ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, мы всегда рады видеть друзей знаменитой Леони в нашем доме, не так ли, либхен? — Генерал поклонился. — Я к вашим услугам, мадам Монталва. Вы окажете нам честь, если отужинаете у нас дома. Лоис это устроит.

— Чей же это дом, Лоис? — Каро неприязненно посмотрела на нее, и Лоис слегка покраснела.

— Как чей? — Она решительно вздернула подбородок. — Особняк де Курмонов на Иль-Сен-Луи, конечно. — Она нервно поправила накидку из соболя на плечах. Мы будем ждать вас, тетя Каро.

Сеньор Гонсалез-Эррера вежливо стоял у стула в ожидании, и Каро стало жаль его, так как он попал в те подводные течения отношений, которые не касались его. Он страшно неуютно чувствовал себя, когда снова сел. Каро наблюдала, как Лоис и ее эскорту предоставили лучший столик в переполненном зале.

— Не спрашивайте меня, сеньор Эррера, — сказала она, — потому что я едва ли смогу говорить об этом сейчас.

— Я не буду спрашивать, — ответил он, — но если вы пожелаете, сам смогу вам кое-что рассказать.

Каро сделала глоток шампанского, желая забыть увиденное и никогда снова об этом не думать.

— Продолжайте, — тихо сказала она.

— Особняк де Курмонов — центр светской жизни Парижа на самом высшем уровне. Вечера, которые там дают, не всегда самые многолюдные, но всегда самые лучшие — совершенно исключительные. Фон Брюгель занял особняк под свою штаб-квартиру, а Лоис де Курмон оставили половину дома. Но, — он выразительно пожал плечами, — случилось то, что обычно происходит между мужчиной и женщиной. Сейчас она живет с ним вполне открыто, как его любовница. Делает покупки в самых фешенебельных магазинах, и к ее услугам немецкий шофер. Фон Брюгель осыпает ее драгоценностями — и слегка унижает ее перед гостями.

Каро вскинула брови.

— Например?

— Одна деталь: он никогда не разрешает ей называть себя по имени при людях. Она должна обращаться к нему официально.

Он помедлил.

— Продолжайте, — помогла ему Каро.

— Ну, я только слышал это, вы понимаете, но фон Брюгель ласкает ее — интимно — на людях… Пораженная, Каро выдохнула:

— И она позволяет это?

— Боюсь, Каро, не только позволяет, но и получает от этого удовольствие.

— О Боже, — тихо сказала Каро, остановив свой взгляд на Лоис. Фон Брюгель обнял ее и что-то шептал на ухо.

Аппетит у Каро сразу исчез. Она должна немедленно увидеться с Леони.

10

Поезд из Нейи, забитый немецкими я итальянскими солдатами, медленно, с частыми остановками, двигался к Парижу. Кроме солдат в поезде ехали несколько штатских, сельскохозяйственные рабочие, которые имели разрешение на переезд в другую область, женщины и дети. Поезд останавливался на каждой маленькой станции и время от времени ломался; вновь отправлялся, чтобы опять остановиться где-то посреди бесконечных бурых полей и виднеющихся вдали заснеженных вершин Альп, когда патруль навязчивых немецких солдат изучал документы.

Леони обратилась к коменданту Штайнхольцу с просьбой обеспечить ей специальное разрешение на путешествие.

— В Париж? — переспросил он лениво. — Что заставляет вас ехать туда, мадам Леони?

— Семейные дела, — ответила она твердо. — Я должна встретиться с юристами относительно моего завещания. В это сложное время, — добавила она сухо, — никто не знает, когда оно может понадобиться.

— И это единственная причина? — Его удивленный взгляд впился в нее. Она чувствовала, что он знал о Лоис.

— Я собираюсь увидеться с внучкой и проверить состояние моего зятя на Иль-Сен-Луи. Особняк де Курмонов — национальное достояние. Мой долг — убедиться, что он поддерживается в должном состоянии.

— Вы найдете в доме некоторые перемены, — сказал фон Штайнхольц, нажимая кнопку сигнала для вызова помощника. — Хотя, судя по тому, что слышал я, ваша внучка не изменилась.

— Все, что мне нужно от вас, герр фон Штайнхольц, это необходимые проездные документы, — холодно ответила Леони, — я не нуждаюсь в вашем мнении.

Его глаза зло сверкнули сквозь толстые очки, когда он разговаривал со своим помощником.

— Крюгер, мадам уезжает в Париж. Пожалуйста, снабдите ее необходимыми документами. — Повернувшись к Леони, он сказал: — Я подпишу их лично, чтобы у вас не было проблем во время путешествия. Бумаги доставят вам завтра. — Подняв телефонную трубку, он дал понять, что беседа закончена.

Леони еще никогда не испытывала такой острой необходимости видеть Джима, как в тот момент, когда покинула кабинет фон Штайнхольца. Он-то знал, как обращаться с этим скользким человеком. Но Джим был в Англии с группой бомбардировщиков Воздушных сил США. Она получила эту информацию от Гастона Лафарга, пекаря в Сен-Жан, руководителя местного движения Сопротивления, он и был источником всей ее информации. Тот же Гастон рассказал ей о Жераре. Передавая ей свежий хлеб, он сказал:

— Мне очень жаль, но это не очень хорошая новость. О, пожалуйста, не волнуйтесь так, — добавил он, в то время как глаза Леони расширились от тревоги. Но мы слышали, что он интернирован в принудительный трудовой лагерь рядом с бельгийской границей. Нацистам нужно было официальное заявление о сотрудничестве в управлении заводов де Курмонов, но месье Жерар отказался. Как и многим другим, отказ стоил ему свободы.

Гастон задержал ее, когда она потерянно направилась к дверям.

— Многим людям нужна наша помощь, — сказал он шепотом, — бежавшим заключенным, летчикам, которые были сбиты, женщинам других национальностей, которые сражаются за нас, мадам. Их надо тайно вывезти из страны. Мы организуем рейс на юг Франции через Марсель в Испанию. Им нужно место, где можно спрятаться, и оно должно быть на побережье. Моим коллегам кажется, что подвал отеля идеально подходит для этого.

— Подвал отеля… но немцы в отеле?

— Точно! И, следовательно, где можно найти более подходящее место? Кроме фон Штайнхольца и его подчиненных, все остальные немцы и итальянцы находятся в гостинице временно. Им не знакома повседневная жизнь гостиницы. Оки — офицеры в отпуске, отдыхающие от ратных подвигов. Они там для того, чтобы хорошо провести время. Для них подвалы гостиницы — всего лишь хранилища шампанского. Никто и не сможет предположить такого безрассудства. Большая проблема — наладить регулярные рейсы с Севера. Это сложно.

Леони колебалась. Ей хотелось сказать «да», но решать должна была Леонора. Если их поймают, то вся ответственность ляжет на Леонору как управляющую отелем. И еще была семилетняя Пич. Она не могла подвергать ребенка такому риску.

— Пожалуйста, подумайте, мадам Леони, — просил Гастон, открывая ей дверь. — Мы будем так благодарны.

Война делает героями самых обычных людей, думала Леони, восхищаясь его мужеством.

— Мы обсудим это с моей внучкой Леонорой, — пообещала она.

Письмо Каро, написанное несколько недель назад, Она получила только на днях. Его доставил фермер на повозке с пони в упряжке. В молодости Леони так каталась в нормандской деревне, а теперь такие повозки появились на военных дорогах Франции. Враги ездили на богатых черных «мерседесах», больших «ситроенах» и сияющих темных «курмонах».

Она решила сохранить содержание письма в тайне хоть на какое-то время и благодарила Бога за то, что не было связи и Эмилия ничего не знала о поведении дочери. Но Леоноре она должна была все-таки рассказать о причине отъезда в Париж.

Леонора сидела как каменное изваяние, а потом расплакалась.

— Как Лоис могла сделать это, — рыдала она, — могла! Но это правда, бабушка, я уверена.

Бедная Леонора, начинали сказываться напряжение работы и попытки сохранить независимость. Не сказала ни слова, она ворвалась в кабинет коменданта и заявила, что отказывается сотрудничать и отель будет закрыт.

— Как пожелаете, — ответил фон Штайнхольц с насмешливой улыбкой. — Хотя, конечно, отель не закроют. Он будет просто реквизирован. Так же, как вилла вашей бабушки. А вы с бабушкой и маленькой девочкой интернированы. — Он посмотрел на карту. — Здесь есть лагерь рядом с итальянской границей, он подойдет, я думаю. — Штайнхольц улыбнулся ей через сияющие очки в золотой оправе, и Леонора поняла, что она побеждена. Даже если она предпочтет лагерь и позволит взять отель, она не сможет подвергнуть этому бабушку и Пич! А вилла была очень дорога бабушке, она была ее убежищем в мире. Эта мысль наполнила ее гневом. Любое сопротивление с ее стороны должно быть обдуманным и более осторожным.

14
{"b":"903","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Демоническая академия Рейвана
След лисицы на камнях
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Эланус
Отчаянная помощница для смутьяна
Пятьдесят оттенков свободы
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики