ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я все испортил, сэр, – мягко сказал Блейр. – Недооценил килрати и позволил ситуации выйти из-под контроля вместо того, чтобы контролировать… разные вещи. – Он посмотрел на Хоббса. – Я позволил отделить себя от своего ведомого, и получил в этот момент недопустимые повреждения. Это сделало невозможным продолжение боя, когда мы снова соединились, несмотря на то, что враг не собирался оставаться и сражаться.

– А вы, Ралгха? – спросил Эйзен. – Что-нибудь добавите?

Килрати-ренегат покачал головой.

– Ничего, капитан, кроме того, что полковник сражался умело и с честью.

– Честь не значит меня практически ничего по сравнению с победой, – заметил Эйзен, медленно выпрямляясь, – но, по крайней мере, вы вернулись целыми. – Он почти незаметно улыбнулся. – Конфедерации нужны все пилоты, которых удастся собрать, даже пара дряхлых болванов вроде вас.

– В следующий раз, сэр, я заверяю вас, что все будет по-другому, – сказал ему Блейр. – Можете рассчитывать на это.

– Ловлю вас на слове, – сказал капитан. – Хорошо, продолжим разговор. Мне нужно, чтобы более мощный патруль вылетел сейчас же. Принесите мне летный план на подтверждение. Я рекомендую не меньше четырех истребителей в этот раз, и, может быть, подкрепление из еще четырех, если первая команда встретится с проблемами. Мы выкурим этих ублюдков, одним способом или другим.

– Хорошо, сэр, – ответил Блейр. – Хоббс и я поведем их…

Эйзен покачал головой.

– Вы знаете распорядок. Не считая больших операций, вы только составляете расписание полетов. Вы – командир крыла, полковник, и вы не можете лезть в истребитель в каждой операции. Вы очень быстро истощите себя, а этого нам сейчас совсем не надо.

Блейр неохотно кивнул в знак согласия.

– Как пожелаете, капитан, – проговорил он.

– Хорошо. Вы оба свободны.

Снаружи рубки Ралгха протянул свою большую лапу и задержал Блейра.

– Мне очень жаль, мой друг, – серьезно сказал он. – Я подвел тебя сегодня. И тем не менее ты принял обвинения капитана Эйзена, которые должны были быть направлены на меня.

Блейр покачал головой.

– Я точно знаю, что это не только твоя вина, – сказал он, обращаясь к килрати. – Я должен был быть готов к появлению этих ублюдков.

– Тем не менее, я подвел тебя. Этот нахальный простолюдин и его вызов… Я не должен был позволять втянуть себя в схватку с ним, оставив тебя одного против остальных. – Ралгха помолчал. – Тебе не показалось, друг мой, что поведение врагов было необычным?

– Насколько? – спросил Блейр. Он тоже задумывался над тем, как была запланирована ловушка, но его особенно интересовали любые наблюдения, которыми мог поделиться Хоббс. В конце концов, Ралгха нар Ххаллас был самым близким к настоящему эксперту по психологии килрати на борту «Виктори».

– В начале мне показалось, что они хотели начать традиционную атаку. Не было никакой причины начинать эту первую атаку, если они хотели заманить нас в засаду. Только после того, как напали на меня, остальные отступили и попробовали заманить тебя в ловушку. Может быть, Империя особенно интересуется тобой?

– Мной? Как…

– Будь уверен, что у Империи есть источники информации внутри Конфедерации, агенты, которые могли узнать о твоем назначении на этот корабль. Шпионов подсадить очень просто, особенно когда у Империи есть возможность нанять много рабов-людей.

– Ты действительно думаешь, что человек может шпионить для килрати? – спросил Блейр. – И что Империя действительно может рассчитывать, что человек-раб будет работать в имперских интересах, когда его не может достать кнут?

– Всегда есть несколько человек, которые сознательно могут предать, мой друг. Их честь слабее, чем их амбиции или жадность. И у Имперской разведки есть много способов гарантировать сотрудничество даже тех, кто этого не хочет: наслоения личности, глубокое кодирование… много вещей. Определенно есть шпионы, которые отправляют доклады на Килрах. А с твоим послужным списком и репутацией, возможно, что Император или его внук выделили тебя как лидера людей, которого необходимо уничтожить. Война – гораздо более личная вещь в моем народе, чем в твоем, и это было бы большим триумфом – уничтожить командира крыла вроде тебя в битве.

– Так что, ты думаешь, что засада была спланирована? Это может значить, что на борту корабля есть агент…

– Не обязательно, – проговорил Ралгха. – Мы знаем, что Империя может перехватывать некоторые переговоры между нашими кораблями. Я несколько раз упоминал твое звание в радиосообщениях, и если эту информацию соединить со знанием того, что тебя перевели на «Виктори», и о перемещениях войск Конфедерации… Я чувствую, что ты должен обдумать эту возможность. Ловушка могла быть приготовлена в надежде на твое появление, но не приведена в действие до того, как начался бой.

Блейр пожал плечами.

– Может быть, ты прав. Но, с другой стороны, если бы я возглавлял этот вылет килрати, я бы сделал все, чтобы разделить и властвовать, как они и сделали; все равно, кто попадет в эту ловушку. – Он сделал паузу. – На самом деле, мне даже больше кажется, что они были чертовски заинтересованы в тебе.

– Во мне? Только этот первый килра…хра посмел бросить мне вызов.

– Вот что я думаю, – сказал Блейр. – Он напал в поисках безволосых обезьян, и только когда ты назвал себя, началось все это светопреставление. А когда ты прикончил того парня и вернулся ко мне, остальные внезапно стали очень робкими.

– Ты сомневаешься во мне, друг мой? – спросил Ралгха.

– Ты лучше знаешь. Мне просто любопытно, вот и все. – Блейр посмотрел на лицо своего друга. – Может быть, они боятся именно тебя. Твоя репутация должна быть по крайней мере не меньшей, чем моя после всех этих лет. Может быть, даже больше, если затронуть Империю. Ренегат благородных кровей стал пилотом истребителя Конфедерации… Я вижу немало килрати, нервничающих при виде тебя в бою.

Килрати громко фыркнул.

– Нет, вряд ли, друг мой. Я – позор среди моих сородичей. Я – ничто. Только для хорошего друга вроде тебя моя несчастная жизнь хоть что-то значит. – Ралгха на секунду отвел глаза, странно человеческим жестом. – Хотя я должен сказать, что действительно был рад снова оказаться там. Моя благодарность тебе за доверие и поддержку безгранична.

– Забудь об этом, дружище, – сказал ему Блейр. – Ты теперь вернулся туда, где тебе место.

Кают-компания, носитель «Виктори», система Орсини.

Вечеринка по случаю победы была в самом разгаре, когда лифт привез Блейра к кают-компании, выделенной для летчиков. Он остановился в коридоре, не горя желанием идти внутрь. В конце концов, они отмечали успешную операцию, которая исправила ошибки, сделанные им и Хоббсом в первом полете, и Блейру не слишком хотелось, чтобы ему об этом напоминали. Но у него были определенные обязанности как у командира крыла, и частью этих обязанностей было оказание пилотам поддержки и при успехе, и при провале, даже если ему самому было горько.

Он расправил плечи и открыл дверь в кают-компанию.

Шум сначала показался практически оглушающим; грохот музыки спорил по громкости со звуками разговоров, смеха и аплодисментов, шедшими от нескольких мужчин и женщин, собравшихся около полетного симулятора в одном углу отсека. Блейр остановился у входа, осматривая комнату. Постепенно шум попритих, когда пилоты заметили его присутствие.

– Смотрите, пришел герой-завоеватель! – громко провозгласил Маньяк Маршалл. Полупустой стакан в руке и легкая неразборчивость в голосе давали знать, что он уже неплохо отметил успешное дневное сражение. Майор обнимался в углу с девушкой в форме отдела связи, но когда он повернулся к Блейру, она быстро убежала, присоединившись к наблюдателям у летного симулятора; на ее лице читалось облегчение.

– Ну, – продолжил Маршалл, – пришли на вечеринку в честь победы, полковник? Похоже, вам приходится их везде искать, а? Сами-то уже не можете дать повода, вот оно что.

10
{"b":"9022","o":1}