ЛитМир - Электронная Библиотека

— Извини, Эмил. Я взвесил все за и против. Нам придется пойти на этот риск. Ребята у нас молодцы. Ты только вдолби им в головы насчет воды и болезней. Пусть никто не приближается к их церквям, и, клянусь небом, они будут пьяны от счастья, что выбрались отсюда.

— Кто пойдет первым, полковник, дорогуша? — нетерпеливо спросил О’Дональд.

— Можешь отпустить половину своей батареи, — разрешил Эндрю. — Дадим завтра залп из корабельного орудия, когда повезем Ивора обратно в город. После этого они свободны на весь день. С вами может пойти в увольнение первая рота. Капитан, — повернулся он к Тобиасу, — вы вольны распоряжаться своими людьми, как вам заблагорассудится.

Тобиас утвердительно кивнул в ответ.

— А как же женщины?

Эндрю озадаченно уставился на Кэтлин.

— Э-э, видите ли…

— Полковник Кин, — резко сказала Кэтлин, — благодарю вас за участие, но я способна сама о себе позаботиться и не собираюсь оставаться пленницей в этом лагере.

— Это бунт, — добродушно усмехнулся Эмил.

Эндрю, смутившись, безуспешно искал подходящий ответ, пока наконец на губах Кэтлин не заиграла легкая улыбка. Было видно, что медсестру весьма забавляло замешательство обычно столь уверенного в себе командира.

— Сочту за честь, если вы позволите мне завтра сопровождать вас, — почти робко произнес Эндрю.

— Я подумаю над этим, — улыбнулась Кэтлин.

— Э-э, ну да, — откашлялся Эндрю и снова замолчал. Его друзья знали, что он всегда был молчалив в присутствии женщин, и обменивались понимающими улыбками.

Полковник перевел взгляд на Эмила, сидящего рядом с Кэтлин. Доктор явно наслаждался его мучениями. Наконец Ганс сжалился над ним и, прочистив горло, склонился к плечу Эндрю.

— Если мне будет позволено заметить, полковник, — заметил он, — вы хотели обсудить важные дела.

— Да, конечно, сержант, — встрепенулся Эндрю, с трудом отводя взгляд от завораживающих глаз Кэтлин. — Спасибо, что напомнили.

Вновь обретя хладнокровие, он обратился к своим ротным командирам и штабным офицерам, которые с улыбкой взирали на его смущение.

— Перейдем к другим делам, джентльмены. Начнем с идеи Хьюстона.

— Мои парни хотят начать работу над лесопилкой, сэр, — поднялся Трейси Хьюстон, невысокий командир четвертой роты.

Хьюстону было всего девятнадцать, а из-за всклокоченных светлых волос и веснушчатого лица выглядел он и того моложе. В нем никак нельзя было заподозрить закаленного боями офицера, который получил свой чин за доблесть, проявленную в битве в Уайлдернессе.

— Начинайте прямо завтра, после церемонии с Ивором. Место уже выбрано?

— Да, отличное место. Примерно в четверти мили на восток от форта. Там ручей сужается, так что не возникнет сложностей с постройкой плотины. Один из моих людей, Фергюсон, — это настоящий клад, он нашел это место и говорит, что за месяц сможет сделать черпаковое колесо диаметром пятнадцать футов, если вся рота будет ему усердно помогать. Рядовые Айви и Олсен участвовали в строительстве плотины в Вассалборо. Главное, что нам нужно, — это горн и хорошее железо, чтобы сделать пилу.

Эндрю взглянул на О’Дональда. К каждой батарее был приписан по крайней мере один кузнец, который мог подковывать лошадей и чинить снаряжение.

— Данливи, — изрек ирландец. — Если его горн будет рядом с вашей плотиной, он сможет использовать силу воды, чтобы раздуть меха, и через месяц у вас будет самая лучшая пила в этом забытом Богом месте. Кузница нам здесь в любом случае не повредит.

— Значит, решено. Пусть Фергюсон придумает, как заставить горн и лесопилку работать от водяного привода, но это, наверно, потребует постройки большого колеса. Мои парни сделают все необходимые расчеты.

— Как насчет водяной мельницы? — поинтересовался крепыш Флетчер, командир седьмой роты.

— А что насчет мельницы? — переспросил Эндрю.

— У них здесь нет ничего подобного, — пояснил Флетчер. — Эти бедолаги все еще мелют вручную. Слушайте, если мы построим здесь мельницу, то уже не будем так зависеть от подачек этого боярина. Один из моих парней нашел неплохой карьер, где можно взять камни для жерновов. Он говорит, что сможет вытесать их за пару недель.

Эндрю довольно улыбнулся. Он беспокоился, чем бы занять своих людей, но совершенно упустил из виду их характер. Они все были из Мэна, а кто же не знает, что по части торговли мэнцы дадут сто очков форы даже ушлым жителям Массачусетса и Коннектикута.

Эндрю перевел взгляд на Флетчера:

— Приступайте к работе.

Хьюстон подергал себя за жидкие бакенбарды, подозрительно косясь на здоровяка Флетчера.

— Если ты одолжишь мне людей, чтобы построить нашу плотину, я потом обеспечу вас досками для вашей плотины и подброшу пару взводов. И еще дам вам древесину для мельницы, сразу после того как методистский комитет получит свое для постройки церкви. Вообще-то, на этом ручье можно соорудить по меньшей мере полдюжины плотин и мельниц.

— А ты одолжишь нам Фергюсона, чтобы он сделал мельничное колесо?

— Эй, эй, — рассмеялся Эндрю, — что здесь происходит?

— Да ничего особенного, обычный деловой разговор.

Сначала Эндрю решил вмешаться. Все они принадлежали к одному полку, и эта торговля была неуместна, но тут ему пришло в голову, что все эти проекты и переговоры были как раз то, что поможет им сохранить бодрость духа.

— Тогда так, джентльмены. Разрешаю обмен рабочей силой, но только на время работ, которые проводятся на благо всего полка и одобрены мною. Если мы получим прибыль от предоставления услуг местному населению, половина ее пойдет той роте, которая начала и контролирует это дело, а остальное — в полковую казну.

Все дружно кивнули в знак согласия.

— Раз речь зашла о железе… — начал Майна, командир пятой роты.

— Да, так что?

— Здесь кто-нибудь задумывался над тем, где мы возьмем железо для пил, подков и всего остального?

— Догадываюсь, что ты задумывался, — отозвался Эндрю.

— Верно, — с гордостью признал Майна. — Некоторые из моих ребят работали в цинковых рудниках на краю Белых Гор. Сам я какое-то время изучал металлургию в университете штата. Мы с парнями побродили по округе и обнаружили залежи железной руды милях в четырех выше по ручью, где вы собираетесь строить плотины. Надо будет прорубить туда просеку, и мы сможем добывать немало руды. Все, что нам понадобится, — это колесо, дающее энергию плавильной печи, и печь для обжига руды. Через три месяца у нас будет свое железо.

— Я так понимаю, ты хочешь, чтобы это дело было поручено твоей роте.

— С разрешения полковника, разумеется.

— Разумеется, — согласился Эндрю, улыбаясь. Им очень нужно железо, и, небо свидетель, еще множество всего другого.

— Раз уж мы здесь обсуждаем все это, почему бы не соорудить кузницу Данливи рядом с печью для обжига? — тут же добавил Майна. — Мы сможем прямо на месте отливать готовые изделия.

— Мои ребята тоже не прочь в этом поучаствовать, — перебил его О’Дональд. — Будет чем руки занять. Думаю, у меня найдется пара кожевников, которые сделают меха для ваших горнов.

Эндрю одобрительно кивнул, а остальные офицеры вступили в оживленную дискуссию.

— Еще что-нибудь? — спросил Эндрю и поднял руку, призывая их к тишине. Офицеры, не предложившие никаких проектов, сидели насупившись, их гордость была уязвлена тем, что они не додумались до таких очевидных инициатив. Эндрю видел, что завязывается конкуренция. А он еще беспокоился насчет их боевого духа! Да уже через неделю каждая рота будет занята каким-нибудь важным делом.

— Тогда все, джентльмены. Доброго вам вечера. Не прекращайте вечеринку после моего ухода — мне еще предстоит завтра долгий день с Ивором.

Поднявшись, он вышел из-за стола. Эмил обеспокоенно посмотрел ему вслед, понимая, что действительной причиной его ухода является головная боль, вызванная старой раной. Но он ничего не мог поделать до тех пор, пока Эндрю сам к нему не обратится.

Жадно вдыхая свежий воздух, Эндрю почувствовал, что вечерний холод снимает его боль. Голова заболела уже несколько часов назад, и он, как обычно, терпел боль молча. Во всяком случае, не было никакого смысла жаловаться. Это была старая рана, и он, машинально потирая виски, шагал по темной улице. Скоро протрубят отбой; солдаты уже начали устраиваться на ночлег.

25
{"b":"9023","o":1}