ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем не менее, Толвин был полон уверенности и целеустремленности, когда Блейр явился с докладом в его офис. «События развиваются прекрасно, полковник», – сказал он с улыбкой. «Конфедерация сделала несколько прекрасных шагов. Килрати бегут из систем Гардель и Морфей…»

Это было правдой, если не считать того, что в то же время земляне потеряли три системы после нападения килрати, причем в гораздо более важных секторах. И, конечно, была потеряна «Конкордия».

Блейр сдержал дрожь. Он был командиром крыла на «Конкордии» три года, до Битвы за Землю. Если бы он не получил ту килратскую ракету, из-за которой он был прикован к земле долгие шесть месяцев, Блейр был бы на борту, когда «Конкордия» прикрывала тылы на Веспусе: сражался бы и погиб. Блейр входил в состав разведывательной команды, которая нашла разбитый остов носителя, лежавший наполовину погруженным в воду у Мистрального Берега.

«Конкордии» больше не было, так же, как и мужчин и женщин, которые служили вместе с Блейром так долго, прошли с ним вместе через столько битв. Очередные жертвы войны. Статистика, подсчитанная в новостях или скрытая во лжи пресс-релиза Конфедерации. Но эти люди были большим, чем просто статистика, для Кристофера Блейра. Они были больше, чем товарищами, больше, чем друзьями… семьей, связанной самыми сильными узами – узами разделенных опасностей и тяжелой службы вдалеке от дома и любимых.

Блейр закрыл глаза, вспоминая знакомые лица. Айсмен … Спирит … Рыцарь… Боссман… список все рос, год за годом. Товарищи по команде отправлялись в бой и погибали, и свежее пополнение, состоящее из совсем молодых выпускников Академии, занимало их место… чтобы погибнуть, в свою очередь. Иногда казалось, что война потеряла всякий смысл или цель. Теперь она была ничем большим, кроме того, что хорошие люди отдавали свои жизни, сражаясь за какой-то каменный обломок, на который даже бы и не посмотрели до войны.

Кристофер Блейр устал от войны, от смерти и от этой бесконечной войны.

Судьба пощадила его, в то время как многие другие погибли. И теперь Блейр, готовый вернуться на действительную службу, получил свое новое назначение из рук самого адмирала Толвина. Снова командир крыла… но командир крыла на «Виктори».

Словно реагируя на его горькие мысли, монитор наконец-то включился, показав внешний вид из носовой камеры шаттла. «Виктори» свободно дрейфовала менее чем в полукилометре впереди. Она была всем, что ожидал Блейр (а он ожидал не слишком многого).

Это был легкий носитель , сохранившийся с ушедшей эры, построенный почти за полвека до начала войны с килрати. В то время, как большинство новых носителей во флоте Конфедерации были либо потеряны в бою, либо несли дежурство в Защитном Флоте Земли, корабли вроде старой «Виктори» все чаще появлялись на линии фронта. Возможно, подумал Блейр, именно поэтому в эти дни килрати имеют преимущество.

Даже с такого расстояния было видно, что она переживала и лучшие дни. С одной стороны ее остова оставались ожоги, а в надстройках, где боевые повреждения были грубо залатаны, виднелись более глубокие шрамы.

Одно было точно… этот корабль не был «Конкордией».

Монитор снова выключился. Этот шаттл был частью состава малых кораблей «Виктори», и было ясно, что не столь важные системы лишь слегка ремонтировались, когда наступало время техосмотра. Суденышко было весьма потрепано, с поблекшей краской, протертыми летными креслами и отсутствующими панелями доступа, которые давали понять, что там что-то ремонтировали на скорую руку. Это заставляло думать о низких стандартах на борту «Виктори», но Блейр хотел изменить это все после того, как он станет во главе эскадрильи. Возможно, команда изношенного корабля не слишком хотела делать больше, чем было необходимо, но если бы Блейр настоял на своем, это бы быстро изменилось.

– Подготовка к входу в док, – тихо объявил компьютерный голос.

Устаревший корабль и команда, которой, очевидно, на все было наплевать. Если «Конкордия» не смогла устоять против килрати, как можно было ожидать, что «Виктори» хотя бы сможет навязать бой?

Блейр спрашивал себя, пока шаттл медленно приближался к взлетной палубе носителя, что действительно значило это назначение. Хотел ли Толвин, чтобы он привел корабль и команду в состояние хоть какой-то боеготовности? Или же Высшее Командование посчитало, что Блейр и «Виктори» заслуживают друг друга, два старых ветерана, отслуживших свое и выброшенных на свалку?

Взлетная палуба, носитель «Виктори», система Торго.

Посадочный трап заскрежетал, прикоснувшись к палубе. Блейр вздрогнул от звука. Первый взгляд на обстановку его нового дома заставил его снова содрогнуться. Все выглядело еще более захудало, чем он предполагал. В воздухе витал сильный запах – запах пота, смазки, горелой проводки и другие неприятные запахи неясного происхождения. Было видно, что системы воздухообмена не могли поддерживать атмосферу свежей и чистой.

Блейр перекинул свою полетную сумку через плечо и медленно спустился с трапа. Команда была выстроена по ранжиру в огромном ангаре; большинство ее членов было одето в рабочую одежду, знававшую и лучшие времена. Блейр посмотрел в конец ангара, где за тусклым мерцанием силовых полей, поддерживающих на палубе нормальное давление, виднелся открытый космос. Он поймал себя на мысли, что надеется, что хотя бы они обслуживались лучше, чем корабль в целом. Он отогнал эту мысль, пытаясь скрыть свои чувства от команды.

Несколько старших офицеров ждали его у трапа, возглавляемые широкоплечим чернокожим мужчиной с седеющими волосами и четырьмя нашивками строевого капитана, выделявшимися на его рукаве. Он, не давая Блейру времени на дальнейшее изучение окрестностей, подошел к нему.

– Полковник Блейр? – спросил он с улыбкой. – Я Уильям Эйзен. Добро пожаловать на борт «Виктори».

Блейр быстрым движением отдал честь; Эйзен со всей серьезностью ответил на этот жест. Теоретически их ранги были одинаковыми – полковник в Военно-Космических Силах Конфедерации и строевой капитан – но на борту любого космического корабля, командующий офицер, вне зависимости от ранга, всегда был старшим (даже если бы он был простым лейтенантом, встречающим посетителя более высокого ранга).

Капитан, отдав честь, протянул руку. Его рукопожатие было крепким, соответствующим его гордой осанке и ауре тихого авторитета.

– Позвольте мне представить вам некоторых из моих старших офицеров, полковник. Это капитан первого ранга Ралгха нар Ххаллас…

– Хоббс! – воскликнул Блейр, в то время как Эйзен отошел в сторону, чтобы Блейр мог лучше рассмотреть других офицеров. Ралгха нар Ххаллас выделялся бы в любой людской компании, потому что он происходил из килратского благородного рода. Высокая и громоздкая, его фигура была гуманоидной, но выглядела явно не по-человечески; голова была слишком большой и плоской для человека. Его тело и лицо были покрыты густым мехом, а его глаза, уши и когти делали его похожим на кошку. Килрати не были кошками, конечно, но они произошли от хищных животных со многими чертами кошек, а их образ мыслей был гораздо более чужим для человечества, чем образ мыслей земных кошек.

Блейру с трудом верилось, что прошло больше десяти лет с тех пор, как лорд Ралгха, капитан корабля флота Империи Килрати, перешел на сторону Земной Конфедерации. «Коготь Тигра» был в составе эскадры, которая помогла ему покинуть территорию килрати, а полированные летные крылышки младшего лейтенанта Блейра еще не успели поблекнуть. С должности консультанта земной разведки Ралгха перешел в Военно-Космические Силы, и он служил в эскадрилье Блейра до тех пор, пока новые назначения не направили их по разным дорогам.

Многие офицеры неохотно соглашались летать с ведомым-килрати, но Блейр всегда находил Ралгху радостным, компетентным и способным: хорошим пилотом и прекрасным товарищем. Именно он дал ренегату-килрати позывной «Хоббс» после того, как нашел это имя в коллекции старых книг одного из своих друзей-пилотов .

2
{"b":"9022","o":1}