ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда колонна проходила по Геттисбергской улице, вслед за ней стали пристраиваться янки, так что скоро под барабанную дробь маршировал уже весь полк. Раздалась зычная команда, солдаты радостно взревели в ответ и затянули свою любимую песню, изобилующий непристойностями вариант «Дикси». Эндрю вздрогнул от неожиданности. Разумеется, Ивор и его спутники не понимали ни слова, но он все равно задаст Гансу хорошую взбучку.

Приблизившись к причалу, они увидели отряд О’Дональда, выстроившийся рядом с тремя пушками, чьи стволы ярко блестели на солнце. Выхватив опять саблю из ножен, Эндрю отсалютовал артиллеристам. Пэт ответил приветственным ревом. Большие рыжие бакенбарды ирландца и его моржовые усы вызвали немало завистливых взглядов со стороны русских витязей.

Не в силах сдержать свое любопытство, Ивор оглянулся через плечо и впился взглядом в пушки и в солдат, марширующих следом за ними. Выражение его лица ясно показывало, что он находится под глубоким впечатлением от дисциплины, царящей среди янки.

Выйдя из западных ворот, процессия направилась к пристани, прямо к трапу, ведущему на «Оганкит». Мачты судна украшало множество сигнальных флажков, можно было подумать, что оно участвует в каком-то морском параде. На палубе их ждал Тобиас и тридцать матросов, одетых в парадные синие робы. Все они испытывали явную гордость за свое вновь обретенное судно.

И снова Эндрю пришлось салютовать саблей, на этот раз Тобиасу, который в ответ удостоил его сухим приветствием. Коротышка капитан, казалось, вот-вот лопнет от самодовольства в связи с тем, что его судно стало центром всеобщего внимания.

Спешившись, Ивор и его свита стали беспокойно озираться по сторонам. Раснар, рядом с которым находился еще один молодой священник, стоял в стороне и с нескрываемым отвращением взирал на все вокруг.

О’Дональд и половина его батареи, собравшаяся в увольнение, вышли вперед и с помощью Калинки убедили витязей передать им лошадей. Проведя животных по трапу, они привязали их к мачтам.

После этого Тобиас подошел к Ивору, приветствовал его и пригласил взойти на борт.

— Мои люди сказали мне, что твой корабль плавает без парусов, — сказал боярин.

Беспокойство наконец вырвалось наружу, хотя он и не хотел демонстрировать его перед своей челядью.

— При помощи демонов, — сплюнул Раснар.

— Если это так, то ваше присутствие прогонит демонов, — парировал Эндрю, смотря в глаза Патриарху, — и тогда судно не тронется с места.

Калинка, явно обеспокоенный назревающей ссорой, нервно перевел слова полковника.

Застигнутый врасплох этим ответом, Раснар не нашелся что сказать.

— Мои люди верят в Кесуса так же, как и вы, ибо разве не правда, что оба наших народа пришли сюда из одного места, где Кесус является Богом?

— Ты ни слова не сказал о Перме, — прошипел Раснар, с ненавистью глядя на Кина. — Перм — Бог-Отец.

— Мы чтим его под другим именем.

— Преклони колени и проси прощения у Перма, — пролаял Раснар, — тогда я, может быть, поверю тебе.

— Я не встану на колени, — спокойно ответил Эндрю, — ибо моя вера крепка и без этого.

«Кроме того, этот поступок означал бы, что я признаю перед всеми твое превосходство», — подумал он про себя.

— Мы все будем очень признательны, если ваше святейшество благословит наш корабль, — обратился к Раснару Эндрю, уходя от открытой ссоры. — Тогда, если ваши подозрения насчет демонов окажутся верными, они тут же сбегут, трепеща перед таким святым человеком. Если это демоны движут корабль против ветра и течения, то он не тронется с места, и тогда я признаю вашу правоту и на коленях буду молить о прощении.

Раснар несколько мгновений обдумывал эти слова, затем с приглушенным восклицанием, смахивающим на ругательство, подошел к судну, отталкивая по дороге витязей, внимательно прислушивавшихся к их перепалке.

Подняв свой жезл, священник пробормотал молитву и осенил корабль крестом.

Эндрю бросил быстрый взгляд на О’Дональда и его ребят, тоже по большей части католиков. Но те уже были предупреждены и не перекрестились, когда освящение судна закончилось.

— Капитан Тобиас, можем ли мы подняться на борт? — спросил Эндрю.

Тобиас снисходительно кивнул, очевидно радуясь тому обстоятельству, что Эндрю вновь на его территории. Затем капитан широко улыбнулся, прикоснулся к плечу Ивора и жестом предложил ему подняться по трапу.

Вслед за Ивором и Тобиасом на палубу взошли Эндрю и Калинка. Теперь Кину оставалось надеяться только на то, что котлы «Оганкита» в порядке, иначе Раснар припомнит ему его обещание.

После дружины на корабль прошла первая рота. Солдаты радовались представившейся возможности провести целый день в городе. Вслед за ними погрузились артиллеристы, которые со смаком расписывали своим оставшимся на берегу друзьям, какие удовольствия ожидают их в Суздале.

Поднявшись на ют, Тобиас пригласил Ивора в рулевую рубку. Надувшись от гордости, он с силой потянул за шнур, и пар с пронзительным свистом вырвался из трубы.

Воины Ивора в ужасе закричали, не понимая, откуда исходят эти устрашающие звуки. Некоторые повалились на колени, бормоча молитвы, другие обнажили мечи, готовясь вступить в битву с неведомым врагом. Даже Раснар испуганно вздрогнул, но тут же побагровел от гнева, заметив улыбки на лицах чужаков.

Какое-то время, показавшееся очень долгим, Калинка сломя голову носился по палубе, выкрикивая объяснения и успокаивая гостей. После долгих уговоров Ивор решился сам потянуть за шнур. Когда вновь послышался свист пара, опять раздались встревоженные возгласы, и он тут же бросил веревку, как будто та обернулась гадюкой. Понимающе улыбаясь, Эндрю жестом предложил ему сделать еще одну попытку. Снова послышался слабый свист. Наконец, собравшись с духом, боярин потянул шнур изо всех сил и с довольной улыбкой оглядел своих перепуганных воинов.

В конце концов Ивор расхохотался и, как школьник, которому разрешили запустить петарду, начал радостно дергать за веревку.

— Хочу такую! — завопил он. — Хочу, чтобы у меня во дворце была такая свистелка!

— Это займет несколько дней, — отозвался Эндрю, прикидывая в уме, найдется ли у них в полку умелец, который сможет сконструировать небольшой паровой котел со свистком. — Но мы с радостью преподнесем тебе этот дар.

Ивор расцвел от счастья, услышав эти слова.

— Господин полковник.

Эндрю только сейчас заметил Винсента, стоящего у перил юта.

— Что тебе, сынок?

Готорн подошел к ним, снимая на ходу с плеч свой вещевой мешок. Открыв его, он вытащил небольшие деревянные часы.

— Сэр, с вашего разрешения я бы хотел в знак дружбы преподнести эти часы боярину Ивору от имени всего рядового состава полка.

На лице Винсента появилось торжественное выражение, и Эндрю с трудом удалось скрыть улыбку.

— А они не врут? — поинтересовался он.

Довольно улыбаясь, Винсент достал из мешка небольшой маятник, прикрепил его к основанию часов, и они затикали.

— Тут только часовая стрелка, сэр, чтобы проще было их собирать. Я поставил их по времени этого мира, здесь, кажется, двадцать три часа в сутках. Но с этой штукой все в порядке.

— Отличная работа, парень, — похвалил его Эндрю.

Калинка быстро перевел Ивору эту беседу и, следуя указаниям Готорна, объяснил принцип работы часов.

Открыв заднюю панель, Винсент показал Ивору часовой механизм, и боярин радостно засмеялся при виде новой игрушки.

Ивор благожелательно двинул Винсента кулаком по плечу и отослал его обратно к перилам. Его свита разразилась грубым смехом.

— Не пора ли нам трогаться? — наконец осведомился Тобиас, и после утвердительного кивка Эндрю приказал отдать швартовы.

Затем он велел кочегарам разводить пары, и из трубы повалили клубы черного дыма. Судно задрожало, и сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее «Оганкит» пошел по реке.

С носа раздавались крики впередсмотрящих, сообщающих об отмелях и прочих препятствиях. «Оганкит» выбрался на середину реки и пошел против течения со скоростью десять узлов.

27
{"b":"9023","o":1}