ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он снова проверил дисплей автопилота. Примерное время прибытия четыре минуты.

Блейр разрывался между тем, чтобы дождаться, пока остальные патрульные корабли не дозаправятся, чтобы затем все соединение могло атаковать сразу, и тем, чтобы сразу броситься в бой, как только он с Флинт доберется до «Виктори». Эйзен просил их не терять времени, но большее подкрепление стоило нескольких лишних минут.

Правда, в конце концов Блейр все же решил, что ему и Флинт нужно присоединиться к остальным как можно быстрее. Вопрос о том, как хорошо Хоббс управлялся с крылом, мучал его в добавление к потенциальному отрицательному воздействию на боевой дух в случае, если Блейр пропустит вторую широкомасштабную операцию своих пилотов. Так что он приказал двум патрулям перехватчиков сформировать одно большое звено, а он сам и Флинт уже были на пути к битве.

Сейчас он был рад, что принял такое решение. Два «Тандерболта» могли присоединиться к товарищам только через четыре минуты, а в бою четыре минуты равнялись почти вечности.

– Они разрывают строй, – объявил чей-то голос. Блейру показалось, что это лейтенант Чанг. – Начинают атаку… вот они!

– Я достал первого комка шерсти, – объявил Маньяк Маршалл. – Прикрывай мой тыл, Сэндмен .

– Не теряйте контакт с вашими ведомыми, – убеждал голос Ралгхи. – И не позволяйте им увести вас от носителя.

Слушая динамик, Блейр мог представить себе развернувшуюся битву еще до того, как Роллинс предоставил тактическую информацию на его мониторы. Они насчитали по крайней мере тридцать приближающихся кораблей, смесь «Дралти» и легких «Даркетов», выступавших против восемнадцати истребителей Конфедерации и больших, но неповоротливых защитных батарей на «Виктори». Похоже было, что Хоббс пытался держать земные корабли в неровном защитном строю, в котором звенья держатся вместе, и ведомые прикрывают друг друга. Но горячие головы вроде Маршалла позволяли себе ввязываться в отдельные дуэли, забывая об общей картине.

Килрати могли позволить себе пожертвовать кораблями. Они все еще могли бросить мощные силы против земного носителя, расправившись со всеми истребителями прикрытия.

– Я достала еще одного, – этот голос, холодный и смертоносный, принадлежал лейтенанту Бакли. Еще один пилот, который легко ввяжется в дуэль, если она так же вела себя и в кокпите. – Посмотрим, как тебе это понравится, киса!

– Я часто слышал об окружении, богатом целями! – Блейр узнал этот голос; он принадлежал капитану Максу Льюису по прозвищу «Безумный Макс», еще одному пилоту Золотой эскадрильи. – Давай, Вакеро, покажем им пару приемов!

– Готов! Готов! Мы достали этих котят! – Маршалл праздновал победу.

– А вот и второй, – через секунду проговорила Кобра. Несмотря на всю силу ее ненависти, было похоже, что она контролировала себя так же тщательно, как Хоббс, как будто дикая страсть превратилась в холодное, смертоносное напряжение.

Блейр проверил автопилот. Две минуты…

– Флинт, идем на форсаже, – приказал он. – Полная мощность. Давайте доберемся до них быстрее! – Он втопил рычаг ускорения до упора, чувствуя, как перегрузки вдавливают его в сидение.

– Маньяк! Маньяк! У меня двое на хвосте! Помоги мне, Маньяк! – Это был ведомый Маршалла, лейтенант Алекс Сандерс, позывной Сэндмен. Немного помолчав, он продолжил, уже почти крича от возбуждения… или паники. – Ради Бога, Маньяк, помоги мне!

– Поворачивайте налево по моему сигналу, Сэндмен, – прервал его голос Ралгхи. – Готовьтесь… готовьтесь… поворот!

Битва уже была в пределах досягаемости тактических сенсоров, и Блейр увидел, как два символа, представляющих Хоббса и Скитальца, передвинулись, чтобы поддержать окруженного Сандерса. Маньяк Маршалл был где-то вдали, почти на пределе действия сканеров, схватившись с «Дралти» и почти не обращая внимания на других пилотов Конфедерации.

Один из килратских кораблей, преследовавших Сэндмена, исчез в вихре огня Ралгхи, а Чанг напал на второй и заставил его отступить.

– Спасибо, Хоббс, – сказал Сандерс, тяжело дыша. – Я… спасибо.

– В меня попали! Носовая броня уничтожена… мои щиты… – Безумный Макс Льюис говорил практически бессвязно. – Он возвращается… Не-е-ет!

Символ, представлявший «Тандерболт», исчез с тактического экрана Блейра. Остальные истребители смешались в безумном, хаотическом танце на экране; Блейр раздраженно схватился за рычаг управления. Золотая эскадрилья была уже в бою, а более легкие корабли Красной эскадрильи работали по краям, окружая прорывавшиеся через защитную линию килратские корабли. Но численный перевес стал играть весомую роль, когда все новые и новые пилоты-килрати присоединялись к бою. Несмотря на то, что каждый из них был за себя, они все-таки представляли собой команду, теснящуюю своих оппонентов-землян.

– Враг в пределах досягаемости, полковник! – предупредила Флинт. – Что пожелаете?

– Держитесь рядом, Флинт, – сказал он, заряжая оружие и прицеливаясь в ближайший «Дралти». – И прикрывайте мой тыл. Через пару секунд начнется, черт возьми, настоящая драка!

Его цель преследовала «Тандерболт», два истребителя летали кругами, пытаясь занять более выгодную позицию. Теперь, когда появились Блейр и Флинт, «Дралти» прекратил преследование и свернул влево, маневрируя и пытаясь увеличить расстояние.

– Не в этот раз, пушистый, – сказал Блейр, наводя прицел и открывая огонь из бластеров. Заряды энергии пролетели над верхом вражеского истребителя, попав прямо позади кокпита, между двумя большими крыльями. Килратский корабль покачнулся и дернулся влево – пилот попытался выполнить маневр. Блейр использовал свои двигатели, чтобы развернуть корабль в полете, и снова поравнялся с «Дралти» до того, как килрати завершил свой разворот.

Его пальцы крепко зажали кнопку стрельбы, и бластеры прорвались через ослабленные щиты и броню. Истребитель исчез в шару пламени и обломков.

– Достал его! – крикнул Блейр, затем глянул на монитор в поисках новой цели.

– Спасибо за помощь, полковник, – сказал пилот спасенного им истребителя. Это был лейтенант Митчелл Лопес, Вакеро, бывший ведомый Безумного Макса.

– Добро пожаловать в битву, мой друг, – сказал Ралгха. – Возьмешь ли ты на себя командование?

– Я освобождаю тебя, Хоббс, – ответил Блейр. – Блейр – Золотой эскадрилье. Равнение на меня! Вы слишком разлетелись в разные стороны. Повторяю, равнение на меня. Хоббс, что произошло?

– Один «Тандерболт» и два «Хеллкэта» уничтожены, полковник, – формально сказал Ралгха. – «Тандерболт» лейтенанта Йегера серьезно поврежден.

– Хорошо. Йегер, выйдите из боя. Если думаете, что сможете совершить посадку, вернитесь на носитель. В противном случае отступайте, мы поможем вам позже. Кто в вашем звене?

– Кобра, сэр, – ответил Гельмут «Зверь» Йегер.

– Хорошо. Вакеро, Кобра, теперь вы в одной команде. Прикройте отход Зверя, затем возвращайтесь в строй. Слышали?

– Вас понял, – ответил Вакеро.

Кобра заговорила не сразу. Тактический дисплей показывал, что она все еще атаковала «Даркет», но ее противник внезапно пропал с экрана.

– Выполняю, полковник, – наконец сказала Бакли. – Давай, сделаем это, Вакеро, а потом вернемся и убьем еще несколько кошек!

Три «Тандерболта» отступили, а остальные корабли землян начали занимать позиции вокруг Блейра и Флинт… все, кроме одного.

– Маршалл! – хрипло крикнул Блейр. – Маньяк, если вы сейчас же не вернетесь, я сам открою по вам огонь!

– Иду, мамочка, – невозмутимо ответил Маньяк.

Сражение все еще продолжалось, и Блейр сдерживался, чтобы самому не броситься в атаку; он отдавал приказы и следил за тактической ситуацией. К этому моменту битва уже переместилась настолько близко к «Виктори», что ее крупнокалиберные пушки уже могли открыть огонь, и это заставляло килрати быть осторожнее. Их потери были тяжелее, чем у землян, но у них все еще было небольшое численное превосходство, и у них было больше сравнительно свежих и неповрежденных кораблей. Шансы все еще не представлялись слишком хорошими.

16
{"b":"9022","o":1}