ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все, что мы оставили позади
Когда львы станут ручными. Как наладить отношения с окружающими, открыться миру и оказаться на счастливой волне
Река во тьме. Мой побег из Северной Кореи
Как поймать девочку
Последняя миссис Пэрриш
Билет в другое лето
Когда тебя нет
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Пассажир

— Думаю, тебе было бы неплохо глотнуть чего-нибудь, сынок.

— Возможно, вы правы, — ответил Готорн, тщетно пытаясь удержаться от слез.

— Вон они!

Мэлади высунулся из кабины паровоза и взглянул туда, куда показывал кочегар.

Темная масса всадников появилась на дальнем берегу Вины. Подстегивая своих коней, они обогнули стороной городские укрепления с бойницами и пересекли высохшее русло реки, которая после возведения дамбы превратилась в узкий ручеек.

— Где, черт возьми, Майна? — завопил Мэлади.

— В последний раз я его видел на пороховом заводе, — ответил кочегар.

— Будь он проклят!

Открыв дроссельную заслонку, Мэлади запустил колеса «Бангора», и поезд, который до сих пор прятался под защитой стены, рванулся вперед. Поднимаясь на холм, поезд набирал скорость, так как Мэлади продолжал держать заслонку широко открытой.

Паровоз с ревом тащил состав, не сбавляя скорости даже на поворотах, вагоны позади него тряслись и грохотали.

Десяток тугар выскочили сбоку и осадили коней у железнодорожной колеи.

Открыв рты от изумления, они жестикулировали, показывая на приближающийся поезд.

Один из них натянул лук и выстрелил прямо в паровоз. Стальной наконечник высек из него искры, и стрела отскочила.

Мэлади засмеялся и дал свисток. Тугары завопили от страха, отчаянно пытаясь не упасть с коней, которые пятились и брыкались.

— Берегитесь, ублюдки! — закричал Мэлади и показал им неприличный жест.

На следующем повороте он увидел несколько десятков крестьян, бежавших через поле в город. Мэлади замедлил ход и дал свисток. Высунувшись из кабины, он стал изо всех сил махать бегущим. Они повернули и, подбежав к путям, забрались в вагоны.

По-прежнему держа заслонку широко открытой, Мэлади продолжал вести состав на холм. Наконец показался пороховой завод. Замедлив ход, он подобрал стрелочника на повороте к литейному цеху и продолжил движение. Стрелочник возле порохового завода также был на своем посту. Мэлади жестом указал в направлении завода, и тот перевел стрелку.

— Я возьму тебя на обратном пути! — крикнул ему Мэлади на ходу.

Стрелочник махал ему, пока поезд поворачивал к заводу.

Выскочив из кабины, Мэлади ворвался в цех.

— Майна, где тебя черти носят?

— Они не могут захватить это место, — кричал Майна, заталкивая бочку под деревянные жернова.

— Пора, черт побери, убираться отсюда!

— Сию минуту, — проговорил майор рассеянно и, потянувшись к карману, вытащил спичку.

— Чтоб тебе! — заорал Мэлади, выхватив у него спичку. Мощный кулак машиниста сбил Джона с ног, и, схватив его на руки, Мэлади побежал к дверям.

— Держи этого сумасшедшего! — крикнул он кочегару.

Повернувшись, он помчался обратно в цех. Найдя бочку, он ногой вышиб дно, высыпал содержимое на полдюжины других бочек, а затем насыпал дорожку до самого входа.

— Вперед! — закричал Мэлади.

Паровоз дернулся на крутом повороте, направляясь обратно с холма. Мэлади смотрел, как поезд приближается к стрелке. Потом он зажег спичку и бросил ее на порох, который тут же вспыхнул; огненный ручеек потек назад, в здание.

Прерывисто дыша, он побежал к поезду, который медленно проходил стрелку. Стрелочник прыгнул в проходящий вагон. Кочегар с беспокойством оглядывался на своего начальника. Мэлади догнал паровоз, забрался внутрь и открыл заслонку до отказа. Поезд понесся прочь.

Позади раздался громоподобный взрыв. С сатанинским хохотом Мэлади наблюдал, как крыша здания поднялась в воздух, а из окон вырвались языки пламени.

Сотни тугар, поспешивших на холм вслед за поездом, завопили сначала из-за взрыва невиданной мощи, а затем и оттого, что на них набросился железный дракон. Они атаковали поезд с обеих сторон. Град стрел посыпался на пыхтящего, испускающего пар гиганта.

Привязав рукоятку открытой до предела дроссельной заслонки, Мэлади выхватил у Майны пистолет Высунувшись из кабины, он тщательно прицелился и начал стрелять. Один за другим тугары падали с седел. Один из воинов, размахнувшись длинным лассо, поскакал вдоль путей и попытался набросить его на поезд.

— Давай, давай, ублюдок!

Набирая скорость, «Бангор» летел вниз. А тугары с дикими криками продолжали свое безумное преследование.

Поезд содрогнулся, и Мэлади повалился на пол.

— Чертов идиот! — закричал он. Пошатываясь, он поднялся на ноги и высунулся из кабины, глядя на бесформенную груду, лежащую около путей. — Из-за него поезд чуть, не сошел с рельсов, черт тебя побери.

Толпы тугар гнались за составом, мчавшимся от первого поворота ко второму.

Сверху, с северо-восточного бастиона, несколько полевых орудий начали стрелять, чтобы рассеять тугарских воинов.

Один из тугар, подогнав своего коня, прыгнул на деревянный тендер. Мэлади обернулся и одним выстрелом сбил воина.

Еще один подъехал вплотную к паровозу, и машинист, взревев от восторга, выхватил кочергу у перепуганного кочегара и мощным ударом выбил тугарина из седла.

Сделав последний поворот, поезд направился прямо к земляному валу, ворота в котором были оставлены открытыми специально для него. На скорости более сорока миль в час паровоз с ревом пронесся по мосту через ров. Мэлади закрыл дроссельную заслонку и повис на тормозном рычаге, с силой пригибая его к полу. Искры разлетались из-под колес паровоза, с визгом проезжавшего мимо укреплений. Ворота захлопнулись за ним.

— Держитесь! — завопил Мэлади, когда поезд подпрыгнул на рельсах перед крутым поворотом у главной городской стены. С душераздирающим визгом паровоз соскочил с рельсов, разбрызгивая грязь по всем направлениям, и наконец мягко уткнулся в бревенчатые стены Суздаля.

Тысячи людей, которые затаив дыхание следили за этой гонкой, разразились громкими приветственными криками.

Мэлади спустился из кабины, добродушно приветствуя зрителей. Ласково похлопав «Бангор» по боку, он обошел его спереди. Забравшись на скотосбрасыватель, он вытащил застрявшее в нем копье, а затем отступил назад, разглядывая свою многострадальную машину.

— Черт возьми, это лучший рейс, какой я когда-либо совершал, — прошептал он с благоговением.

— Они идут.

Усталый до предела, Эндрю стоял на северо-восточном бастионе, наблюдая, как многотысячное тугарское войско приближается в пешем строю.

Начала стрелять артиллерия, оставляя кровавые борозды в наступающих рядах, которые достигли первой линии заграждений. Рубя своими мощными топорами колья и кустарник, отдельные воины продолжали натиск, но порядок наступления был сломан.

Эндрю повернулся и кивнул Гансу. Крики приказов прокатились по всей линии обороны, от дивизии к бригаде, от бригады к полку. Загремели тысячи мушкетов. И все же враг надвигался, прокладывая себе дорогу через ямы-ловушки и барьеры из кольев. В двухстах ярдах от них стояло наготове еще одно многотысячное формирование. От тучи стрел темнело небо. Однако стрелы приносили мало пользы, так как они попадали в защитный козырек из покрытых землей бревен.

Передние ряды наступавших подошли к краю высохшего рва. Некоторые прыгали внутрь, но большинство просто стояли разинув рты перед препятствием, которое им предстояло пересечь. Из рядов тугар в небо полетела стрела, на которой трепетала красная лента. Басом затрубил рог, и все тугары как один повернули и отступили, оставив за собой поле, покрытое сотнями павших. Огонь со стен прекратился.

— Так что же это было? — спросил Калинка.

— Проверка наших линий обороны, — ответил Ганс. — Профессионалы, чертовски хорошие профессионалы.

Вздохнув, Эндрю посмотрел на своих помощников.

— Слишком близко, — прошептал он. — Мы почти все потеряли там. — И он неопределенно кивнул по направлению к северу. — Ладно, Ганс, как там у нас с цифрами?

Ганс вытащил клочок бумаги и начал читать вслух свои записи.

— За двенадцать дней свыше четырех тысяч убитых и раненых, одиннадцать полевых орудий потеряно, также свыше тысячи мушкетов и другого стрелкового оружия. Израсходовано более половины всех боеприпасов для артиллерии и треть для пехоты. На сегодняшнее утро три полка уничтожены целиком, в остальных примерно третья часть; в дивизии Хьюстона потери более пятидесяти процентов. Хьюстон убит, Киндред ранен, в Тридцать пятом полку и Сорок четвертой батарее тридцать процентов раненых. — Ганс остановился и посмотрел на измученное, осунувшееся лицо Эндрю.

84
{"b":"9023","o":1}