ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты узнал об этом? — спросил удивленный Кубата.

— Наш большой корабль плавал в южные воды и встретил там людей, которые не ждали вас раньше чем через два года. Но я не думаю, что это мерки заставили вас прийти сюда раньше.

— Что же тогда? — холодно спросил Кубата, не желая показывать свой интерес, но не в силах сдержать себя.

— Голод, — сказал Эндрю. — Вы позволили себе стать полностью зависимыми от нас во всем, что вам необходимо. Когда последний раз тугары нашли или вырастили себе еду? Нет, вы живете за счет нашего пота и нашей крови. И вот ваш скот, — когда он произнес это слово, его лицо вспыхнуло от гнева, — начал умирать. — Эндрю замолчал на минуту, чтобы дать Кубате перевести. — Казалось, болезнь шла впереди вас, вот почему вы так быстро продвигались вперед, приходя в отчаяние от невозможности перегнать ее. Как бы быстро вы ни двигались, болезнь опережала вас. Если вы знаете о странниках, спасающихся от вас бегством, вы должны знать, что болезнь путешествует вместе с ними. Если вы идете медленно, то и болезнь движется медленнее. Идете быстрее, и болезнь распространяется быстрее. Я думаю, Кубата, ты и твой народ на волоске от гибели. Это вы начинаете умирать от голода, а не мы. Могу еще добавить, — сухо сказал Эндрю, — что мы, янки, знаем, как предотвратить болезнь, и вам должно быть известно, что только Суздальцы избежали этой напасти. Мы предложили свою помощь правителям Вазимы, но они прогнали нас. Треть города погибла, осталось слишком мало здоровых, чтобы хватило для ваших ям или для того, чтобы заготовить достаточное количество еды для вашего народа.

Ошеломленный Кубата повернулся к Музте и стал что-то обсуждать с ним.

— Неужели это правда? — спросил удивленно Музта.

— Это представляется единственно верным объяснением, — ответил Кубата. — Как все просто — мы должны были догадаться! Можно было бы попробовать переловить всех странников, но мы с тобой знаем, что их всегда оказывается больше, чем мы можем поймать.

— Тогда мы действительно обречены, даже если держим победу здесь, — тихо сказал Музта. — Отправь его обратно. Мы должны обсудить это, и я не хочу, чтобы он знал о нашем беспокойстве.

— Я думаю, он уже все понял, — заметил Кубата.

— Отошли его прочь.

Кубата кивнул и обернулся к Эндрю.

— Мы поговорим с тобой в другой раз, — мягко сказал он. — Ты, кого зовут Кин, свободен и можешь идти.

— Как твое имя? — спросил Эндрю.

— Меня зовут Кубата, хранитель меча тугарской орды, — не почувствовав ничего обидного в этом вопросе, сказал Кубата.

— Это тебя я видел, когда мы впервые столкнулись на поле боя?

Кубата кивнул.

— Мастерский маневр перед перевалами, — великодушно сказал Эндрю.

— Я бы захватил вас всех, если бы не мужество и самоотверженность твоих людей, — ответил Кубата, пораженный тем, что говорит так с человеком, но он не смог бы ответить по-другому. — Ты можешь идти, — прибавил он, — но мы, возможно, еще поговорим.

Эндрю кивнул и, к своему удивлению, отдал честь.

— Кин… Ты знаешь, что в конце концов вы все равно проиграете.

Эндрю ничего не ответил.

— Если понадобится, мы пожертвуем пятьюдесятью тысячами, чтобы забраться на ваши стены, у нас нет другого выбора, кроме победы, — сказал Кубата тихо.

— Как и у нас, — угрюмо бросил Эндрю.

— Они — чума и должны быть уничтожены, — прорычал Тула, и его рев подхватили собравшиеся вожди кланов.

— Если мы оставим им жизнь, — сказал Зан, вставая, — они окажутся в десять раз хуже оспы, которая поразила наш скот. Вы, наверное, сошли с ума, если думаете о каком-то соглашении с ними. Музта сидел спокойно, в то время как вокруг него воцарился хаос.

— Мы возьмем город сейчас же! — орал Тула.

Кубата встал.

— Да, мы можем взять их город, — мягко сказал Кубата, — и можем сделать это двумя способами. Либо подождать, пока все они не вымрут от голода, и тогда через несколько месяцев умрем и мы, либо штурмом взять их, и тогда тысячи, десятки тысяч наших людей погибнут.

— Мы и так умираем, — проревел Тула.

— Либо мы можем прийти к соглашению с ними, — тихо закончил Кубата.

Мгновение все ошарашено молчали, а затем последовал взрыв ярости. Музта сидел сбоку, не поворачивая к собранию головы. Когда Кубата бросил взгляд в сторону кар-карта, Музта опустил глаза. Кубата пристально посмотрел на своего друга, затем отвернулся от него и вышел на середину шатра.

— Как хранитель меча орды я требую, чтобы меня выслушали в круге речей, — спокойно сказал он.

Но шум продолжался, пока наконец Музта не встал, и тогда все замолчали.

— Когда говорит тот, кто является хранителем меча орды уже в течение полутора оборотов, он должен быть услышан, — невозмутимо сказал Музта.

— Слушать его оскорбительный бред! — закричал Тула. — Может быть, ты и сам этому веришь?

Музта повернулся к Туле, взявшись за меч.

— Как кар-карт я говорю, что он должен быть выслушан, — с мрачной угрозой в голосе сказал он.

Тула с откровенным презрением прошествовал в дальний угол шатра.

Кубата, как будто оторвавшись от глубоких раздумий, посмотрел на собравшихся.

— Я служу тугарской орде в качестве хранителя меча полтора оборота, — начал он спокойно. — Я командовал при Ончи, и при Аре, и при Изгаре. До этого я был командиром олькты, а начинал с самых низов — я происхожу из простых тугар. Я всегда ставил жизнь моей орды и честь моего кар-карта выше своих интересов. Вот почему я говорю, что мы должны прийти к соглашению с янки и русами.

Недовольный ропот начался снова, но затем затих, так как Кубата оставался в круге речей, а если тугарин был допущен в него, то только сам кар-карт мог лишить его права голоса.

— Мой опыт позволяет мне утверждать, что это будет лучше всего для орды. Я вырос, жил и достиг своего возраста, соблюдая обычаи нашего народа. Было время, если верить легендам, когда наши святые предки путешествовали даже до звезд Колеса, строили странные и чудесные машины. Их творения мы видим еще и сегодня, в том числе и врата, или туннели, света, которые иногда приносят нам существ из других миров. В книгах шаманов сказано, что их можно было открывать и закрывать по желанию, и таким образом наши предки путешествовали в далекие края, поместив эти приспособления во многих отдаленных мирах. Говорят также, что, когда кто-нибудь путешествует через туннель, время совершает множество оборотов, а для того, кто путешествует, проходит только мгновение. Но умение управлять вратами утеряно, и в нашей Валдении они открываются время от времени случайно. В земле мерков говорят, что их скот другой, что он приходит из других миров, хотя я и не видел этого. Но как бы то ни было, наши предки когда-то были очень могущественны.

— Почему мы должны слушать эти поучения? — резко перебил его Тула. — Это не наша забота. Наши предки были богами, но мы — тугарская орда, хозяева мира, по которому мы вечно кружим в бесконечной скачке.

— Именно поэтому вам и нужно это выслушать, — невозмутимо сказал Кубата. — Почему мы потеряли это искусство, эти знания? Что случилось с народом тугар?

— Я же сказал, мы стали хозяевами мира, — рявкнул Тула.

— Возможно, эоны назад это было так, но разве сейчас мы действительно хозяева?

Собравшиеся с беспокойством переглянулись.

— Кем мы стали? — сказал Кубата мягко. — Действительно ли хозяевами? Я начинаю думать, что нет.

— Потому что какой-то вонючий скот оказал нам сопротивление? — возмутился Зан. — Мы сотрем их с лица земли и закопаем их кости.

— Все это глубже, гораздо глубже, — ответил Кубата. — Мы не знаем, как именно все было организовано раньше, но известно, что сто или больше оборотов назад наши предки не убивали пришельцев из иных миров, а находили им применение. Мы щадили их. Мы ставили правителей над ними, чтобы они руководили ими, когда нас нет. Мы взяли их лошадей и вывели породу, которая подходила нам по размеру. Мы расселяли их по миру, дав им богатые земли, которые они возделывали. Мы начали есть их мясо. И стали их рабами.

88
{"b":"9023","o":1}