ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ищите другую драку, полковник, – сказала Флинт. – Этот комок шерсти – мой.

Две ракеты вылетели из-под крыльев ее истребителя и попали почти в самые двигатели «Дралти». Расширяющийся шар раскаленного газа и крутящихся обломков поглотил килратский корабль, и Питерс провела свой «Тандерболт» прямо через огненный шар с торжествующим криком: «Да! Это еще один для тебя, Дейви!»

Блейр задумался, о ком или с кем она говорит, но только на секунду. Его внимание снова вернулось к монитору, показывавшему, что ловушка землян полностью захлопнулась. С помощью Роллинса, пересылавшего его приказы по лучевой связи, ему удалось по команде заставить весь отряд землян отступить. Это выглядело и звучало как паническое бегство, но на самом деле каждый знал, что ему делать, и готовился к контратаке по сигналу Блейра. Сейчас носитель вел опустошающий заградительный огонь, и четыре дозаправленных перехватчика из Синей эскадрильи присоединились к «Хеллкэтам» и «Тандерболтам», перекрывающим врагу пути отхода.

Земные истребители образовали нечто вроде полусферы, пытаясь не позволить килрати ускользнуть из ловушки. Даже если бы у тех это вышло, они все равно несли очень тяжелые потери. Они знали, что придется сражаться, уж это точно.

– Хоббс, ты можешь мне помочь? – Это был Скиталец; он дышал быстро и тяжело. – У меня два этих парня на хвосте! Мне нужна помощь…

– Я не могу прийти на помощь, – ответил Ралгха. – Мой противник сильно теснит меня.

Блейр глянул на экран и заметил два истребителя. Они были не слишком далеко.

– Флинт, прикройте Чанга, – приказал он. – Я поддержу Хоббса. Понятно?

– Так точно, – подтвердила Флинт. – Скиталец, постарайся занять этих маленьких ублюдков. Я уже иду!

Ралгха и его противник были достойны друг друга, хотя более тяжелый «Тандерболт» должен был дать преимущество Хоббсу. Вероятно, оно было нивелировано тем, что «Дралти» был более маневренным, по крайней мере в руках умелого пилота, а этот летчик был просто великолепен. До того, как Блейр вошел в зону досягаемости, вражеский корабль провел великолепный маневр «крючок», удаляясь от «Тандерболта» до определенного момента, затем, внезапно развернувшись, он полетел вперед, стреляя из всех пушек. Ралгха как-то сумел избежать большей части огня и сделать петлю, чтобы попытаться сесть противнику на хвост, когда тот пролетит мимо, но секунду спустя «Дралти» полностью затормозил, и Хоббс проскочил мимо него. Теперь они поменялись ролями, вражеский пилот сидел на хвосте у Ралгхи.

Прицел на дисплее Блейра загорелся красным – ракета взяла цель. Блейр открыл огонь, концентрируясь на слабине в щитах килрати. Вражеский корабль получил удар, затем отвернул с линии огня и улетел под неожиданным углом.

– Черт, – пробормотал Блейр, – этот парень очень хорош.

– Согласен, – серьезно ответил Ралгха. – Но мне кажется, он не слишком хорош, чтобы сражаться с нами обоими, друг мой. Он отступает.

Сенсоры Блейра подтвердили замечание Ралгхи. Вражеский пилот все еще удалялся от двух землян, явно собираясь оставить их в покое.

Лидер Охоты, система Тамайо.

Летный командир Аррак почувствовал, как жажда крови отступает. На несколько секунд он почти отдался безумству битвы, пока не появился второй земной истребитель и не начал его атаковать. Хотя ему удалось избежать худшего, вражеский залп закоротил его системы вооружения и оставил Аррака без боеприпасов, неспособного продолжать космический бой.

Некоторые пилоты-килрати могли бы продолжить битву даже после этого, выискивая шансы протаранить противника и погибнуть, выражаясь фигурально, впившись когтями в горло врага. Это было воспето в боевых песнях и «Пути Воина». Но Аррак был командиром вылета, и у него был долг по отношению к его воинам, его Клану и своей чести. Сейчас долгом Аррака было спасти как можно больше своих пилотов после этого разгрома. И столкновение с ренегатом или любым другим кораблем землян никоим образом не могло этому поспособствовать.

Он изучал тактический дисплей с чувством, что это могло быть только частичным оправданием за отступление. Только каждый четвертый истребитель из его отряда, состоявшего из четырех восьмерок, все еще был на ходу, и большинство из них было повреждено. Однако все-таки некоторые из них сумели прорваться сквозь линию обороны, в то время как истребители Конфедерации атаковали их менее удачливых товарищей. Теперь уже имперский отряд находился в меньшинстве, и не было особой надежды на какой-либо большой успех. Они могли сбить нескольких землян, но за это пришлось бы заплатить еще большую цену, чем им уже пришлось.

– Всем кораблям вернуться на «Сар'храи», – неохотно приказал Аррак. – Отступить и вернуться на «Сар'храи» немедленно.

– Командир, не все наши товарищи прекратили сражаться, – возразил один из пилотов с гневным рычанием. – Если мы отступим, они попадут в клыки и когти обезьян…

– Тогда оставайся и умри вместе с ними! – огрызнулся Аррак. – И твой Клан будет покрыт бесчестьем, потому что в него входил воин, который не выполнил прямой приказ в битве!

Он не стал ждать ответа. На полной скорости «Дралти» повернулся хвостом к катастрофической битве и полетел через пустую черноту в поисках спасительного дома.

Взлетная палуба, носитель «Виктори», система Тамайо.

Истребитель Блейра был последним из зашедших на посадку после битвы, и ему пришлось прождать несколько минут, пока им займутся. Когда его «Тандерболт» остановился в своем ангаре, на палубе уже было восстановлено давление и гравитация. Все три смены техников работали над прибывавшими истребителями, и вся палуба, казалось, была в движении, когда Блейр наконец выбрался из кокпита и направился к входу в Центр управления полетами.

Его встречала целая делегация, не только техники и некоторые пилоты, но и члены экипажа из всех департаментов корабля; все они хлынули на взлетную палубу, громко аплодируя. Группу возглавлял Эйзен, за ним следовал лейтенант Роллинс. Рейчел Кориолис стояла в стороне с ухмылкой на лице, показывая большой палец.

– Хорошая работа, полковник, – сказал Эйзен. – Сегодня старушке есть чем гордиться.

– Великолепно! – добавил Роллинс. – Вы сегодня действительно перехитрили этих котов!

Блейр ответил на их улыбки, но внутри у него отнюдь не было торжествующих чувств. Они едва-едва отбились от атаки килрати; еще несколько вражеских истребителей могли склонить чашу весов на сторону противника. Затем еще был неизбежный «счет мясника»: Безумный Макс Льюис погиб вместе с пятью пилотами из Красной эскадрильи и одним из Синей. Семеро погибли из двадцати четырех пилотов, задействованных в операции… очень серьезные потери. А некоторые из тех, кто вернулся, получили серьезные повреждения в бою. Они могли потерять и вдвое больше кораблей, если бы килрати были чуть поудачливее или чуть получше вооружены.

Другим это представлялось великой победой, но для Блейра это был просто еще один бой. Еще одна возможность для хороших людей погибнуть, чуть-чуть отсрочив поражение, но не добившись ничего хорошего. Так было на войне столько, сколько он мог вспомнить: бессмысленные победы, поражения, опускавшие Конфедерацию все ниже и ниже, и всегда – смерть. Только смерть присутствовала постоянно все это время.

Он оставил кричащую толчею позади и пробрался к лестнице, ведущей к Центру управления. Может быть, кто-то и мог праздновать, но все, что сейчас хотелось Блейру, – оплакать погибших.

Кают-компания, носитель «Виктори», система Тамайо.

На вечер была запланирована еще одна вечеринка в честь победы, и она обещала быть еще больше и неистовее, чем прежняя. Блейр знал, что ему, возможно, придется туда явиться, но он решил зайти в кают-компанию пораньше, чтобы выпить пару стаканчиков до того, как все зайдет слишком далеко.

18
{"b":"9022","o":1}