ЛитМир - Электронная Библиотека

Уэбб согнулся, а Кордес вставил ему в рот ствол пистолета.

– Говори, где она! – заорал как сумасшедший Кордес. – .Или я размажу твои мозги по всей комнате! – Он снял пистолет с предохранителя, готовый нажать на курок.

.-Нет! – закричала Мэри Фрэнсис, без сил сидя на полу и снова и снова выкрикивая это слово. Она продолжала повторять его даже тогда, когда ее полувнесли, полувтащили в комнату и бросили рядом с Уэббом, прислонившимся к книжным полкам. Он обнял ее, явно злясь на что-то, скорее, всего на нее.

– Боже, Мэри Фрэнсис.

– Ты хо… – поперхнулась она, – ты хотел, чтобы я умерла?

– Нет, что ты! – Он поправил ей волосы, погладил ладонью – по щеке. – Ты должна была просто спать как мертвая, чтобы он поверил, что ты умерла. Я не знал, как еще уберечь тебя. Он бы нашел и убил тебя где угодно.

– Но ты же понимал, что «Цин Куэй» может убить меня!..

– Это был не «Цин Куэй». Есть много снадобий, которые делают человека словно бы мертвым. Они официально разрешены к применению. Я ввел тебе точную дозу, но все же очень рисковал. Очень!

Кордес победоносно потряс кулаком.

– Ну вот, теперь у меня все, не так ли, Кальдерон? – Он резко повернулся на месте, помахал пистолетом и как-то беспомощно рассмеялся будто сам не верил в свою удачу. – Теперь весь пирог мой. Женщина, статуэтка, сделка с консорциумом и вот это… – Театральным жестом он сунул пистолет во внутренний карман льняного, без воротничка пиджака и что-то достал оттуда. Его глаза потемнели и почти чувственно заблестели, когда он показал голубовато-зеленый амулет. – Подвеска из жадеита, которую Брайана украла у тебя в ту ночь, когда погибла. Прекрасная работа. Не правда ли? Это так похоже на Брайану. Интересно. Ей нравилось, когда ты связывал ее и бил плеткой?

– Я не бью женщин плеткой, Кордес.

– Именно поэтому она и предпочитала меня. Я часто спрашиваю себя, о чем подумали в полиции, увидев на ее теле следы плетки? Ей нравилось, чтобы ее били везде, даже грудь. Она любила многое, что оставляло отметины…

У Мэри Фрэнсис перехватило дыхание. Так, значит, это Кордес! Именно он мучил ее сестру, это о нем писала Брайана в своем дневнике.

– Она вас просила, чтобы ее называли Селестой?

Кордес взглядом ответил на ее вопрос.

Твоя сестра была извращенной, – с презрением произнес он, словно это оправдывало его жестокость.

– И поэтому вы убили ее?

– Я не убивал ее, я любил ее…

Уэбб сделал движение, словно прося Мэри Фрэнсис замолчать, но слишком поздно. Она уже почти узнала правду. Все произошло здесь, в этом самом доме. Она кожей чувствовала это, чувствовала присутствие Брайаны. Сестра была здесь с ним, здесь он мучил ее.

– Тогда кто? – настойчиво спросила Мэри Фрэнсис. – Кто убил ее?

Уэбб остановил ее, прежде чем она успела сказать больше. Он повернул ее голову и прижал к своей груди, а потом с вызовом обратился к Кордесу:

– У тебя не весь пирог. Сан-Карлос принадлежит твоему отцу, а он никогда не передаст власть тебе, недоумок!

Уэбб сознательно распалял Кордеса, но тот отреагировал не сразу. Он изучал огромную карту мира в раме; на лице его блуждала странная отвратительная улыбка.

– Мои отец был выдающимся человеком. – В его голосе слышалось сожаление и даже уважение. Указательным пальцем он коснулся места на карте, где находилась его страна. – Однако его роковым недостатком была недальновидность. Он не разглядел, что я очень похож на него. В течение ближайших суток с Рубеном Кордесом будет покончено. Вполне вероятно, он уже мертв. К нему должны были подослать убийцу. Это часть сделки.

– И это мой сын!

Полный боли возглас прозвучал от дверей. В дверном проеме стоял худощавый седовласый мужчина аристократической внешности в свободном спортивном пиджаке от Армани и легких брюках. Произношение выдавало скорее оксфордское образование, чем латиноамериканское происхождение. Одной рукой он держался за косяк. То, что он услышал, очевидно, потрясло его.

– Я дал тебе все, – проговорил Рубен.

– Отец? – Алекс застыл от ужаса, однако всего на мгновение. Всего одно короткое слово, а страх прошел. – Взять его! – приказал он охране. – Убейте его! Немедленно.

Два здоровых охранника навели автоматы на Рубена, но нажимать на курок не спешили. Они были охранниками, а не убийцами.

– Идиоты! – заорал Алекс и сунул руку во внутренний карман, чтобы вытащить оружие.

Но не успел. Просвистевший в воздухе нож пригвоздил руку Алекса к груди. Нож был семейной реликвией, с красивой резной рукоятью из слоновой кости.

Его бросил Рубен.

На лице Алекса застыло изумление. Покачнувшись, он упал на пол, загоняя нож еще глубже в грудь.

Мэри Фрэнсис отвернулась, но успела заметить кровь. Рана была глубокая. Скорее всего лезвие пронзило сердце. Она уже почти не сомневалась, что Брайану убил Алекс Кордес, но все равно ничего не могла поделать с собой, не могла не помочь ему. Нельзя, чтобы он лежал вот так, истекая кровью, без всякой помощи и жизнь струйками вытекала из него. Мэри Фрэнсис была уверена, что сможет остановить кровотечение.

Уэбб запрокинул голову назад, словно вот-вот потеряет сознание. Неудивительно, если вспомнить, какой удар он получил. Но когда он немного отстранился от Мэри Фрэнсис, она увидела, что у самого книжного шкафа стоят подставка со ступеньками и шест. На конце шеста располагались захваты, очевидно, чтобы снимать книги с верхних полок. Но эти же захваты превращали шест в опасное оружие, а Уэбб уже был почти рядом.

Мэри Фрэнсис еще не до конца поняла, что он собирается сделать, но сейчас она была способна думать лишь об одном: если она станет ждать, Алекс Кордес умрет. И это заставило ее действовать. Когда же она двинулась к Алексу, то поняла, что тем самым отвлекает внимание от Уэбба.

Убитое выражение на лице Рубена Кордеса сменилось неприкрытой ненавистью, когда он увидел, что Мэри Фрэнсис собирается помочь его сыну.

– Дай ему умереть, – приказал он дрожащим от гнева голосом. – Это вопрос семейной чести. Никто не должен вмешиваться!

Звук выстрела заставил Уэбба обернуться. Он увидел Мэри Фрэнсис, стоявшую возле Алекса, и Рубена, выстрелившего в нее и готового выстрелить еще раз. Не раздумывая, Уэбб схватил шест и метнул его будто копье в Рубена. Удар пришелся точно в грудь и отбросил Кордеса к стене. Пистолет выпал из руки.

Оба охранника бросились к Уэббу, готовые открыть огонь.. Если они и не уловили точно, кто враг, то хотя бы поняли, что он – не друг. Но выстрелить не решились.

Они совершили ошибку, встав рядом. Это позволило Уэббу приемом карате молниеносно разделаться с одним, а потом мощным ударом в пах повалить на пол и другого. Единственной мыслью Уэбба было вывести Мэри Фрэнсис из-под огня. Она склонилась над телом Алекса Кордеса и попыталась перевернуть его на спину.

Когда Уэбб схватил ее, он услышал чей-то крик. И еще ему показалось, что Мэри Фрэнсис произнесла имя сестры.

Мэри Фрэнсис не поняла, что Рубен Кордес стрелял в нее, она поняла одно – на нее напали сзади. Но когда чьи-то руки подхватили ее, она подняла голову и увидела привидение. Свою сестру и это испугало ее не меньше.

– Брайана? – прошептала она, уставившись на женщину, которая вошла в комнату. Это была Брайана.

Только волосы у нее уже не светлые. Они стали огненно-рыжими. Мэри Фрэнсис не знала, мерещится ли она ей, или то, что она видит, – реальность. Но Брайана выглядела вполне живой, из плоти и крови, совсем как Мэри Фрэнсис. В глубине ее фарфорово-голубых глаз отражалась ее душа.

Но самое главное – в руке Брайана держала пистолет, нацеленный в голову Рубена Кордеса. Он уже пришел в себя от удара и пытался подняться на ноги.

Падая, он ударился обо что-то, головой и теперь прижимал к ране носовой платок. Но, по всей видимости, рана была не серьезная, кровь на платке не проступала.

– Не говори, что я не спасла тебе жизнь, сестренка, – проговорила Брайана, подмигивая Мэри Фрэнсис, в то время как Уэбб устраивал ее на полу.

75
{"b":"9029","o":1}