ЛитМир - Электронная Библиотека

Все ошеломленно молчали, во взглядах читалось смятение.

— Посмотрите на нас, — быстро продолжил Кубата, стараясь предупредить вспышку гнева, который мог обрушиться на него. — Что мы создаем? Ничего! Каждый год мы отправляемся в новую страну, принадлежащую тем, кого мы называем скотом, забиваем их, берем то, что нам необходимо, а весной перебираемся на следующую кормежку. Наконец мы стали брать тысячи с собой. Мы зовем их «любимцами», но кто они на самом деле? Если нужно искусно выковать какую-нибудь вещь, то это поручается любимцам. Если нужно изготовить что-нибудь ценное, даже луки со стрелами, это изготавливается теми, у кого мы зимуем, или любимцами. Таким образом, мы умеем только сражаться, рожать детей и жить за счет тех, кого мы называем скотом. Ни один тугарин не рискнет запятнать свое имя, попытавшись создать своими руками то, что может быть сделано скотом или любимцами. Так мы превратились в их рабов. Пришла оспа, и посмотрите, что с нами стало. Определенные вещи уже не вернуть — даже стрел нам уже не хватает. Мы забыли все, что знали наши предки, и живем только благодаря плоти и труду других.

— Это наше право как тугар! — проревел Тула и собравшиеся, вскочив на ноги, обрушили свою ярость на Кубату, хотя некоторые, слушавшие его внимательно молчали.

— Я знал, что вы не станете слушать меня, — сказал Кубата, повторив свои слова несколько раз, пока собрание наконец не успокоилось.

— Так зачем ты тратил наше время? — закричал Зан.

— Это было предупреждение, — ответил Кубата холодно, — и последняя попытка убедить вас. Эти люди меняются. Тех, кто приходил к нам тысячи лет назад, мы превосходили в оружии и силе. Я слышал, как Алем говорил о темнобородых, которые приехали на огромной лодке, такой, как корабль янки. И как они уничтожили более сотни тугар перед тем, как погибли. Я видел их извергающее гром оружие. Теперь пришли янки, и их оружие еще более совершенно. Неужели вы сами не видите? Раса людей развивается, а мы остаемся на месте.

— Поэтому мы убиваем их, как только они появляются из туннеля, — спокойно сказал Зан. — Очень просто.

— Может быть, это и было бы решением. Но разве мы не должны понимать то, что видим? Наша раса была в двух шагах от звезд, а теперь мы скатываемся вниз и даже не можем сделать оружия, которое наши враги используют против нас. Я ходил по огромным зданиям, где янки делали свои военные машины. Ни один тугарин в орде не может создать такие вещи своими руками, а эти люди сделали это меньше чем за год, — проревел Кубата. — Мы видим руины великих городов, которые построили наши предки, и мы стоим перед ними, как дети. Мы не умеем строить, а люди умеют.

— Будет ли этому когда-нибудь конец? — спросил Тула холодно. — Нам не нужны бессвязные речи того, кто слишком стар, чтобы командовать, и потому боится.

Кубата умоляюще оглянулся на Музту, но кар-карт не пошевелился, и Кубата увидел в его глазах, что его время говорить заканчивается.

— Тогда выслушайте мои последние слова. В разговоре с вождем янки луну назад он сказал нам, что знает секрет оспы, что мы сами ведем ее перед собой.

— Мы слышали об этом. Скот лжет, — выкрикнул сзади командир одного из уменов.

— Тогда почему оспа не поразила их, хотя дошла до Вазимы и других мест, где мы тоже были?

— Им просто повезло. Вот и все, — ответил военачальник.

Оглядев собравшихся, Кубата понял, что даже простые логические доводы, касающиеся болезни, не дойдут до слушателей.

— Закончив свою речь, я выслушаю ваше решение, хотя уже знаю, каким оно будет. Договоритесь с этими людьми, предложите им покончить с убойными ямами и с этой войной в обмен на пищу, которой нам хватит до следующего сезона.

— Пищу, которую может предложить нам скот, мы еще вытерпим, — резко начал Тула, — но тугары всегда владели исключительным правом питаться плотью. Так было испокон веков. Без человеческой плоти мы погибнем.

— Тогда мы должны найти другой способ. Разве наши отцы не ели пищу, которую сами создавали? Договоритесь с людьми. В обмен на мир они научат нас, как остановить оспу. Мы не будем беспомощны. Мы продолжим наш путь по миру и будем собирать нашу дань, но уже не человеческой плотью, и тогда мы узнаем от этих существ их секреты. В этом наша единственная надежда на спасение. — Кубата устало оглядел собрание. — Потому что если наши отцы некогда летали к звездам, то когда-нибудь и мы сможем научиться от этих людей, как делать машины, и таким образом вернем себе наше истинное наследство, которое было у нас до того, как мы пали. Ибо кто мы сейчас, как не раса, которая пришла в упадок? Мы — рабы тех, кого мы считаем своими рабами.

Кубата с грустью посмотрел на своего старого друга, который, поднявшись, не отрывал от него глаз.

— Я знаю, что тут наши пути расходятся, мой друг, — сказал Кубата спокойно, а затем опять обратился к собранию: — Это мои собственные слова, а не слова моего кар-карта.

— Скот должен быть уничтожен, — произнес Музта ровным тоном, глядя мимо Кубаты. — Мой старый друг хорошо управлял нами в бою, но если мы оставим этих янки в живых, то, когда мы вернемся в следующий раз, они будут слишком сильны и их невозможно будет уничтожить. Они должны умереть сейчас.

— Но мы умрем здесь от голода, если останемся, — возразил Кубата. — А если мы будем двигаться вперед, эта напасть все время будем опережать нас. Ключ к ней у янки. Только они могут показать нам, как остановить ее.

— Все они должны быть умерщвлены и брошены в ямы, — бросил Музта резко. — Мы будем атаковать их, пока они все не погибнут. Ты пытался спасти как можно больше наших воинов во время этой осады. Ты правильно делал, но теперь с каждым днем мы становимся слабее. Скоро выпадет снег. В этом городе полмиллиона голов незараженного скота, и я захвачу его!

Печально кивнув, Кубата отстегнул свой меч с пояса и выпустил его из рук. Меч упал на пол, а Кубата опять посмотрел на собравшихся.

— Я сказал то, что думаю, — с грустью произнес старый воин. — Моему кар-карту нужен предводитель с огнем юности в крови. Я ухожу на покой, чтобы прожить мои последние дни в размышлениях.

Все молчали, когда Кубата выходил из шатра с высоко поднятой головой. Многие из старших клановых вождей и воинов склоняли головы в знак уважения, когда он проходил мимо. Но большинство собравшихся охватило возбужденное ожидание.

Музта смотрел, как уходит его старый друг, и про себя выругался. Что-то в его душе подсказывало ему, что в словах Кубаты была правда. Но изменить все сейчас значило плевать против ветра и ждать, что он сменит направление. Его собственное положение было очень шатким, потому что из-за кровавых потерь первых атак и утомительной осады все уже теряли терпение. Чтобы сохранить власть, нужно было как можно скорее изменить ситуацию к лучшему. Несколько недель он пытался убедить в этом Кубату, который все больше и больше отдалялся от него. И когда лидеры кланов потребовали созвать это собрание, он знал, что здесь их пути окончательно разойдутся. Музта оглядел собрание, которое застыло в ожидании. Наконец его взгляд остановился на Туле, и он кивнул ему. Вождь клана выступил вперед и жадно схватил меч под всеобщий рев одобрения. Музта смотрел на своего соперника, и лицо его ничего не выражало. По крайней мере теперь будет на кого свалить вину в случае неудачи. Если же они победят, то почести достанутся ему.

— Настало время пиршества, — объявил Музта, и, рыча от восторга, все устремились прочь из шатра. Две абсолютно здоровые скотины были выбраны на сегодняшний день. Они были лучшей породы, молодые, полнокровные, и эта еда хотя бы на какое-то время отвлечет его драчливую знать.

Они будут строить планы завтра, и если им повезет, эта война скоро закончится. И сколько бы воинов ни пришлось потерять, ответственность за потери будет лежать и на Туле, конечно, тоже.

— Все это не очень-то мне нравится, — сказал Эндрю спокойно, разглядывая позиции врага через бинокль.

89
{"b":"9023","o":1}