ЛитМир - Электронная Библиотека

Она опять посмотрела на отражение сестры – огненно-рыжая красавица с берущими за душу голубыми глазами – и поняла, как сильно все переменилось со времен их детства., Мэри Фрэнсис больше не завидовала сестре. Она тревожилась за ее безопасность, хотела знать, собирается ли Брайана и дальше работать на агентство, счастлива ли она. Но Брайана взяла щетку и продолжила колдовать над ее волосами. Когда Мэри Фрэнсис увидела себя в зеркале, от удивления у нее открылся рот.

– Еще один вопрос. Что ты делаешь с моими волосами?

Брайана собрала волосы Мэри Фрэнсис В хвост, из которого во все стороны торчали отдельные пряди, со всем как у Барби, не хватало только леггинсов, короткого, обтягивающего топа и лодочек на шпильках без задников.

Брайана изобразила удивление.

– Разве ты не хочешь выглядеть, как молодая Брижит Бардо, только с черными волосами? Знаешь, многие женщины позавидовали бы твоим волосам. Им приходится делать перманент, завивку, искусственно удлинять волосы.

Они обе рассмеялись, но, когда Мэри Фрэнсис поняла, что Брайана оставит ее с этой немыслимой прической, у нее упало сердце. Летающая монахиня преобразилась в космическую девушку! Уэбб сказал, что будет ждать их на террасе, чтобы перекусить, он что-то заказал.

Мэри Фрэнсис тряхнула головой и снова оглядела себя в зеркале. Сумасшествие! Это не она. Из зеркала на нее смотрела знойная, чувственная женщина-кошка. Но еще до того, как волосы улеглись, она начала улыбаться. «Кто знает, – подумала Мэри Фрэнсис, – а может, ему понравится». Она уже обдумывала открывающиеся перед ней возможности.

* * *

В официальном сообщении будет сказано, что Рубен и Алекс убили друг друга в борьбе за власть, – сказал Уэбб, доставая из ведерка бутылку вина и наполняя бледным «чина гриджио» бокалы Брайаны, Мэри Фрэнсис и свой. На влажной бутылке играли блики лунного света. – Всем известно, как они относились друг к другу, – пояснил Уэбб, откидываясь на спинку стула. – Алекс всегда публично отмежевывался от политики отца. Ни для кого не станет неожиданностью их стычка.

– Вы говорите, все представят так, будто они убили друг друга? – Брайана ковыряла вилкой в своей тарелке. Она почти не притронулась к еде.

Ни у кого из них не было аппетита. Они совсем недавно поужинали паштетом, сыром и фруктами на открытом воздухе, а теперь перешли на террасу. Мэри Фрэнсис сидела, забравшись с ногами, в плетеном кресле. На ней были одолженные Брайаной шелковая блуза джинсы и босоножки. Уэбб обратил внимание на ее новую прическу, но ничего не сказал. Когда она вышла на террасу, он обнял ее, спросил, в порядке ли она, и усадил за стол. Она понимала почему: вопросы жизни и смерти, разумеется, важнее. Но все же….

– Будет сообщение, что Рубен вызвал Алекса в летнюю семейную резиденцию для разговора, – продолжил Уэбб, – обстановка накалилась, они схватились за оружие. Отец заколол сына кинжалом из своей коллекции и отметил успех шампанским, в которое сын подсыпал яду, намереваясь покончить с отцом.

– А. французское правительство поддержит эту версию? – спросила Брайана.

О чем она не стала спрашивать, так это – не стоял ли за столкновением отца и сына Уэбб, но Мэри Фрэнсис ни на секунду не сомневалась, что дело обстоит именно так. Встреча Алекса и Рубена не могла быть случайной. Несомненно, Уэбб подготовил Алексу возможность предать Рубена, а Рубену – узнать об этом предательстве.

Уэбб отпил глоток вина и подержал его во рту, прежде чем проглотить.

– Правительству будет известно то же, что и остальным. Только те, кому положено, узнают, что произошло на самом деле, но они поддерживают официальную версию.

– А как же микросхема? – поинтересовалась Мэри Фрэнсис. – Консорциум заключит сделку о ее производстве с какой-нибудь другой страной третьего мира?

– Никакой микросхемы не было.

– Что?!

На лице Уэбба было написано такое ликование, что Мэри Фрэнсис на миг забыла о своем вопросе. От блеска в глазах Уэбба у нее внутри все заныло, защемило сердце. Она ощутила прилив страстной любви к нему. Захотела дотронуться до него, оказаться в его объятиях. Это желание вытеснило из головы все другие мысли. Нравится ли ему ее новая прическа? Глупая мысль, как только она могла ей сейчас прийти в голову! Но у Уэбба пунктик насчет непорочности, и Мэри Фрэнсис не знала, так ли привлекательны для него женщины с опытом. Хочет ли он женщину? Хочет ли ее? Ей было так важно это знать.

Но только что он сказал нечто совершенно невероятное.

– Никакой микросхемы нет, – повторил он. – Консорциум получил пустышку. Микросхема, которую они приобрели, была рассчитана всего на одну демонстрацию. Кордес блестяще продемонстрировал им ее возможности, но он тоже не подозревал, что это одноразовая игрушка.

– А как насчет тех, типов из Мафии? – спросила она; – Они же собирались убить тебя, если бы не получили оригинал статуэтки?

– Ну, это была просто выдумка, чтобы завести Алекса Кордеса. Хорошо придумано, да?

Его улыбка опять сбила ее с толку, но Мэри Фрэнсис сопротивлялась его чарам изо всех сил. Не так-то просто было выкинуть из головы мысль о жуткой судьбе, ожидавшей его, если он не вернет фигурку.

– И завести меня тоже? – Она посмотрела на него, но, очевидно, недостаточно гневно.

– Мадам, нам пора идти.

Мэри Фрэнсис узнала грудной музыкальный голос и с удивлением поняла, что у них гость – чернокожий гигант, настолько высокий, что ему пришлось нагнуть голову, чтобы выйти на террасу. Она поднялась со стула.

– Ты что тут делаешь?

На сей раз Африка был завернут в мадрасский плед.

Он громко рассмеялся и поднял руки, словно признавая, что жизнь – и вправду театр.

– Я же говорил, тебя ждет невероятное приключение.

«Невероятное приключение – слишком мягко сказано», – подумала Мэри Фрэнсис. Она была в полной растерянности. – Что происходит?

– Африка работает на меня, – пояснила Брайана.

– А что, у всех сильных женщин свои косметологи? – Мэри Фрэнсис была немного смущена и обрадовалась, когда сзади к ней подошел Уэбб. Он положил ей руку на плечо, давая понять, что рядом, если нужно. Но Мэри Фрэнсис жаждала знать, будет ли он рядом всегда, когда это потребуется. Он присутствует в ее жизни еще так недавно и так сумбурно, а она уже не в состоянии представить, как обойдется без него.

Брайана была очень рада увидеть Африку. Oнa подошла к нему и взяла под руку.

– Ты умеешь хранить секреты? – спросила она Мэри Фрэнсис. – Ты знаешь меня под другим именем, не как Селесту.

К полнейшему изумлению Мэри Фрэнсис, ее сестра широко улыбнулась и подмигнула.

– Не может быть! – Уж в это Мэри Фрэнсис никак не могла поверить, повторяя все снова и снова: Ты – Весельчак? Мой Весельчак? Анонимный Весельчак? Но это значит, что ты все еще работаешь на агентство?

– Я им управляю.

Мэри Фрэнсис попятилась было назад, но сзади ее поддерживал Уэбб. Она почувствовала, как напряглись его руки, и поняла, что для него это тоже полная неожиданность.

– Ты управляешь агентством? – переспросила она. – Но как это случилось?

– Может, сядешь? – предложила Брайана.

Не лучше ли нам всем присесть?

Но никто не обратил внимания на этот призыв. То, что ей предстояло рассказать, мало походило на легкомысленный треп весенним вечером на берегу моря. Это был потрясающий рассказ. Все четверо стояли кружком на террасе, освещаемые бледным лунным светом, и слушали, как Брайана повествует о жадности, злобе, бесчестье заправил подпольного мира.

Она, пояснила, что у нее и в мыслях не было инсценировать собственную смерть. Она просто хотела освободиться от Алекса, но тут представилась идеальная возможность: судья в отставке, возглавлявший «Вишенки», умер от неизлечимой болезни: Брайана начинала работу в агентстве как девушка для сопровождения, но поскольку она всегда была на «ты» с компьютерами, то предложила использовать для связи с девушками Интернет. Ей поручили наладить это дело. На судью новые, возможности произвели большое впечатление, и он сделал Брайану своей помощницей. Болезнь приковала его к постели. Он стал руководить агентством исключительно через Интернет. Ко времени смерти судьи лишь одна Брайана имела к нему доступ.

78
{"b":"9029","o":1}