ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С помощью пульта она включила набор экранов, заполненных информацией об истребителе.

– Вот вам «Тандерболт» – приготовлен, заправлен, включен и вооружен… и готов надрать кому-нибудь задницу.

Блейр пару секунд посмотрел на экраны, затем кивнул.

– Выглядит хорошо, офицер, – наконец сказал он. – Что с боезапасом?

– Все уже готово, шкипер. Капитан загрузил задание в ваши компьютеры, пока вы были на брифинге. Я обдумала требования к оружию и полностью экипировала корабль. Вам осталось только взлететь.

Блейр нахмурился.

– Лучше дайте мне посмотреть боезапас, – проговорил он.

– Типичный, – ответила она, вызывая информацию о боезапасе на один из мониторов. – Вы, летуны, просто не думаете, что кто-нибудь еще знает, что вам может там понадобиться.

Он проверил сочетание оружия, затем неохотно кивнул.

– Выглядит достаточно хорошо, – признал он.

– Может быть, в следующий раз вы доверите тете Рейчел разобраться с вашим боезапасом, а, шкипер? – Она мимолетно улыбнулась ему. – Я обещаю вам, полковник, я вас не подведу.

– Мне тоже так кажется, – сказал он. Блейр в последний раз посмотрел на показания истребителя, затем повернулся к двери. Надо было лететь.

– Удачи, шкипер, – сказала техник, – и счастливого пути!

Он вышел из центра управления и спустился на лифте этажом ниже, появившись на взлетной палубе посреди беспорядка людей и машин, участвующих в знакомом целенаправленном хаосе подготовки к полету. Хоббс уже был там, в шлеме, но с поднятым забралом.

– Истребители подняты, полковник, – серьезно сказал он. – К полету готов.

– Тогда вперед, – ответил Блейр, поднимая свой шлем и аккуратно надевая его на голову. Его летный костюм и перчатки делали движения неуклюжими, но Хоббс помог ему. Пара техников суетились вокруг, провожая их к истребителям, стоящим крыло к крылу в стартовых люльках.

Блейр забрался в кокпит; у него засосало под ложечкой, как и всегда в предвкушении полета. Техники в это время в последний раз проверили фонарь кабины, достали внешние топливные и электрические кабели, сняли показания приборов и сравнили их с исходящей информацией из центра управления. Блейр провел свои проверки.

Когда все лампочки на его панели стали зелеными, он кивнул и опустил забрало шлема, затем переключил свое радио на командный канал. «Тандерболт» три-два нуля», – сказал он. «К вылету готов».

– Центр управления, – прозвучал в его ухе голос Рейчел. – Подтверждаю, «Тандерболт» три-ноль-ноль готов к вылету.

Забрало шлема Блейра ожило, показывая на себе основные системы истребителя. В левом нижнем углу дисплея шел обратный отсчет. Казалось, он будет длиться вечно, но наконец-то отсчитались последние несколько секунд. Блейр взялся за ручку управления одной рукой, другая рука держала дроссель. Три… два… один…

Блейр передвинул дроссель вперед и почувствовал, как заводятся моторы.

– «Тандерболт» три-два нуля, работают все системы, – отрапортовал он. Затем он оказался уже за пределами носителя, летя в наполненные звездами глубины открытого космоса.

Секунду спустя на связь вышел Хоббс, его голос был слегка искажен компьютерной реконструкцией закодированной передачи.

– «Тандерболт» три-ноль-один, работают все системы.

– Вас понял, трехсотый, триста первый, – голос лейтенанта Роллинса громко раздался в его наушниках. – Ваше задание – разведывательный полет, повторяю, разведывательный полет.

– Подтверждаю, – ответил Блейр. – Лидер Разведки, устанавливаю летные координаты.

Пока Хоббс в свою очередь отвечал, Блейр нажал клавишу, чтобы проверить летный план автопилота на навигационном компьютере. Патруль Синей Эскадрильи обнаружил признаки возможной вражеской активности на радарах дальнего действия около трех различных координатных точек, но, выполняя приказ, не стали приближаться. Вместо этого они привезли информацию на «Виктори». Теперь Эйзен хотел, чтобы эти возможные проблемные точки были изучены более тщательно; для этого он послал на разведку тяжелые «Тандерболты» из Золотой эскадрильи, способные дать бой противнику.

Рутинный патруль… вот только Блейр уже давно знал, что никакая миссия никогда не бывает полностью рутинной.

Два истребителя летели в тесном строю, крыло к крылу, с минимальным количеством переговоров друг с другом и носителем. Первая из трех навигационных точек была пуста, хотя на сенсорах показался разнообразный космический мусор – возможно, именно это засек первый патруль. Они оставались на месте до тех пор, пока два раза не перепроверили все показания сенсоров, затем направились ко второй навигационной точке летного плана.

– Расстояние до навигационной точки восемь тысяч километров, – наконец доложил Хоббс. – Переключаюсь на полный спектр сканирования… готово.

– Подтверждаю, – кратко ответил Блейр, активируя собственные сенсоры. Несколько бесконечно долгих секунд прошло, пока компьютер не начал обрабатывать информацию, текущую через систему. Экран слежения в центре консоли управления зажегся тремя красными огоньками.

– Истребители, истребители, истребители, – проговорил Хоббс по тактическому каналу. – Я вижу три истребителя, направляются от три-четыре-шесть к ноль-один-один, расстояние две тысячи, приближаются.

Блейр проверил свои собственные данные о целях.

– Подтверждаю. Трое плохих парней, двое нас. Но я думаю, они немного нервничают, и все! – Он помолчал несколько секунд, изучая информацию с сенсоров. – Я вижу их как «Дралти», скорее всего, четвертой серии.

– Тогда они будут достаточно легкими целями, – сказал Хоббс. «Дралти-4» был хорошим кораблем, но он принадлежал к классу средних истребителей с меньшим количеством оружия и более слабой броней, чем земные «Тандерболты». – Могу я иметь честь первым пойти в атаку, полковник?

Блейр нахмурился. Его инстинкты вступали в противоречие с тем, что он видел на экране. Что-то было не так…

– Подожди, Хоббс, – сказал он. – Я хочу завершить сканирование.

Сенсоры покрыли весь космос вокруг земных истребителей до самого предела своего действия, но компьютер все еще хрустел цифрами, пытаясь экстраполировать детализированную информацию с них. По направлению вражеских истребителей был большой астероид, правда, поближе и в нескольких градусах по левому борту. На астероиде такого размера мог размещаться склад килрати или их база, возможно, вооруженная…

– Держись подальше от этой глыбы, Хоббс, – сказал он, все еще хмурясь. – Мне не нравится, как она выглядит. Давай останемся на большом расстоянии, пока не разберемся, куда эти ребята собираются.

– Подтверждаю, – ответил Ралгха. Блейру почудилось, что он заметил следы разочарования в голосе инопланетянина.

– Включаю форсаж, – сказал Блейр, до отказа выжимая дроссель и чувствуя, как ускорение давит на грудь. Хоббс держался вблизи, повторяя его курс и скорость.

– Они видят нас, полковник, – через некоторое время доложил Ралгха.

На своем прицельном экране Блейр видел, как три истребителя разрывают строй. Похоже было, что они готовились к типичному образцу килратской атаки, с отдельными кораблями, идущими в бой по очереди, вместо попытки скоординированного нападения. Это было наследием их предков-хищников: инстинкт сражаться и охотиться в одиночку вместо того, чтобы собираться и атаковать вместе. Блейр знал, что Хоббс тоже чувствует зов этого инстинкта, но он знал об устойчивом чувстве долга и самоконтроле своего друга, которое держало его в строю до приказа.

Первый «Дралти» ускорился в их сторону, двигаясь на максимальной скорости. По открытому радиоканалу была слышна ругань вражеского пилота.

– Умрите, безволосые обезьяны! – перевел компьютер связи. – Умрите так, как вы живете, без чести и цены!

– Я не обезьяна, – ответил Хоббс. – Я – Ралгха нар Ххаллас, и моя честь не может быть поставлена под сомнение килра…хра вроде тебя! – Ведомый Блейра повернул влево, открыв огонь по «Дралти» из бластеров и выпустив пару неуправляемых ракет.

7
{"b":"9022","o":1}