ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Затем Хоббс отказался от места в летном составе, и тогда появился Блейр, чтобы снова перечеркнуть надежды Маршалла. Неудивительно, что он злился…

Еще одна деталь приковала его внимание. Маршалл также был командиром Золотой эскадрильи. Блейр же решил сделать командиром Хоббса. Это было еще одним ударом по хрупкому самолюбию Маньяка.

Он, конечно, мог пересмотреть свое решение и позволить Маршаллу сохранить свою эскадрилью. Но если Блейр собирался взять своим ведомым Хоббса, они должны были летать в одной и той же эскадрилье, и тяжелые истребители Золотой эскадрильи казались Блейру наиболее удачным выбором. Нужно ли ему перетасовать состав и сделать Маршалла командиром другой эскадрильи? Маньяк все-таки был старшим по званию, несмотря на то, что Блейр сомневался в его способностях командовать эскадрильей.

Но какой эскадрильей мог командовать Маньяк? Он вряд ли мог командовать бомбардировщиками, а точечная защита требовала лидера, который способен был принести в жертву нуждам флота свои амбиции. Маршаллу, скорее всего, понравилось бы командовать перехватчиками Синей эскадрильи, но Блейр вздрогнул, представив ключевые дальнобойные истребители «Виктори» в руках Маньяка. Патрульные задания могли завести Синюю эскадрилью за пределы влияния старших офицеров, и там нужен был человек с хорошей головой на плечах, который знал бы, когда сражаться, когда убегать и когда сообщить о встрече с врагами на дальних рубежах на носитель. Нет, майор Маршалл определенно не подходил для других эскадрилий. Полковник Дулбрунин, скорее всего, думал так же, когда делал свои назначения. Вспомогательная боевая работа с участием тяжелых истребителей была видом операций, в которых Маньяк вряд ли бы ушел с курса, если бы потерял голову в сражении.

Итак, это значило, что ему придется остаться там, где он есть, по крайней мере, до того, как Блейр увидит, не смягчили ли Маньяка возраст и опыт, по крайней мере, в кокпите, если не в отношениях с другими. Ему придется согласиться летать под началом Блейра и Хоббса.

Но Блейр знал, что это сделает тяжелую работу куда сложнее для всех них.

Казармы офицеров летного состава, носитель «Виктори», система Торго.

Блейр изучал записи своего предшественника на мониторе над его койкой, когда услышал стук. «Войдите», – сказал он, принимая сидячее положение; дверь открылась, и вошел лейтенант Роллинс.

– Извините, что тревожу вас так поздно, полковник, – сказал Роллинс, – но мы приближаемся к точке прыжка, и узел связи был жутко перегружен входящими сообщениями весь вечер. Я только что со смены.

– У нас есть приказы?

Роллинс кивнул.

– Система Орсини. Там было достаточно тихо до последнего времени, но ходят слухи, что туда пробираются кошки. Мне кажется, что мы должны помочь им почувствовать себя в безопасности или что-то типа того.

– М-м-м, – Блейр встал. – Хорошо, мы прыгаем, а вы были заняты. Вам что-то нужно было от меня, лейтенант?

– Я… хотел просто удостовериться, что вы получите вот это. Оно пришло с другими сообщениями в общем траффике. Перенаправлено из Главного штаба Конфередации для вас. – Он протянул Блейру голографическую кассету. – Э-э-э… вот оно, сэр.

– Тебе не нужно так извиняться, парень, – сказал Блейр, понимая причину его смущения. – Офицеры связи видят много личных сообщений. Я не собираюсь отрывать вам голову за то, что вы читали мою почту, лейтенант.

– Э-э-э… да, сэр. Спасибо.

Роллинс ушел, все еще пребывая в смятении.

Блейр поставил кассету на столик около койки и прикоснулся к кнопке. В воздухе над устройством появились буквы, собираясь в сообщение. Блок кодовых чисел показал, что сообщение более чем полугодовой давности, еще до Битвы за Землю. Это было достаточно типично для сообщений, которые шли за своими адресатами через космос с планеты на планету или с корабля на корабль.

Личное кодированное сообщение

Полковнику Кристоферу Блейру

Вооруженные Силы Земной Конфедерации

Носитель «Конкордия»

Переадресовано Главным штабом Конфедерации на

Носитель «Виктори»

Слова рассеялись через секунду, и появилось изображение. Это была Ангел, все такая же прекрасная, смотрящая на него с выражением, которое он так хорошо помнил.

– Привет, мон ами, – начала она, улыбаясь своей самой яркой улыбкой. – Надеюсь, что битва идет хорошо для тебя и других пилотов на «Конкордии». Мне был дан новый приказ – возглавить миссию, так что нам придется побыть в разлуке немного подольше. Всегда помни, te j…aime, te j…aime … Я люблю тебя…

Блейр ударил по кнопке, выключая голограмму; его глаза застилали слезы. «Je t…aime, Ангел,» – мягко сказал он. «Я люблю тебя, где бы ты не была…»

Глава 3.

Центр управления полетами, носитель «Виктори», система Орсини.

– Слушайте, слушайте, – доносилось из палубного динамика. – Готовьтесь к полетным операциям. Персоналу взлетной палубы занять свои посты.

Блейр быстрым шагом вошел в центр управления полетами, держа под мышкой шлем. Ему нравилось снова быть в скафандре, несмотря даже на то, что миссия была всего лишь обычным патрулем. Проведя две недели на «Виктори», он еще ни разу не садился в кабину истребителя, но сегодня он наконец-то получил шанс освободиться от бумажной работы командира крыла и полететь к звездам – туда, где действительно было его место.

Главный техник Рейчел Кориолис приподняла голову от монитора с ухмылкой. Он встречался с ней всего один раз, на общем собрании обслуживающего персонала крыла, и им удалось лишь обменяться парой слов. Это было проблемой Блейра с тех самых пор, как он взял под начало крыло: куча работы, рапортов, планов, форм и запросов для заполнения, но очень мало времени, чтобы познакомиться с командой.

Офицер Кориолис была начальником обслуги Золотой эскадрильи и возглавляла команду технических экспертов, которые обслуживали «Тандерболт-300», персональный истребитель Блейра. Она была молодой – ей еще тридцати не было – и привлекательной, хотя ее обычный мешковатый рабочий комбинезон и неизбежный слой грязи и пыли на ее одежде и лице скрывали ее красоту. В ее личном деле было написано, что она была компетентным техником с отличным послужным списком. Блейр надеялся, что все это действительно так.

– Полковник, – сказала она, выпрямившись, когда он подошел. – Говорят, что вы сами полетите в этом патруле. Ваша птичка почти готова.

– Хорошо, – ответил Блейр.

– Правда, немного странно видеть большого начальника, летающего обычный патруль, – продолжила она; очевидно, у нее не было никакого пиетета перед старшими по званию. – Я не помню, чтобы полковник Дулбрунин вылетал на задания меньшего калибра, чем атака всеми истребителями.

– Я не Дулбрунин, – сказал Блейр. – Мне бы хотелось иметь несколько часов полетного времени так часто, как это возможно, так что не удивляйтесь, если обнаружите, что моей птичке понадобится больше обслуживания, чем вы планировали.

Она довольно кивнула.

– Рада слышать это, шкипер. Ваш предшественник очень хорошо знал, как летать за столом, он был великолепным администратором. Но мне нравятся пилоты, которые летают по-настоящему. Знаете, о чем я? – она склонила голову в сторону. – Вы действительно берете Хоббса ведомым?

– У вас с этим проблемы, офицер? – проворчал Блейр.

– Нет, сэр, – ответила техник, качая головой. – Я бы сказала, что это как раз вовремя. Этот кот – очень классный пилот, и я рада, что он снова в летном составе.

Блейр пристально посмотрел на нее, затем одобрительно кивнул.

– Рад слышать это, офицер, – сказал он более тепло. По крайней мере хоть кто-то на взлетной палубе ценил Ралгху нар Ххалласа. Ее похвала звучала искренне. Рейчел Кориолис удивила его как техник, который судит о пилоте по тому, как он управляется с истребителем, а не по поверхностным вещам вроде расы или прошлых заслуг. – Ну… дайте мне отчет о состоянии моей птички.

6
{"b":"9022","o":1}