ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последнее прости
Всё та же я
Фагоцит. За себя и за того парня
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Самый счастливый развод
Загадка воскресшей царевны
Время-судья

— Джон, это возможно? — поспешил задать вопрос Эндрю, прежде чем Майна успел взорваться в очередной раз.

— Да, это возможно. Но насколько вероятно — это другой вопрос.

— Но мы можем это сделать? — настаивал Эндрю. Майна сердито посмотрел на Чака и неохотно кивнул.

— Ну хорошо, — обратился он к нему. — Мы приволокли рельсы и паровозы в город. Что дальше? — Я тут прикинул в уме кое-что. Один фут рельсов весит двадцать фунтов. На одну милю получается немного больше ста тонн. Буллфинч, как ты думаешь, сколько груза могут выдержать эти транспортные суда?

— Ну, может быть, несколько сотен тонн каждое.

— Тогда проблема решена. Покрываем судно рельсами и прибиваем их костыльными гвоздями. Сооружаем орудийные башни из шпал, поверх которых кладем несколько слоев рельсов. Для простоты делаем квадратные башни со стороной восемнадцать футов, по длине рельса. Вся броня будет весить около полутора сотен тонн. Что касается двигателя, то мы просто снимаем его с рамы, точно так же как мы делаем это в мастерских. Я не очень-то разбираюсь в кораблевождении — тут я надеюсь на вашу помощь, Буллфинч.

Буллфинч, поглядев на Фергюсона, расплылся в улыбке:

— Ну надо же, флот! Черт побери, целый флот, который пустит на дно этого подонка! Да он был мне противен с того самого дня, когда я впервые ступил на палубу «Оганкита», и с тех пор нисколько не стал приятнее.

— Давайте вернемся к делу, мистер Буллфинч, — обратился к нему Эндрю с улыбкой.

— Прошу прощения, сэр, — сказал моряк и возбужденно продолжил: — Есть два пути. Во-первых, можно строить суда с гребными колесами — их делать легче, но надо обшивать со всех сторон броней. Винтовые суда, конечно, лучше, но я их практически не знаю. Каковы должны быть их размер и вес относительно мощности двигателя — не имею понятия. Все это знает Кромвель, а я по этому делу не специалист. Я могу только предполагать, как все должно быть. Я видел один из мониторов Эриксона в сухом доке. Там винт был аж футов восемь в диаметре. Но делать такие винты было бы рискованно. Установка паровозных двигателей на суда — это особая статья. У них небольшие цилиндры с высоким передаточным числом. Двигатели на судах значительно крупнее, но делают меньше оборотов, так что придется установить редукционные шестерни. Заставить гребное колесо крутиться со скоростью двести оборотов в минуту невозможно.

— Джон, мы сможем изготовить шестерни?

— За то время, что вы мне отводите, это сложно. Надо будет использовать кожаные приводные ремни, чтобы уменьшить силу, действующую на винт. Можно попробовать снять колеса с вагонов, обрезать их и напилить зубцы — не исключено, что они будут работать.

— А если сделать суда обоих типов — и колесные, и винтовые? — спросил Эндрю.

— С технической точки зрения это здравая идея, сэр, — ответил Фергюсон. — В чрезвычайных обстоятельствах неплохо иметь запасной вариант. Если одна из систем откажет, можно будет обратиться к другой.

— Винсент, сколько у него броненосцев?

— Я видел тринадцать небольших канонерок с одной или двумя пушками, сэр. «Оганкит» по сравнению с ними, конечно, монстр — на нем не менее десяти орудий.

— У нас достаточно орудий, чтобы построить по десятку судов обоих типов, — сказал Эндрю. — Но остается проблема с «Оганкитом». Как насчет этого, Фергюсон?

— Дайте мне несколько месяцев, сэр, и я построю что-нибудь адекватное.

— Откуда я возьму несколько месяцев?

— Тогда сколько, сэр?

— А сколько надо, чтобы построить суда поменьше?

— На броненосцы — тридцать дней. Ну и, может быть, удастся сделать штук семьдесят-восемьдесят гребных транспортных судов.

— В таком случае даю тебе тридцать дней.

— Так вы что, всерьез намерены ввязаться в эту авантюру? — воскликнул Майна.

— Джон, если у тебя есть более удачное предложение, я готов его выслушать.

— А как быть с орудиями, Эндрю? — спросил Джон. — С нашими четырехфунтовками мы будем выглядеть довольно бледно.

— Ты можешь отлить более крупные? — Ну, во-первых, Кромвель оставил нам две пятидесятифунтовки. Жуткое дело. Здешняя литейная выпускает несколько тонн металла в день. Думаю, мы могли бы отлить еще шесть или семь таких пушек.

— Я бы предложил карронады, сэр, — вмешался Буллфинч.

— А это что такое?

— Короткоствольные орудия. Их начали устанавливать на морских судах во время Войны за независимость. Поскольку они небольшие, то подходят для тех орудийных башен, о которых говорил Фергюсон. И металла на них уйдет вдвое меньше.

— А в чем они уступают другим?

— В дальности стрельбы. На расстоянии больше трех-четырех сотен ярдов от них мало толку, в то время как тяжелые пушки стреляют на целую милю. Но зато их можно быстрее заряжать, и на одну двухсотфунтовую карронаду уйдет столько же металла, сколько на обычную сорокафунтовку. Учтите при этом, что когда «Монитор» сражался с «Мерримаком», расстояние между ними по большей части не превышало ста ярдов, а порой они подходили почти вплотную друг к другу.

Эндрю вопросительно посмотрел на Джона.

— Если вы дадите мне металл, я отолью их. Но для надежности их придется сделать сверхмассивными. И канал ствола получится черт знает каким изогнутым. Сделать его идеально прямым в этих условиях нет никакой возможности. Правда, при тех расстояниях, о каких говорит Буллфинч, точность стрельбы не имеет особого значения.

— А как насчет пороха? — спросил Эмил. — Эти большие пушки будут жрать его со страшной скоростью.

— Будем действовать так же, как в прошлую войну. Перероем отхожие места, чтобы добыть нитраты. Уголь достанем в лесу. Вот не знаю, где взять серу. — Он вопросительно посмотрел на Винсента, который быстро перевел вопрос Марку.

Консул на минуту задумался, затем ответил что-то на латыни.

— У них есть залежи в Брендузии, — обрадовано перевел Винсент. — Это в сотне миль отсюда по берегу моря и еще двадцать вглубь территории.

— Еще один важный момент, — сказал Буллфинч. — Какой толщины их броня?

Все опять обратили свои взоры на Винсента.

— Не имею понятия, — ответил он. — Те карфагеняне, которых нам удалось взять в плен, были простыми пехотинцами с луками и пиками. Они, естественно, никогда не бывали ни на «Оганките», ни на канонерках и говорили, что все связанное с постройкой судов хранилось в строжайшей тайне.

— А лично у вас есть какие-нибудь предположения на этот счет? — спросил Эндрю у Буллфинча.

— Наверное, мне надо обсудить это с полковником Майной, сэр, — ответил Буллфинч. — Проще всего вооружиться пятидесятифунтовками. У нас уже есть две захваченные пушки и две сотни ядер к ним. Но если бы мы могли сварганить что-нибудь покрупнее, я чувствовал бы себя увереннее.

— Тут все зависит от того, сколько у нас будет металла, — отозвался Майна. — А также от того, что у меня получится. Мне никогда еще не приходилось отливать пушки большого калибра, а времени на то, чтобы проводить испытания, нет. Устанавливать что-либо мельче пятидесятифунтовок, на мой взгляд, рискованно. Орудия, захваченные у Тобиаса, в хорошем состоянии, и мы изготовили с них шаблоны. Карронады обладают меньшей пробивной силой. Весь вопрос в том, что за броня у Тобиаса. Если он делал ее в расчете на наши двенадцатифунтовки, то мы наверняка потопим его.

— Не думаю, чтобы он был настолько глуп, — заметил Эндрю.

— Да и я тоже, — согласился Джон. — Однако ты и так уже хочешь от меня слишком многого, Эндрю. Я подумаю о семидесятипятифунтовках. Дай мне день на то, чтобы произвести кое-какие расчеты, и не исключено, что я сумею отлить достаточное количество орудий, чтобы вооружить все суда. Но беда в том, что увидеть, на что они способны, мы сможем только после того, как вступим в бой.

Все замолкли, размышляя о трудностях, связанных с неопределенностью их положения.

— А что с нашими старыми пушками? — спросил Эндрю напоследок.

— У нас будет около сотни судов, — отозвался Фергюсон, — и сто орудий мы уже имеем. Все очень просто. У галер толщина борта два дюйма — как у их, так и у наших. На близком расстоянии четырехфунтовое ядро или массированный огонь из мушкетов могут запросто пробить его.

66
{"b":"9024","o":1}