ЛитМир - Электронная Библиотека

— Воины бантагов неисчислимы, как звезды, — бесстрастно заметил Хулагар.

Вука ничего не ответил на это.

— В конце концов нам так или иначе придется менять пастбища, — бросил Джубади. — А пока что все, что мы можем сделать, — это задержать их наступление.

— Это после такой-то победы?! — возмущенно вскричал Вука. Его несдержанность выводила Джубади из себя. Мальчишка станет когда-нибудь кар-картом и должен научиться трезво глядеть на вещи.

— Да, после этой стычки, — проворчал он. — Это всего лишь начало, легкая закуска перед главным блюдом.

Вука бросил на него негодующий взгляд, раздосадованный тем, что слова отца принижают значительность момента.

— Пока нас не было, вестей о Тугарах не поступало? — спросил Хулагар спокойно, будто они вели неторопливую беседу у вечернего костра, а не в разгар смертельной схватки.

— Вчера пришла, — бросил Вука, с трудом сдерживая нетерпение. — Все подтвердилось. Скот и вправду разбил их. Нашим разведчикам удалось разглядеть город, разрушенный в ходе сражения. Известия об оружии, которое может убивать на большом расстоянии, тоже верны. Скот уже начинает восстанавливать город и проводит учения с этим оружием. А другие разведчики подобрались к уцелевшим Тугарам и насчитали их всего тысяч тридцать. Сообщают, что соседний скотский город, чуть восточнее, также заявил о том, что больше не подчиняется Тугарам, а те собираются теперь просить пропитание в обмен на какой-то таинственный способ излечения болезни, от которой гибнет скот в северных землях. Все это просто в голове не укладывается.

— Так они потеряли семнадцать или даже двадцать уменов?! — вытаращил глаза Джубади.

— Донесениям разведчиков приходится верить, — проговорил Хулагар. — У скота появилось новое оружие. Он научился сражаться.

— Скот, уничтожающий воинов орды! Одна мысль об этом вызывает отвращение! — скривился Вука.

— Как бы это ни было отвратительно, но фактам надо смотреть в лицо, — отозвался Джубади. Он взглянул на Хулагара. Тот одобрительно кивнул ему, мягко улыбнувшись.

— А как насчет судна, которое изрыгает дым и плавает без парусов? — спросил Хулагар.

— Оно, похоже, навсегда покинуло стойло и теперь совершает набеги на карфагенян.

— Это очень хорошая новость, — улыбнулся Джубади.

— Чтобы скот одержал победу над Высшей расой! — покачал головой Хулагар. — Это неслыханно.

— В конце концов, это всего лишь тугары, — презрительно усмехнулся Вука.

— Хоть они и наши враги, но все равно это представители Высшей расы! — гневно прорычал Джубади. — Они принадлежат к избранным, запомни это! Теперь, после того как они потерпели поражение, ответственность за сохранение старого порядка целиком ложится на нас.

Приведенный в замешательство гневом отца, Вука в угрюмом молчании уставился на свою свиту. Те потупились, чтобы не стать свидетелями унижения их господина.

Внезапно победный крик перекрыл шум битвы. Обернувшись, Джубади увидел, что идет схватка за боевое знамя бантагов, на котором изображен череп скота. Еще миг, и знамя было повергнуто.

Вука посмотрел на отца, как лиса, почуявшая запах крови.

— Ступай, малыш, — сказал ему Джубади, и улыбка искривила его черты. — Надо брать кровь, пока она свежая.

С диким воплем Вука выхватил свой ятаган из ножен и, приподнявшись в стременах, ринулся с холма. За ним устремились его молодые приближенные.

— Тамука! — крикнул Хулагар.

Фигура, возвышавшаяся в седле почти на десять футов, обернулась в сторону Хулагара. Приподняв тяжелое медное забрало, щитоносец юного зан-карта Вуки кивнул в знак повиновения и, пустив лошадь вскачь, догнал своего подопечного.

Джубади следил за тем, как его сын врезается в самую гущу сражающихся.

— Со временем у него будет свое царство, — произнес он спокойно, однако нотка отцовской гордости сквозила в его голосе. — Итак, слухи о Тугарах подтвердились, — продолжил он. — Надо этим воспользоваться. Возможно, нам все-таки удастся осуществить наш план.

— Так, может быть, послать еще одного гонца? — спросил Хулагар с явным облегчением.

— Да, и сегодня же. Мы должны действовать быстро.

Джубади еще раз оглядел поле битвы. Фланги уменов Вушка Хуш и Тарга Ву неумолимо замыкали кольцо вокруг бантагов; тучи стрел закрывали небо. Торжествующие крики, вопли боли и проклятия оглашали степь.

— Почти невозможно поверить, что Тугары потерпели такой разгром, — сказал Хулагар, поравняв своего коня с лошадью Джубади.

Вскинув голову, Джубади улыбнулся:

— Да, и к тому же от скота. Непростительно.

— Но мальчик, пожалуй, был прав, — осмелился возразить щитоносец. — В конце концов, это всего лишь Тугары. — Не забывай, они нанесли нам поражение под Орки, — произнес Джубади ровным тоном.

— Я не забыл этого, мой карт, — откликнулся Хулагар с едва уловимым упреком в голосе. — Я не забыл также, что потерял отца в той битве.

Джубади бесстрастно кивнул. Ведь Хулагар, как носитель щита, был единственным среди всех мерков, кто имел право открыто возражать кар-карту. Он был его второй половиной, которая должна была уравновешивать и направлять на путь истинный кипучий воинский дух кар-карта, его «ка».

— Хочу заметить, — продолжал Хулагар спокойно, — что после Орки Тугарам не приходилось сражаться ни с кем из Высшей расы. По-видимому, их мечи притупились. Когда они столь таинственно двинулись в поход на два года раньше нас, я испугался было, что они хотят вторгнуться в наши земли. Но оказалось, что у них другие планы. А теперь они нам не соперники.

— Они потеряли форму оттого, что не воевали. Лишь проливая кровь, сохраняешь силу. Когда мы выступим против этого скота, они узнают, что такое страх. — Взглянув на Хулагара, Джубади улыбнулся. — Но мы не повторим ошибки наших северных братьев. Их разгром может послужить нашему спасению. У нас в запасе год, от силы два. Мы употребим их с пользой. Прежде всего надо выяснить, почему они потерпели поражение. Мы ослабим этот скот, лишив их пропитания, и тогда они легко станут нашей добычей.

— И все же разумно ли вооружать для борьбы с ними другой скот? — бросил Хулагар.

— Пусть лучше гибнет скот, а не мерки, — возразил Джубади. — У нас осталось мало воинов, и нельзя ими рисковать. Бантаги беспрестанно опустошают южные окраины наших земель. Мы заставим скот драться за нас против его северных соседей и подчиним себе этих новых пришельцев. Будем наблюдать за ними, обучимся их военному искусству и обратим приобретенные знания против бантагов. У нас будет двойное преимущество по сравнению с Тугарами: новые методы ведения войны и новое оружие.

— Однако учти, что скот вкусил нашей крови, — заметил Хулагар. — Они усеяли поле перед своим городом костями Избранных. Если мы дадим это оружие в руки нашему скоту, оно может когда-нибудь обернуться против нас самих.

— Ты же слышал сообщения разведчиков. Никто не умеет делать такое оружие, кроме этих пришельцев. Необходимо, чтобы и наш скот научился изготавливать его, и тогда мы сможем одержать победу на севере, не ослабляя в то же время наших южных границ. А со временем мы захватим все это оружие вместе с таинственными мастерскими, где его производят, и истребим большинство русских и этих янки, или как там они себя называют. Прибегнем для этого к помощи карфагенян, пообещав им освобождение от пищевой повинности. Это сделает их послушным орудием в наших руках. А что с ними будет дальше, пусть их пока не волнует.

— Мой кар-карт, — обратился к нему Хулагар по полной форме, — мы ведь уже обсуждали это. Я беспрекословно подчинюсь любому твоему решению, ибо я всего лишь носитель щита и ничего не смыслю в военном искусстве. Но я хочу, чтобы ты прислушался к моему предупреждению. Да, не исключено, что таким образом мы избавимся от бантагов, и тем не менее это представляется мне опасным.

— Мы находимся между двух огней, — сказал Джубади. — Один из них может сжечь нас, — уже сжигает. Но другой обогреет нас и придаст нам силы. Мы победим этот скот, и тогда будем владеть и землей тугар, и своей собственной. А бантаги пусть берут то, что останется. Мы должны использовать это новое оружие для нашего блага. И при этом, — добавил Джубади тихо, и улыбка вновь пробежала по его лицу, — нам нужно действовать очень осмотрительно. Вышли гонцов сегодня же.

2
{"b":"9024","o":1}