ЛитМир - Электронная Библиотека

— Атакуйте их, атакуйте! — рычал Кубата, стоя в стременах.

Он не забыл того, что он увидел на перевале несколько месяцев назад. Потребовалось несколько часов, чтобы найти в темноте это ответвление дороги, но он был уверен, что оно должно куда-то привести. С трудом передвигаясь в темноте, он вел своих воинов вперед, в ночь, пока наконец они не наткнулись на узкую дорогу. В свете раннего утра Кубата понял, что он на правильном пути, когда они обошли узкий проход по гребню холма и повернули на запад, к сожженной деревне.

Там враг окажет сопротивление — он понял это, когда перед ним возникла линия укреплений. Но если духи предков помогут ему спуститься с этих холмов, то перевал падет и враг будет лишен надежды на отступление.

Эндрю чувствовал, как в душе его поднимается холодный ужас. Слава Богу, что он послал дивизию Киндреда обратно, усилив ту единственную бригаду, которую он оставил в качестве резерва на перевале. Но смогут ли они удержаться?

Нарастающий рев послышался за ним, и даже через пелену дождя и тумана он увидел темные клубы дыма от мушкетов, стрелявших в двух милях позади.

Из леса справа вышли последние остатки дивизии Хьюстона, за ними рекой лилась темная масса тугар.

Пока что им удалось вывести большинство подразделений. Потому что в возникшей сумятице атака тугар оказалась не ударом молота, а скорее серией плохо рассчитанных по времени укусов.

— Мы потеряли там по меньшей мере два полка! — закричал Ганс, примчавшись справа. О’Дональд был рядом с ним.

Эндрю мрачно кивнул.

Ганс придержал коня и, посмотрев на юг, беззвучно выругался. Эндрю понял, что старый сержант изучает ситуацию.

Если Киндред сломается, мы в ловушке.

— Мы уходим с этого чертова места, — сказал Эндрю. — Киндред должен удержать перевал. Я покидаю эту позицию. Если мы прорвемся, то пойдем прямо в Суздаль. Я предполагал, что мы сможем удержаться на перевале еще несколько дней, но теперь слишком поздно. Отправь сообщение в город о том, что время вышло и пора всем перебираться из цехов в город. Действуй.

Ганс крикнул своим помощникам, и через секунду вестовые помчались по всем направлениям.

— О’Дональд, оттаскивай батареи назад.

Лицо командующего артиллерией было изборождено складками из-за усталости. Отдав честь, он поспешил к линии фронта, выкрикивая команды. Через несколько минут половина орудий уже двигалась в тыл. Тугары между тем наступали, ободренные прорывом позиций. Они ликовали.

Эндрю сидел неподвижно, пытаясь сохранить невозмутимый вид. Он знал по опыту, что отступать гораздо тяжелее, чем наступать. Теперь он ощущал эту тяжесть на своих плечах. В воздухе висела паника. Несколько полков, тянувшихся мимо него, больше напоминали толпу беженцев, чем воинское подразделение. И он дал им пройти — бессмысленно было бы пытаться построить их сейчас. Враг наступал справа всего в двухстах ярдах. Эндрю видел, как через поле отходит последнее из формирований, сохранившее свой боевой порядок, четкий квадрат из людей, двигавшихся очень быстро. Время от времени они резко останавливались, гремел залп, а затем движение продолжалось. Когда прошли разрозненные остатки дивизии Хьюстона, орудия, остававшиеся на передовой, стали покидать свои позиции. О’Дональд приказал оттягивать их постепенно канатами, что позволяло орудийному расчету перезаряжать пушки на ходу. Остановившись на секунду, они стреляли, затем проходили еще тридцать-сорок ярдов и стреляли снова. Стрелы сыпались вокруг лих дождем, и с десяток орудий, чей расчет был полностью уничтожен, пришлось оставить на поле. Но тугары, боявшиеся пушек, не подходили к ним близко.

Отступая вместе с артиллерией, Эндрю чуть не заплакал от облегчения, разглядев за дымом битвы, что О’Дональд разместил целый дивизион из тридцати шести орудий за резервным бруствером.

Еще один дивизион отступил под его защиту, еще один дивизион сумел сформировать вторую линию обороны на южном перевале. Уже подготовленный к бою дивизион успел выстрелить двойным зарядом картечи, опрокинув атаку тугар, которые были уже в сотне ярдов от него.

Северный перевал был менее чем в полумиле от них, когда им снова пришлось отступить. Бог свидетель, Киндред держится, понял Эндрю, когда клубы дыма поднялись на холме в нескольких сотнях ярдов вверх по склону.

Но теперь им придется вытаскивать его тоже, иначе, когда пройдут последние отступающие подразделения, наступит очередь Киндреда быть атакованным с флангов.

Эндрю мрачно изучал обстановку и, остановившись в деревне к северу от перевала, он понял, что нужно сделать. Не поручить ли это Тридцать пятому, подумал он, когда тот проходил мимо него. Он старался подавить свои чувства, чтобы они не повлияли на его решение. Несколько секунд он взвешивал «за» и «против», а затем приказал полку проходить. Это ядро профессионалов понадобится ему позже. Сейчас нельзя было жертвовать им.

— О’Дональд, одна батарея остается здесь! Нам нужно время! — прокричал Эндрю, показывая на бруствер, подготовленный ранее рабочими Калинки.

О’Дональд кивнул, соглашаясь. Теперь они должны были выиграть время, чтобы вызволить Киндреда.

— Я займусь этим, — крикнул О’Дональд.

— Пэт, прикажи кому-нибудь другому — ты отступаешь вместе со мной.

— Но полковник, дорогуша, я не могу…

— Можешь, — мрачно сказал Эндрю. — Ты нужен мне. Я бы остался сам, но, Господь свидетель, мне тоже нельзя. Так что прикажи кому-нибудь из своих офицеров остаться здесь. Им придется держаться, пока мы все не покинем перевал. Мы дадим сигнал «Оганкиту», чтобы он помог им. Скажи им, что, когда остатки армии уйдут, они должны уничтожить орудия и прорываться к реке. Приступай!

Мимо с шумом прошла батарея, О’Дональд поскакал за ней и направил ее на позицию.

Это было подразделение Данливи, и Эндрю пытался заглушить в себе все чувства. Лучше пусть погибнут немногие, чем три тысячи под командованием Киндреда окажутся оторванными от остальной армии. Он понимал, что батарее нужна поддержка пехоты. Сквозь дым битвы было видно подразделение, которое все еще сохраняло форму квадрата. Им тоже придется удерживать перевал.

Эндрю галопом поскакал к осколку части.

— Кто здесь командир? — прокричал он.

— Очевидно, я, сэр.

Эндрю похолодел. «Господи, ну почему все так складывается?» — думал он, чувствуя усталость от того, что он делал. Но он не мог изменить приказ, каким бы сильным ни было его личное чувство.

— Ты все делаешь правильно, сынок, — спокойно сказал Эндрю. — Я повышаю тебя, и теперь ты — полковник.

Выражение лица Готорна не изменилось. Эндрю показалось, что юноша постарел лет на двадцать со времени их последней встречи, когда тот смеялся, как ребенок, оттого, что летит на воздушном шаре.

— Готорн, становись рядом с Данливи. Приказываю тебе удерживать позиции, пока вся армия не пройдет через перевал. Им придется спуститься вниз по этой узкой дороге перед тобой. Артиллерия должна заставить противника сохранять дистанцию, чтобы позволить нашим выйти из леса. Сынок, если ты не продержишься до тех пор, полк Киндреда погибнет, и тогда тугары уничтожат нас всех еще до того, как мы доберемся до города. Ты меня понимаешь?

— Да, сэр. Другими словами, стоять до последнего человека.

Эндрю промолчал.

— «Оганкит» будет поддерживать вас с фланга. На корабле сосредоточена большая огневая мощь. Я предоставляю тебе решать. Когда ты почувствуешь, что мы ушли от преследования, прорывайся к реке. «Оганкит» подберет вас. Увидимся на закате, Готорн.

Юноша отдал честь. Эндрю начал разворачивать лошадь, но остановился. Наклонившись, он протянул руку, и Готорн схватил ее.

— Благослови тебя Господь, сынок. Не беспокойся о жене и ребенке. Я лично позабочусь о них.

— Храни вас Бог, — спокойно ответил Готорн, и его голос прозвучал как-то отстраненно.

Выпустив руку юноши, Эндрю галопом ускакал прочь, чувствуя леденящий холод внутри и стараясь сдержать слезы.

82
{"b":"9023","o":1}