ЛитМир - Электронная Библиотека

— Можно было бы перевезти на них материалы, необходимые для строительства мостов через Кеннебек и Пенобскот, — оживился Майна.

— Кромвель может поставить в устье реки один из своих броненосцев, который перестреляет нас, как куропаток, — возразил Эндрю.

— Тогда какой от них вообще толк? — спросил Эмил.

— Мы используем их, чтобы создать новый флот! — с торжеством объявил Фергюсон.

— Каким образом?

— Я не такой уж знаток истории, но парочку курсов по этому предмету мне пришлось прослушать, хотя на кой ляд все эти дурацкие подробности давно минувших событий студенту инженерного факультета — никому не известно.

— Не забывай, сынок, что я до войны преподавал историю, — невозмутимо заметил Эндрю, — так что давай лучше не заводить спор на эту тему. Всякий дурень технарь вроде тебя неизбежно его проиграет.

Фергюсон смутился, в то время как все остальные покатились со смеху.

— Как я уже сказал, сэр, — продолжил Чак, — мне посчастливилось прослушать два чрезвычайно интересных и полезных курса по истории.

— Ну вот, это другое дело, — прогудел Эндрю в лучшей профессорской манере. — Как бы то ни было, но мне почему-то запомнилось описание того, как эти древние римляне, — он кивнул в сторону Марка, — сражались. Я, правда, забыл, что это была за война, — они, похоже, только и делали, что воевали.

— Первая Пуническая война, — подсказал Винсент на латыни.

Эндрю одобрительно кивнул ему, как учитель, довольный хорошим ответом ученика.

— У карфагенян было полное преимущество на море, — сказал он, — потому что римлянам никогда до этого не приходилось участвовать в морских сражениях. Римляне захватили карфагенскую галеру, разобрали ее на части и использовали их как шаблон. Затем они соорудили конвейер — первый в истории — и построили целый флот, а римские пехотинцы в это время учились грести в песке, сидя на скамейках на берегу моря.

Марк просиял:

— Да, это был первый флот, построенный нашими предками. Тот, на котором они попали в Валдению во время великой войны с Карфагеном, был уже вторым по порядку. Так гласит легенда Вария.

— Что это за легенда Вария? — заинтересовался Эндрю,

— В ней описывается, как наш флот, отправившийся на войну с Карфагеном, был захвачен потоком света и перенесен сюда. То же самое произошло и с карфагенянами. Здесь они поплыли к югу, а мы обосновались на этом месте. Все это написано в наших исторических хрониках. Так, значит, вы знали обо всем этом? — спросил он возбужденно.

Эндрю кивнул ему.

— Так скажите мне, победили ли наши предки, ведомые великим Цинциннатом?

— Вы разгромили Карфаген, — ответил Эндрю. Сам он всегда симпатизировал карфагенянам в их борьбе с Римом, длившейся целое столетие, но сейчас, разумеется, не признался бы в этом.

— Ну вот, значит, так все и было, — пробормотал Фергюсон, несколько разочарованный тем, что за него все рассказали. — И мне пришла в голову мысль, не разобрать ли и нам одно из карфагенских судов. Можно пронумеровать все части и устроить сборочную поточную линию. Естественно, мы будем строить корабли усовершенствованным способом. У нас вполне достаточно металла для гвоздей, так что мы быстренько прибьем всю обшивку.

— Они будут пропускать воду, как решето, — возразил Буллфинч. — И где нам взять сухую выдержанную древесину?

— К черту выдержанную древесину. Возьмем, какая есть. Скорее всего и древние римляне строили свой флот из невыдержанной. И что с того, если корабли будут течь? Будем всю дорогу непрерывно вычерпывать воду. Они нужны нам только для того, чтобы добраться до Суздаля и разбить карфагенян. Настоящие корабли мы построим потом.

— А где, ради всего святого, ты собираешься добыть всю эту древесину, пускай даже невыдержанную?

— Вниз по Тибру, у самого леса, есть лесопилка. Она уже выпускает шпалы для железной дороги. За несколько дней мы напилим все необходимые ребра и доски для обшивки. Там уже заготовлено много хорошей древесины, которую собирались пилить на шпалы.

— Лучше не придумаешь! — саркастически бросил Эмил. — Мы изготавливаем эти деревяшки, отплываем на них, встречаемся с одним из этих проклятых кромвелевских броненосцев, и все, что от нас остается, — это куча щепок, а двадцатитысячная армия погружается на дно.

— Не совсем так, — вкрадчивым тоном отозвался Фергюсон. — Мы ведь построим броненосцы.

— Ха! Он таки действительно свихнулся! — воскликнул Майна.

— Как знать, может быть, для нашего спасения как раз это и требуется, — серьезно возразил Эндрю. — Продолжай, Чак. Я слушаю тебя.

Все потрясено молчали.

— Сэр, что сделал Кромвель? Он срезал все надстройки с «Оганкита» и превратил его в броненосец, то есть совершил то же самое, что и мятежники с «Мерримаком».Почему бы и нам не последовать его примеру? Для начала можно взять, скажем, эти зерновозы.

— Они не выдержат такого веса, — заметил Буллфинч.

— Значит, мы усовершенствуем их, чтобы выдержали. Мы запросто можем сделать "гладкую палубу наподобие той, что на «Мониторе», с орудийной башней. Если бы не поджимали сроки, я бы попробовал соорудить вращающуюся башню, но даже Эриксону потребовалось для этого четыре месяца, а мы, как я понимаю, таким временем не располагаем. Таким образом, мы делаем гладкую палубу, а наверху, в самой середине, небольшую орудийную башню. И вовсе не обязательно, чтобы она вращалась. Прорежем окошки со всех четырех сторон.

— Говорят, что на Миссисипи за какой-нибудь месяц строили канонерки буквально из металлолома, — подхватил Буллфинч, заразившись от Чака энтузиазмом.

— Ты думаешь, что сможешь сделать то же самое? — спросил Эндрю.

— Ну, это можно выяснить только одним способом, сэр, — усмехнулся Фергюсон.

— Минуточку! — вскричал Майна. — Где, скажи на милость, мы возьмем броню, двигатели, паровые котлы, пушки, боеприпасы?

— Все это дожидается нас в Испании, сэр, — ответил Чак невозмутимо.

Джон издал несколько нечленораздельных звуков, плюнул и, подняв кверху руки, бессильно откинулся на спинку стула.

— Я продумал все это, пока скакал верхом по этой треклятой Апелевой дороге, или как там вы ее называете.

— Аппиевой, — сказал Винсент.

— Ну да, Аппиевой. Так вот, у нас уже есть двадцать миль насыпи вдоль этой дороги, начиная от Испании. Надо быстренько проложить по ней рельсы, а когда насыпь кончится, перейти на дорогу и класть их дальше прямо по ней. Делаем так. Подгоняем друг за другом все паровозы, какие есть, разбираем проложенный позади них путь и переносим рельсы вперед. И так далее, до самых причалов. Там снимаем паровозы с рельсов, ставим их на канонерки — и вот вам готовые судовые двигатели. Паровозы новой модели будут гонять суда по морю с адской скоростью. И при этом у нас будет шестьдесят миль рельсов и шпалы, из которых можно будет изготовить и броню, и все, что нам надо.

— Боже милостивый! Эндрю, неужели ты позволишь ему сделать это? — не выдержал Майна. — Чак, — горячо обратился он к Фергюсону, — мы с тобой дружим и трудимся вместе уже много лет. А теперь ты хочешь уничтожить все, что мы создали. Это конец нашей дружбы.

— Джон, давай оставим эмоции, — спокойно урезонил его Эндрю. — Скажи лучше, считаешь ли ты, что это выполнимо.

— Послушай, Эндрю, — произнес Майна возбужденно, — самое большее, что удавалось проложить нашим рабочим до сих пор, — чуть больше полутора миль рельсов в день. При таких темпах нам потребуется месяц, чтобы добраться до Рима.

— Да, если мы будем прокладывать постоянную линию, — сказал Чак. — А мы не будем. Мы проложим временную. Шпалы набросаем как попало, гвозди будем забивать только в каждую четвертую или пятую — лишь бы рельсы не разъехались. Рельсов и шпал, которые хранятся в Испании, хватит на сорок миль. Еще двадцать возьмем с построенной железной дороги. На топографические работы наплюем. Аппиева дорога прямая, как стрела. Известно, что римляне умели строить дороги. Я думаю, мы вполне сможем проходить по четыре мили в день, если будем работать посменно днем и ночью. Таким образом, мы доберемся до Рима за две недели.

65
{"b":"9024","o":1}