ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Блейр изучал лицо Эйзена, пытаясь найти на нем хотя бы след сарказма. После триумфа Золотой эскадрильи над килратским крейсером и его сопровождением вражеская активность в системе Орсини сошла на нет, и «Виктори» прыгнула в систему Тамайо, где они проводили кажущуюся бесконечной серию рутинных патрулей. Блейр и Хоббс заняли свое место в летном расписании вместе с остальными пилотами, но пока что боев больше не было. Единственный вылет, который представлял хоть какой-то интерес, случился, когда пара перехватчиков из Синей эскадрильи поцапалась с четырьмя легкими истребителями килрати, быстро обратя их в бегство.

Эйзен был прав, называя последние задания небоевыми вылетами, но, может быть, что-то скрывалось за этим замечанием? Не могло оно значить того, что это единственное, на что еще способен Блейр? Его безучастное лицо ничего не выдало, когда он вызвал голографический летный план, чтобы его изучили Блейр и Ралгха.

– Коты… – Эйзен запнулся, глядя на Хоббса. – Килрати держались далеко от «Виктори», но они послали пару отрядов пиратов работать на краях системы, недалеко от точки прыжка к Локанде. За последнюю неделю они уничтожили три транспорта, направлявшихся к колонии Локанда, а мы не сумели сбить никого из них.

Блейр нахмурился.

– Я когда-то служил в этой системе, несколько лет назад. Здесь нет ничего особенного. Интересно, зачем мы послали туда три транспорта за неделю.

Капитан не ответил сразу. Наконец он пожал плечами.

– Разведчики, работающие в Империи, получили информацию, что враг собирается напасть на систему Локанда. Конфедерация посылает туда ресурсы, чтобы попытаться удивить их. На самом деле они болтаются вокруг, чтобы совершать налеты на наши линии снабжения. – Он перевел взгляд с Блейра на Хоббса, затем снова на Блейра. – Я не должен говорить о том, чтобы эта информация не покидала пределы комнаты?

– Да, сэр, – сказал Блейр. Ралгха согласно кивнул.

– Хорошо. Еще один транспорт должен отправиться сегодня, но в этот раз мы посылаем с ним эскорт. Мы хотим увидеть, сможем ли мы прорвать эту их маленькую блокаду раз и навсегда, затем снова открыть линию снабжения на Локанду. Ваша задача – предоставить эскорт и быть готовыми к неприятностям. Как я сказал, если нам повезет, они его не тронут. Но если плохие парни вернутся, мы хотим, чтобы вы прикрыли этот транспорт. Понятно?

– Есть, сэр, – формально ответил Блейр.

– Хорошо. Давайте обговорим детали…

Обсуждение специфики задания, координат встречи и других подробностей заняло добрых десять минут. Когда оно закончилось, Блейр и Хоббс поднялись.

– Мы готовы, капитан, – сказал Блейр. – Пойдем, Хоббс, пора готовиться к полету.

– Минутку, полковник, если позволите, – сказал Эйзен, подняв руку. Он глянул на Ралгху. – Наедине.

– Встретимся на взлетной палубе, полковник, – сказал Хоббс. Килрати, как всегда, казался спокойным и невозмутимым, но Блейру показалось, что он заметил следы сочувствия в голосе друга.

Блейр снова сел, в то время как Хоббс покинул комнату.

– Что я могу для вас сделать, сэр?

– Полковник, я бы хотел обсудить ваше поведение, – сказал Эйзен, как только дверь закрылась за Хоббсом. Его голос звучал гневно. – Мне кажется, что вы вообразили, что слишком хороши, чтобы работать с остальными пилотами.

– Я не уверен, что понимаю вас, капитан, – проговорил Блейр. – Я знакомился с ними…

– Но за три недели на борту этой посудины единственным вашим ведомым был Хоббс. – Эйзен отмел попытку запротестовать. – Я знаю, что он ваш друг, и я знаю, что некоторые другие пилоты не в восторге от того, чтобы работать с ним, но ваш отказ летать с кем бы то ни было еще не слишком хорошо сказывается на состоянии команды. Я знаю, что Чанг может летать с ним, и, возможно, еще пара человек, так что вы могли бы по крайней мере иногда разнообразить ваш выбор ведомых.

– Сэр, со всем надлежащим уважением, это решаете не вы, – тихо сказал ему Блейр. – Вы командир этого корабля, но летный состав – моя сфера компетенции. Только моя. Я управляю крылом по-своему. Пилот должен полностью доверять своему ведомому, чувствовать себя полностью в нем уверенным, и именно так я отношусь к Хоббсу. Я предпочитаю летать с ним.

– Несмотря даже на то, что он подвел вас в вашем первом вылете?

– Сэр? – Блейр позаботился о том, чтобы отчет о его первом патруле выглядел неоднозначным.

– Ну же, полковник, вы же знаете все хитросплетения. Даже командир узнает некоторые вещи, несмотря на все попытки их скрыть. Хоббс умчался за вражеским истребителем и оставил вас в тяжелом положении, когда вы попали в засаду.

– Я не виню его, сэр. Вся эта ситуация как бы… получилась сама собой.

– Знаете, достаточно трудно понять, как вы все еще сохраняете уверенность в Хоббсе после этой заварушки, как бы вы ни закрывали на это глаза. И вот еще что, Блейр. Говоря, как сильно вы доверяете Хоббсу, вы намекаете на то, что у вас вообще нет доверия к другим. Мне это не нравится. Это плохо сказывается на моральном состоянии – не только вашего драгоценного летного крыла, но и всего корабля. Я не потерплю ничего, что ухудшает состояние «Виктори» и ее личного состава. – Эйзен несколько секунд изучающе смотрел на него. – У вас проблемы с другими пилотами?

– Сэр, я просто еще недостаточно хорошо их знаю, – сказал Блейр. – Единственный, кого я знаю – это Маршалл, и, говоря по-честному, я бы не стал с ним летать даже если бы он был единственным пилотом на этом корабле. Он – угроза всему, и у него еще давным-давно должны были отобрать его «крылья».

Эйзен выглядел задумчивым, но ничего не сказал.

– А насчет других… – продолжил Блейр. – У лейтенанта Бакли отличные данные, но я не уверен, что у нее все в порядке с головой. Чанг выглядит хорошим парнем, но недисциплинированным и непредсказуемым. Остальные… я все еще узнаю их. Они привыкли друг к другу, и они уже объединились в достаточно хорошие пары. Не думаю, что было бы умным раскачивать лодку, пока я их еще не так хорошо знаю.

– Как вы собираетесь узнать о них хоть что-то, если вы с ними не летаете?

– Каждый раз, когда они вылетают, я наблюдаю за ними из Центра управления полетами, капитан. Верьте мне, я начинаю разбираться в том, как они летают… и как они думают. Я начну тасовать летный состав, когда буду готов… и не ранее.

– Я советую вам ускорить этот процесс, полковник, – сказал Эйзен. – Знакомьтесь с ними и начинайте с ними летать. Если вы не сделаете этого, у нас будут большие проблемы с моральным состоянием. Все понятно?

– Так точно, сэр.

– Тогда вы свободны. – Эйзен секунду поколебался. – И… удачи вам, полковник.

– Спасибо, сэр. – Блейр встал и быстро отсалютовал Эйзену, затем покинул рубку. Спускаясь на лифте к взлетной палубе, он еще раз прокрутил в голове все, что сказал капитан. Когда двери раскрылись, внутри у него все бурлило.

Кто-то просто ходил к Эйзену за его спиной, рассказывая истории и намекая, что Блейр не готов к руководству. Блейр был уверен, что знал, кто это был.

Офис командира крыла, носитель «Виктори», система Тамайо.

Стук в дверь заставил Блейра поднять глаза от его компьютерного терминала. «Войдите», – сказал он.

– Вы хотели видеть меня, полковник? – это был Маньяк Маршалл, одетый в летный костюм и держащий свой ярко раскрашенный шлем под мышкой. – У меня через пятнадцать минут патруль, так что лучше, чтобы вы закончили с этим побыстрее.

– Так и будет, Маршалл, – холодно сказал Блейр.

Майор попытался присесть, но Блейр остановил его гневным взглядом.

– Я не разрешал вам вести себя как дома, мистер, – сказал он пилоту. – Смирно!

Маршалл секунду поколебался, затем встал навытяжку.

– Есть, сэр, полковник, сэр, – ответил он.

– У меня для вас есть небольшая работенка, майор, – сказал Блейр, его голос был низким и внушающим опасность. – Этим утром, до моего эскортного вылета с Хоббсом, капитан Эйзен поговорил со мной о боевом духе этого подразделения. Мне показалось, что он чувствовал, что я не придаю уверенности и хороших чувств моим людям.

13
{"b":"9022","o":1}