ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт побери, мне не пришлось бы делать этого, если бы ваш адмирал не шлялся где-то на юге.

Адмирал Буллфинч выполняет свой долг, — резко ответил капитан. — А вы точно сошли с ума, если допускаете, что корабли стали бы подниматься по реке так далеко. Там меркам ничего не стоит окружить нас и уничтожить.

— Зато мы потеряли там один из аэростатов и экипаж.

— Я сожалею, — сочувственно произнес капитан. Он достал из кармана фляжку, грустно посмотрел на нее, но все же протянул Джеку.

— Возьмите ее себе.

Джек кивнул в знак благодарности.

— Аэростаты!

Один из матросов показывал рукой на север. Как далеко от нас?

— Миля, может, чуть меньше.

— Поторапливайтесь!

Джек выхватил канистру с топливом из рук подошедшего матроса и забросил ее в кабину. Потом он забрался внутрь, закрыл клапан выпуска нагретого воздуха от двигателя. Груз топлива основательно прижимал аэростат к палубе корабля.

— Федор, сколько мы погрузили?

— Шестнадцать.

— Я прихватил еще две! — крикнул Джек и принял из рук матроса еще пару канистр.

— Уже двадцать. Пора трогаться!

— Отдать концы!

Капитан отошел от борта аэростата и скомандовал:

— Отдать все концы! — Он вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь. — Желаю удачи.

— Проклятье! — чертыхнулся Джек, забыв ответить на приветствие.

Федор, не ожидая приказа, запустил двигатель на полную мощность, пропеллер завертелся и превратился в расплывчатое пятно. Джек тем временем занял свое место и вытянул до отказа ручку руля высоты.

«Клипер янки II» вздрогнул и медленно двинулся вперед по палубе броненосца. Дойдя до конца палубы, нос кабины начал подниматься. Джек в ужасе смотрел на корму, ожидая, что пропеллер вот-вот ударится о палубу. Нос аэростата приподнялся еще немного, лопасти пропеллера чиркнули по поверхности, раздался громкий скрежет, но наконец «Клипер янки II» поднялся в воздух и медленно поплыл над волнами. Недавняя легкость пропала, теперь аэростат был нагружен до предела.

— Выбрасывай за борт это чертово орудие!

— Ни за что. Оно нам еще пригодится.

— Если они будут у нас над головой, тебе уже ничто не поможет. Выбрасывай.

Федор, бормоча под нос ругательства, освободил от креплений маленькую дюймовую пушку и бросил ее за борт. Аэростат немедленно отреагировал на уменьшение веса и стал подниматься быстрее; кроме того, двигатель уже достаточно прогрелся и горячие газы наполняли среднюю секцию.

— Где они?

— Тень первого аэростата накрыла броненосец. Джек оглянулся на моряков. Некоторые из них стояли на палубе и показывали руками вверх, другие поспешно покидали палубу. Капитан остался на мостике, поднял револьвер и сделал несколько выстрелов.

«Клипер янки II» плавно повернул на восток, поймал попутный ветер и устремился вперед. Два вражеских аэростата отставали всего на сотню ярдов и по-прежнему имели преимущество в высоте.

Кар-карт Тамука пришпорил жеребца и вылетел на гребень холма. Вслед ему неслись восторженные крики воинов. Он оглянулся на скачущий позади отряд всадников.

— Вот они!

Наконец, наконец закончилась эта проклятая погоня.

Тамука спрыгнул на землю, отстегнул седельную флягу и выпил воды. Потом снял маленькое ведерко, вылил в него остатки воды и протянул коню, который благодарно наклонил голову к ведерку.

Через минуту на холм поднялся личный знаменосец кар-карта, за ним подтянулись немые стражники, курьеры и Сарг. Старый шаман утомленно покачивался в седле. На севере показалась длинная цепь стрелков. Они перевалили через вершину холма, не нарушая четкого строя. На юге, с другой стороны железной дороги, появился точно такой же отряд. Приказ Тамуки выполнялся с неукоснительной точностью. Целый умен, десять тысяч всадников, развернулся фронтом в пять лиг, демонстрируя скотам правильность построения и дисциплину войска орды.

Тамука бросил на землю ведерко и достал из седельной сумки приспособление, позволяющее видеть на большом расстоянии. Он снял чехол, закрывающий линзы, и осмотрел берег реки, находящийся примерно в половине лиги от него. Немые стражники осторожно рассредоточились впереди, внимательно наблюдая за противоположным берегом, готовые защитить своего господина от любой угрозы.

Донесения передовых отрядов и карты, доставленные аэростатами, у Тамуки уже имелись, но теперь он мог все увидеть своими глазами. На севере отчетливо вырисовывался восточный берег реки, обрыв отвесно спускался к воде с высоты примерно пятидесяти футов. Прямо напротив него стоял небольшой город, лучи послеполуденного солнца окрасили известняковые стены в красноватый цвет. Правее виднелся участок плоской зеленой равнины, на которой были вырыты окопы. Гряда низких холмов дугой уходила к востоку, затем снова спускалась к реке. На всем этом участке западный берег реки был выше, чем восточный. Тамука посмотрел на юг; гряда холмов подходила к самому берегу и терялась в послеполуденной дымке.

— Тугарские составители карт утверждают, что именно в этом месте они переправлялись через реку, — сказал Сарг. — Это первый из городов Рима. К северу берега слишком крутые, а на юге восточный берег за холмами представляет собой сплошную трясину до самого моря.

Тамука кивнул. Он нагнулся, зачерпнул со дна ведерка пригоршню недопитой конем воды и смыл пыль со своего лица.

— Кин выбрал хорошее место, — прошептал он, продолжая рассматривать укрепления на равнине.

Под Кевом мерки могли атаковать на любом участке фронта длиной в целый день пути. Западные земли изобиловали хорошей травой, многочисленными ручьями и продовольствием для войска. Здесь фронт был гораздо уже и не давал никакой возможности действовать с флангов; кроме того, имелось слишком мало воды. Можно было попытаться зайти с северного фланга, но здесь все равно будет основное направление атаки, и больших потерь не избежать.

В любом случае все решится здесь. Если удастся прорвать оборону, скотам некуда будет бежать, кроме как в открытую степь, а там конные воины легко расправятся с ними.

Тамука оглянулся на составителя карт и щелкнул пальцами. Писец спешился, достал свернутый пергамент и развернул его у ног Тамуки. Кар-карт жестом приказал спешиться командирам пяти уменов, следовавшим одной группой, и предводителям кланов. Лидеры орды окружили Тамуку и уселись на землю, глядя на расстеленную карту.

— Мы находимся здесь, — показал Тамука. — последняя большая река находится в двух днях быстрой скачки позади нас. Юрты смогут преодолеть это расстояние за восемь дней.

Тамука обвел пальцем закрашенный черным цветом участок к востоку от Кеннебека, потом несколько сотен квадратных миль к западу от реки и полосу шириной в пять миль к западу от Сангроса.

— На этих участках скоты сожгли траву.

Некоторые воины негромко выругались при мысли о таком святотатстве.

— Все, кроме умена белых лошадей и Вушки Хуш, оставили запасных лошадей за рекой.

Предводители кивнули в знак согласия.

— Но здесь слишком мало корма для коней. Поэтому вот мой приказ: все воины, кроме всадников Вушки Хуш, умена белых лошадей и четырех уменов серых лошадей, должны, добравшись до своих позиций, спешиться и отослать лошадей в тыл. Отряд в двадцать тысяч всадников из голубого клана будет посменно подвозить бурдюки с водой из дальней реки или из ручьев, до тех пор пока мы не прорвем эту линию обороны.

Предводители, впервые услышавшие, что их воинам придется сражаться пешими, громкими злобными выкриками выразили свое несогласие. Тамука холодно осмотрел всех присутствующих.

— Мерки не сражаются пешими, — заявил Хага, верховный карт клана вороных лошадей.

Тамука пристально посмотрел в лицо недовольного.

— Если мы оставим здесь всех лошадей, они погибнут уже через неделю, — сказал он. — Здесь нет ни травы, ни воды. Мы с трудом сможем прокормить и напоить воинов, даже если начнем есть конину. С водой будет немного легче, когда мы организуем доставку из дальней реки.

56
{"b":"9021","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неукротимый граф
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Тихий человек
Вечная жизнь Смерти
Родословная до седьмого полена
Рыбак
Штурм и буря
Пепел умерших звёзд