ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подвал
Я белый медведь
Любовь рождается зимой
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Десятое декабря (сборник)
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Ключевые модели для саморазвития и управления персоналом. 75 моделей, которые должен знать каждый менеджер
Силиконовая надежда
Дети мои

— Проклятье!

— Дела плохи, сэр. Наши забаррикадировались внутри. Эта таверна находится на улице, где стоит дворец Ивора. Снаружи уже собралась настоящая толпа. Как только я услышал, что произошло, я побежал за вами, сэр.

— Молодец, — похвалил его Эндрю. — Там дальше по улице еще двое наших ребят. Скажи им, чтобы следовали за мной, — я возвращаюсь, чтобы навести порядок. Посылай туда всех, кого увидишь. Давай беги!

Эндрю схватил Кэтлин за руку и со всех ног припустил обратно в центр города. Через несколько кварталов до него донесся возмущенный гул толпы, и наконец он выскочил на площадь и увидел несколько сотен разгневанных Суздальцев.

— Оставайтесь здесь, — приказал он Кэтлин.

— И не подумаю, — вызывающе тряхнула головой она. — Люди О’Дональда ранены.

— Я не возьму вас с собой в такую толпу.

— Не будьте таким джентльменом, Эндрю Кин. Пойдем.

Эндрю не сдержал улыбки. Около десятка солдат из первой роты и несколько артиллеристов бежали к нему с разных концов огромной площади, несомненно, только что покинув другие таверны Суздаля.

— Никакой стрельбы, — скомандовал Эндрю. — Вы, артиллеристы, засуньте ваши револьверы в кобуры, и, клянусь небом, если кто-нибудь из вас что-то вякнет, все вместе отправитесь на месяц на губу. Теперь вперед.

Кэтлин пришлось перейти на бег, чтобы не отставать от Эндрю. Теперь она видела его совсем другим: холодным, решительным и, пожалуй, вдохновленным предстоящей стычкой.

При приближении их отряда толпа неохотно расступилась.

Даже не заглядывая внутрь, Эндрю видел, что в таверне произошла потасовка. Тяжелая деревянная дверь была снесена с петель и лежала на улице. Войдя в темное помещение, он увидел О’Дональда и шестерых его парней, стоявших в одном из углов плечом к плечу. Ирландец держал в руке саблю, остальные вытащили револьверы. В центре таверны находился Ивор в окружении дюжины вооруженных стражников, а вдоль стен столпилось немало русских, бросавших злобные взгляды на янки.

— Так, ну и что здесь происходит? — громовым голосом прорычал Эндрю, вставая между двумя вооруженными отрядами.

Все тут же загомонили, перебивая друг друга, так что нельзя было разобрать ни слова.

— Все заткнулись! — рявкнул Эндрю. Это распоряжение было понято без перевода, и в таверне стало тихо.

— Калин, рассказывай, что произошло.

— Кин, здесь была драка. Один Суздалец мертв, — объяснил переводчик, указывая на стойку, у которой лежало бездыханное тело. На голове убитого виднелась большая вмятина, а из его носа и ушей продолжала медленно сочиться кровь.

— Он шандарахнул Джеймса, — вмешался Пэт. — Этот парень сам все затеял.

— Помолчи пока, О’Дональд, — отрезал Эндрю, даже не взглянув на ирландца.

Калинка обратил внимание Кина на группу из шести русских, стоявших у стойки, у одного из которых была сломана рука. Их вожак показал рукой на Пэта и начал громко кричать.

— Он утверждает, что О’Дональд и его люди начали драку сами, их никто не обижал, — перевел Калинка. — Янки, который лежит на полу, ударил Бориса ножкой от стула, и тот умер.

Ивор и его стражники мрачно смотрели на американцев.

Эндрю повернулся к О’Дональду.

— Ну, что скажешь? — спросил он дрожащим от ярости голосом.

— Это вранье, дорогуша. Мы тут спокойно выпивали, никого не трогали. Я даже поставил выпивку этим мерзавцам, честное слово. И вдруг один из них залез в карман Джейми, и это после того, как мы их угостили! Ну, Джейми и двинул ему. Отличный удар, прямой в челюсть. Тогда этот Борис накинулся на него с ножом. Тут уж мы все вмешались, постарались оттащить этого ублюдка. Он успел пырнуть Джейми, но у нашего парня хватило сил подобрать ножку от стула и ответить этому подонку. Была небольшая заварушка, и не успели мы глазом моргнуть, как снаружи собралась целая толпа кровожадных русских.

Дерьмо собачье, подумал Эндрю. Этот рыжий ирландец притягивал неприятности, как магнит. Эндрю считал, что майор вряд ли станет ему врать, но во всей дивизии не было ни одного человека, кто не был бы наслышан об «этом О’Дональде».

— Похоже, мы серьезно влипли, — пробормотал он себе под нос.

Подойдя к лежащему Джеймсу, он встал рядом с ним на колени. Кэтлин отчаянно пыталась ему помочь, пытаясь остановить кровь из колотой раны в боку. На губах раненого проступила кровавая пена.

— Как он?

— Задето легкое. Я пока не знаю, насколько сильное у него внутреннее кровотечение. Надо отнести его к доктору Вайсу.

— Хорошо, мы сделаем носилки из этого стола. Давайте вынесем его отсюда.

Ивор начал что-то громко говорить Калинке.

— Ивор говорит, один из Суздальцев убит твоим человеком. Тот, кто сделал это, должен теперь умереть!

Эндрю перевел взгляд на Ивора. Он должен быть очень осторожен. Заметив дверь в заднюю комнату, он жестом пригласил боярина следовать за собой. Вместе с Калинкой они втроем вышли из общего зала и закрыли за собой дверь.

Смотря прямо в глаза Ивору, Эндрю угрожающе выставил вперед палец.

— Похоже, это твои люди начали драку, — перешел он в атаку.

— У меня другое мнение, — отрубил боярин.

— Да ладно тебе. Ты же видел этих людей. Самые настоящие головорезы. Клеймо ставить негде. Один из них попытался ограбить моего человека, и тот был ранен ножом, защищаясь. Это мне надо требовать у тебя возмещения.

— Никогда! — проревел Ивор. — Я буду судить твоего солдата и потребую виры для семьи несчастной жертвы!

— Я не оставлю его здесь, — ледяным тоном произнес Эндрю. — Ему срочно необходим наш доктор, если его вообще еще можно спасти. Вот что я предлагаю, — продолжил он. — Если он выживет, то предстанет перед судом. Поскольку это твое царство, но в деле замешан мой солдат, судить будут двое, ты и я.

— Только я сужу людей в Суздале, — злобно ответил Ивор. — Ты унесешь его в свою крепость и спрячешь там.

— Это было бы безумием с моей стороны, — перебил его Эндрю. — Мне нужна твоя дружба, а не вражда. Я признаю, что ты владыка Суздаля, а я твой страж и вассал. Но мой народ отличается от твоего, и я в ответе за него.

— А вира?

— Она будет уплачена сейчас же, — заявил Эндрю, — раз твой подданный погиб. Но если умрет и мой солдат, то я потребую ее обратно, так как он был ранен твоим человеком.

— Чушь, — оборвал его Ивор. — Он предстанет перед моим судом прямо сейчас!

Эндрю молча смотрел на боярина. Тот совсем не дал ему времени. Он понимал, что Ивору отступать некуда, толпа снаружи требует крови. Если Ивор уступит ему, тут же разнесется слух, что янки более могущественны, чем их собственный боярин. В какой-то степени Эндрю даже сочувствовал ему. Но если он разрешит Суздальцам судить своих людей и создаст сейчас прецедент, потом у них возникнут огромные трудности, так как нет сомнения, в чью пользу будет судить Ивор. Вид гниющих тел, висящих на южной стене города, также не вызывал желания довериться русскому правосудию. Нет, он не мог этого допустить.

— Вот что я тебе скажу, — наконец предложил Эндрю. — Мой солдат будет доставлен в Форт-Линкольн для лечения. Я останусь здесь в качестве заложника и обещаю, что как только он сможет ходить, то вернется сюда. Тогда будет суд, и судьями будем ты и я.

Широко распахнутые голубые глаза Калинки выражали восхищение. Неслыханное дело — знатный человек предлагает себя заложником вместо крестьянина! В такой ситуации знатный русский даже не стал бы забивать себе голову каким-то холопом, а скорее всего просто насадил бы его на копье не сходя с места, чтобы тот не мешал вечерней гулянке.

— Не нравится мне это, — пробурчал Ивор, не в силах скрыть своего изумления от предложения Эндрю.

— Больше я ничего не могу предложить, — спокойно сказал Эндрю, хотя сердце его упало. Это весьма смахивало на изощренный способ самоубийства, но будь он проклят, если позволит, чтобы кого-нибудь из его ребят отдали в руки палача и повесили на городской стене.

— У меня нет выбора, — мрачно объявил Ивор. — Я не могу допустить, чтобы все вокруг считали, что вы оказываете такое влияние на меня. Раснар и так уже забрал себе много власти, а если я вам уступлю, он станет еще сильнее. Может быть, именно он устроил эту стычку. Я и так рискую, беседуя тут с тобой наедине.

30
{"b":"9023","o":1}