сколько ты украл? — воскликнул он, вплотную приблизившись к Чаку, так что его нос едва не коснулся лица Фергюсона. — Десять тонн? Двадцать? Или все пятьдесят?

— Что-то около того, — прошептал Чак.

— С тебя мало шкуру спустить. Из тонны пороха получается восемьдесят тысяч патронов. А нам не хватает еще несколько миллионов.

— Дело не в недостатке пороха, их не успевают выпускать.

— Не смей со мной спорить. А что ты скажешь о рабочих? Мне необходимо еще десять тысяч винтовок, а лучше — сорок тысяч, чтобы заменить гладкоствольные ружья. Я собираю все, что можно, а ты строишь тут свою маленькую империю. Проклятье, твое место в аду!

Слова Джона стали неразборчивыми, он невнятно кричал и брызгал слюной. Неимоверное напряжение долгих месяцев требовало разрядки и наконец прорвалось в этом крике. Один из двух сопровождающих офицеров подошел вплотную к командиру и положил руку ему на плечо, чтобы успокоить. Джон оттолкнул его, перенеся свою ярость с Чака на офицеров.

— Успокойтесь, сэр, — тихо произнес его подчиненный.

— Убирайтесь ко всем чертям, все убирайтесь! Я поймал его на месте преступления! Я несколько месяцев искал виновного, а им оказался этот ублюдок! Я вышибу твои мозги и заодно пристрелю твою шлюху.

Джон судорожно вцепился в кобуру, пытаясь достать револьвер и один из помощников мгновенно перехватил его руку.

— Прошу вас, сэр, он этого не стоит, — уговаривал он Джона, одновременно вытаскивая револьвер и отбрасывая его в сторону.

— Будьте вы все прокляты!

Джон отвернулся и шатаясь зашагал прочь, его голос сорвался на прерывистые рыдания. Один из офицеров последовал за ним.

— Вам лучше поехать с нами, — прошептал второй офицер, настороженно следя за Джоном.

— Да он же сумасшедший, — выдохнул Чак, пораженный этой сценой. На какое-то мгновение он поверил, что Джон готов пристрелить его.

— Убирайтесь к черту. Я остаюсь здесь. Меня ждет работа.

Сэр, вам лучше поехать с нами, — продолжал настаивать офицер. — Он сумасшедший.

— Сэр, когда он увидел вашу фабрику, он угрожал выбить ваши мозги. Этого мы не могли ему позволить, но если вы не согласитесь добровольно следовать за мной...

Офицер выжидательно замолчал.

— Будь он проклят, я убью этого сукиного сына, если он еще раз приблизится ко мне! — закричал Чак. — Кто дал ему право врываться в мой дом?

Он повернулся и направился к дому за своим револьвером. Капитан догнал его и схватил за руку.

— Сэр, выслушайте меня. Согласно приказу генерала Майны вы арестованы.

Чак попытался было освободиться, но офицер зажал его руку как в тисках.

— Прошу вас, будьте благоразумны. Мы поедем прямо к полковнику. Пусть он сам разрешит ваш спор. Василий, — он кивнул на своего напарника, — будет присматривать за генералом, а я присмотрю за вами.

Чак остановился, сознавая, что капитан сможет уложить его одним ударом.

— Сэр, отнеситесь к этому благоразумно. Генерал скоро успокоится. Он страшно переживает по поводу нехватки времени и ресурсов. Некоторое время спустя вы вместе выпьете и посмеетесь над сегодняшней историей.

В голосе капитана слышались несколько подобострастные нотки, как будто крестьянин пытался убедить упрямого боярина. Чак кивнул.

— Держите его подальше от меня, — огрызнулся он напоследок.

Чаку было стыдно, что его принудили подчиниться. Он постарался собраться с духом, зная, что Оливия ждет его за дверью.

— Я обещаю вам, сэр.

Чак заглянул в комнату ив дальнем углу увидел Оливию с коротким кинжалом в руке.

Все в порядке, — обратился он к девушке на латыни. — Оставь это.

— Он хочет тебя убить. Чак слабо улыбнулся.

— Это просто дружеская перебранка. Я должен повидать полковника Кипа и уладить это дело. Завтра к вечеру я вернусь.

У Оливии затряслись плечи, она подбежала к Чаку и обняла за талию, готовая бороться за него со всем миром. Русский офицер нервно оглянулся на Джона и Василия, стоявших в тени. Майна все еще кричал и всхлипывал.

— Прошу вас, сэр, не испытывайте его терпение еще раз.

Чак легонько поцеловал Оливию в лоб и отодвинул от себя.

— Я люблю тебя, ни о чем не беспокойся. Полковник все уладит. Отыщи Теодора и скажи ему, что меня арестовали и повезли к полковнику Кину. Он знает, что делать дальше. — Потом он обернулся к офицеру. — Я готов, пойдемте.

— Благодарю вас, сэр.

Русский капитан облегченно вздохнул и вместе с Чаком вышел из дома. Джон, не переставая сыпать проклятьями, тоже зашагал по тропинке, и все четверо скрылись из виду, оставив Оливию в одиночестве. Она всхлипнула и бегом отправилась к зданию фабрики.

— Давай, Федор, запускай на полную мощность! Аэростат повернул на север и над самой поверхностью океана полетел к устью Нейпера. Джек держал курс прямо к одинокому броненосцу. Па его палубе собралось несколько человек, они махали руками, кричали и подпрыгивали.

Тень «Клипера янки П» скользила по воде всего в двадцати футах внизу, испуганные утки шумно разлетались в разные стороны. Джек оглянулся. «Ветер Китая» отставал примерно на четверть мили и держался слишком высоко.

— Спустись, спустись пониже, — сердито бормотал Джек.

Лучше бы он отправился один. Новый пилот, Эрик Василович, был еще слишком неопытен, всего четыре боевых вылета. Он дергал корабль то вверх, то вниз, неожиданно увеличивал скорость или отставал. Джек пытался жестами отправить его назад, но Эрик сделал вид, что не понимает сигналов, и упрямо продолжал путь. Петраччи вдруг обнаружил, что начинает дрожать. Возможно, это давала себя знать усталость после четырнадцати часов полета до моря, а потом вдоль побережья к реке. На рассвете он спустился вплотную к воде, надеясь проскочить незамеченным. Лететь на такой высоте было страшновато, Джек не мог отделаться от мысли, что вражеский аэростат патрулирует где-то неподалеку и готов напасть на него. Шея уже затекла от постоянного наблюдения за небом, но все вокруг было чисто.

53
{"b":"9021","o":1}