A
A
1
2
3
...
104
105
106
107

Вёчером было холодно, и Пич, задернув занавеси, поднесла спичку к камину и стала наблюдать, как пламя охватило поленья оливкового дерева. Сидя на ковре перед теплым красным огнем, она прислушивалась, как шевелится внутри нее ребенок, и, улыбаясь, положила руку себе на живот. Если бы только Ноэль был здесь и мог тоже почувствовать это… Она с тоской посмотрела на телефон, страстно желая, чтобы он зазвонил, но Ноэль не звонил с того самого дня, как ушел неделю назад. Она звонила в парижский офис, и ей ответили, что Ноэль в Детройте.

Серое небо снаружи уже темнело и переходило в ночь. Поднимался ветер, шелестевший деревьями. До Пич доносился шум прибоя, взбивавший море в шторм, и, придвинувшись ближе к огню, она опять пожалела, что рядом с ней нет Леони. Бабушка бы знала, что делать. Она сидела бы напротив в своем любимом кресле с маленькой кошкой на коленях и смотрела бы на нее своими полными любви янтарными глазами. Что сказала ей Леони в тот вечер накануне свадьбы? Да, она вспомнила сейчас: «У каждого мужчины есть своя ахиллесова пята… Если бы я меньше была занята собой, я смогла бы лучше понять Месье — тогда, может быть, и поступала бы по-другому. Месье была нужна не только моя любовь, но и моя поддержка, сочувствие, а я так и не смогла дать ему это».

Именно Леони сказала ей, что Ноэль прячет свои чувства от всего мира, и Пич знала, что это правда. Тем не менее это ее не заботило, и она никогда не пыталась выяснить, почему он это делает. Да, Пич, конечно, знала слабое место Ноэля, и если и была еще надежда сохранить их любовь, она наверняка убила ее своими жестокими, бессердечными словами, желая посильнее ранить Ноэля, так же, как ранил он ее. Пич отдала бы все на свете, чтобы вернуть эти слова! Тогда было бы легче поднять трубку и позвонить ему. Она могла бы даже сесть на самолет и всего через несколько часов быть рядом с ним…

Ноэль сказал тогда, что женщина, оказавшаяся с ним в постели в ту ночь, была из его прошлого — и что она была нужна ему. Не означало ли это, что каким-то образом Пич, его жена, подвела его? Или он говорил о своих собственных потребностях? Неудовлетворенность собственными успехами была вызвана безрассудными амбициями и объяснялась болезненной потребностью узнать свое происхождение. Мать, которая подкинула Ноэля в приют, сделала это, вероятно, думая, что ему будет лучше без нее, а может, просто не хотела иметь ребенка. Пич посмотрела на свой округлившийся живот и не смогла даже представить, как можно бросить своего ребенка. 4Но у нее все всегда было хорошо, ей не приходилось выбиваться из бедности, ее всегда окружали семья, любовь и комфорт.

«Любовь — это единственное, что имеет значение, — говорила бабушка, — помни это, Пич».

Пододвинув к себе телефон, Пич набрала номер офиса Ноэля в Детройте. Секретарша, проработавшая с ним многие годы, сообщила, что Ноэля в городе нет. Она спросила, не перезвонить ли ей, когда он вернется?

— Нет, — ответила Пич. — Не говорите ему ничего. Я сама позвоню ему завтра.

Свернувшись на диване, она уже знала, что Леони была права. Пич любила Ноэля. И разве он не сказал, что тоже любит ее, что она ему нужна? Завтра она позвонит ему. Пич молила Бога, чтобы не было слишком поздно все исправить.

74

Ноэль ровно вел машину в темноте уже несколько часов, упорно двигаясь по дороге на юг. Он вглядывался в каждый дорожный указатель, надеясь увидеть на нем Ахен, но оказалось, что ему нужно проехать еще пятнадцать километров. Он добрался до Парижа из Нью-Йорка самолетом и сразу же сел за руль. Сейчас он почувствовал страшную усталость.

В маленьком городе, к которому он стремился, готовились уже ко сну и закрывали ставни, но свет из кафе-бара на противоположной стороне площади пробивался сквозь деревья. С мыслью о том, что ему срочно нужно выпить чашку крепкого кофе, Ноэль поставил машину и направился через площадь. Последний посетитель собирался уже уходить, когда он вошел в стеклянные двери.

— Кофе есть? — спросил Ноэль с надеждой в голосе.

Хозяин обслужил его и занялся уборкой на ночь, очищая пепельницы, вытирая столы и расставляя по местам стулья, пока Ноэль пил свой кофе. Господи, какой вкусный кофе — горячий и сладкий, именно такой кофе он любил! Ноэль подумал о сыне, спящем в своей кроватке. Интересно, что делает сейчас Пич? Думает о нем? Или он убил ее любовь своей глупой эгоистичной страстью обязательно быть победителем? Ноэль молился, чтобы не было слишком поздно. Он взглянул на телефон, подумав, не позвонить ли ей, — но то, что необходимо сказать Пич, нельзя говорить по телефону. Он должен обнять ее, сказать ей, что именно мысли о первой встрече с ней скрашивали всю его жизнь, что именно она была первопричиной всех его честолюбивых устремлений. Он считал, что стремился к власти, но понял сейчас, что стремился найти свою любовь. И обрести Пич. Без ее любви не было жизни. Пич должна знать, что все еще остается его золотой девочкой, символом свободы и его будущим.

Хозяин опустил жалюзи и ждал, когда сможет закрыть дверь. Как только Ноэль вышел на пустынную площадь, свет за ним тут же погас.

Ночь была темной и ветреной, без единого проблеска луны или хотя бы звезды на небе, когда Ноэль торопливо шел через улицу, погруженный в мысли о Пич. Он представлял, как обнимет её, вспоминал запах её волос и нежную кожу лица.

Автомобиль выскочил неожиданно на большой скорости. Он подбросил Ноэля в воздух после того, как сбил его. Не останавливаясь, он промчался по маленькому городку, оставляя за собой тишину.

Когда Ноэль пришел в сознание, первое, что он услышал, было тиканье его часов. Открыв глаза, Ноэль уставился в ночь. Его била дрожь, и ледяной холод проникал глубоко в тело. Он попробовал пошевелить руками, но они двигались совсем не так, как ему хотелось, а ног он не чувствовал совсем. Перевернувшись на живот, Ноэль заставил себя встать на четвереньки и попытался подняться на ноги. Но ничего не получилось: ноги отказывались держать его. До сих пор он не чувствовал боли. Может быть, потому что очень замерз?

Ноэль снова опустился на четвереньки, часто дыша и стараясь выровнять дыхание, но почему-то не мог отдышаться, и набрать побольше воздуха в легкие. Надо позвать на помощь! Ноэль медленно пополз по смолистой земле под соснами, думая только о том, сильно ли он ранен и идет ли кровь из ран. Ничего не видно, так дьявольски было темно. Если он не истечет кровью, тогда, все будет в порядке. Боже, как холодно, как ужасно холодно! Ноэль смотрел на дорогу, стараясь сконцентрировать взгляд на слабом проблеске света. Это был дом, а свет шел из-под двери. Надо добраться до него, тогда кто-нибудь поможет ему, они вызовут врача, «скорую помощь». Он продолжал медленно ползти к своей цели, останавливаясь каждые несколько ярдов, чтобы перевести учащенное дыхание.

Добравшись до старых мытых ступенек, 4Ноэль поднял голову и посмотрел на сияющий медный звонок. Свет над дверью ослепил его, когда он попытался встать на колени, царапая рукой стену, чтобы дотянуться до звонка… Что было написано рядом со звонком? Неужели «Мэддокский блатотворительный приют»? Холодные металлические буквы всплыли в мозгу, разорвавшись там белой вспышкой боли. Неужели он снова вернулся домой?

75

Телефонные звонки разбудили Пич, и она сонно посмотрела на серебряные часы, стоявшие на ночном столике. Стрелки показывали пять часов. Телефон резко зазвонил вновь, и Пич торопливо взяла трубку.

— Да?

— Мадам Мэддокс?

— Да, это я.

— Извините за ранний звонок, мадам, но боюсь, у меня для вас неприятные новости. Я — доктор Этьен Шапель. С вашим мужем, месье Ноэлем Мэддоксом, произошел несчастный случай. Он находится в больнице города Ахен.

Пич тотчас полностью очнулась от сна и уставилась перед собой на белую стену и статуэтку Сехмет.

— Вы, должно быть, ошибаетесь, — сказала она, сбитая с телку, — Ноэль в Детройте, я знаю точно. Наверное, это кто-то другой.

105
{"b":"903","o":1}