ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маленький городок Кембридж располагался на противоположной от Бостона стороне реки Чарльз. Его площади, растительность, стертые булыжные мостовые и вымощенные брусчаткой улицы были усеяны колониальными церквушками с высокими шпилями, книжными магазинчиками, кофейнями, где девушки из Радклиффа встречались с молодыми людьми из Гарварда. Пич обнаружила, что ее часто приглашают на футбольные игры, на вечеринки, но она всегда посещала их в компании с другими девушками. Она танцевала, флиртовала, позволяла себя поцеловать, сидя на переднем сиденье автомобиля, но никогда не садилась на заднее, так как это уже была опасная территория. Она слышала истории о том, что случалось на задних сиденьях, и не была готова к этому. Кроме того, она берегла себя для Гарри.

К ее большому сожалению, ей не удалось встретиться с Гарри еще раз. Она часто ездила в гости к Мелинде, но когда Пич бывала в Лаунсетон Магна, Гарри там не оказывалось. То он был в Латинской Америке, исследуя какую-то книгу, то путешествовал по Австралии в поисках первоисточников, то с блеском читал лекции по всему побережью Америки. Его восхваляли на литературных обедах в Нью-Йорке, Сан-Франциско и Вашингтоне.

Гарри Лаунсетон привлек к себе внимание, завоевав за два года три основные литературные премии. Его имя стало часто появляться в скандальной хронике рядом с целой чередой красивых и достойных девушек. Пич выискивала во всех газетах и вырезала любые упоминания о Гарри, собирала его фотографии из журналов. Он всегда выглядел импозантно и отрешенно в смокинге, с прядью шелковистых волос, падающей на бровь, неизменно под руку с очередной красавицей. Пич безжалостно обезглавливала девиц острыми концами ножниц и вклеивала фотографии Гарри в свой толстый альбом, набитый газетными вырезками о нем. Она знала каждый шаг Гарри Лаунсетона.

В день, когда она прочла о женитьбе Гарри на Августе Харриот, Пич, заливаясь слезами, сожгла свой альбом в котельной, вынося приговор красивому лицу Гарри, исчезающему в огне, и ненавидя его за предательство.

— Ты сумасшедшая, — смеялись подруги, которые знали ее историю. — Ты помешалась на человеке, который даже не знает о твоем существовании. Самое лучшее для тебя — сходить на свидание с Джеком Мэллори, он звонит тебе каждый вечер. Счастливица!

Отец Джека Мэллори был человеком, сделавшим самого себя и быстро прошедшим путь наверх от политика местного значения в Филадельфии до высокопоставленного чиновника Федерального правительства, жертвуя на этом пути своими принципами и делая состояние на импорте спиртного. Его карьера достигла вершины с назначением его послом Вашингтона во Франции (он предпочел бы Лондон и место в Суде Сен-Джеймса), и маленький Джек прожил в Париже несколько лет. Когда Джеку исполнилось тринадцать, у отца случился удар, и вся семья вернулась в США.

Джек был красив в ирландском стиле — с крупным подбородком и синими глазами. Так же, как и его отец, он знал, чего хочет добиться в жизни. Он очень высоко ценил Пич. Она стояла первой в его списке.

Джек осаждал ее уже несколько недель, ухитряясь всегда оказываться в нужном месте после ее занятий, и гулял с ней по дворику колледжа, рассказывая о своей жизни во Франции. Он донимал ее телефонными звонками, ни на один из которых она не ответила.

— Почему? — удивленно спросил он, когда Пич неожиданно сама взяла трубку.

— Что ты имеешь в виду?

— Вот уже месяц я звоню тебе каждый вечер, а ты всегда посылаешь кого-то извиниться и передать, что или моешь голову, или занимаешься.

— Считай, что сегодня у меня чистые волосы, и я свободна от занятий. Ты уже почувствовал, что тебе повезло, или мне ждать приглашения от кого-то еще?

— Нет, нет. Это буду я. Я имею ввиду, что да… О, Господи! Я хочу спросить, Пич, могу ли я пригласить тебя поужинать со мной?

Пич вдруг поняла, что умирает с голоду. Она была так огорчена женитьбой Гарри, что уже несколько дней едва притрагивалась к еде, и ее переполнило предвкушение горячей, успокаивающей пищи. Она уже чувствовала тонкий запах бостонских моллюсков, сваренных со свининой и овощами, и ощутила вкус свежих омаров из штата Мэн.

— «Лок-Оберз», — назвала она самый дорогой ресторан, зная, что он может себе позволить сводить ее туда, — в семь тридцать.

Джек не мог ее понять. За ужином она молча поедала огромное количество блюд, а он с удивлением наблюдал за ней.

— Хочешь что-нибудь еще? — вежливо поинтересовался он, когда она доела индийский пудинг с ванильным мороженым. Пич почувствовала себя гораздо лучше. В то время как Джек пытался завязать разговор, она думала о Гарри, а сейчас в голове вдруг все прояснилось. То, что Гарри женился на Августе Харриот, не имело никакого значения. В конце концов, они с Гарри так и не встретились толком, а ей еще надо было закончить учебу. Радклифф имел для нее большое значение. Ведь она должна была узнать все о литературе, чтобы разговаривать с Гарри на достойном интеллектуальном уровне. Когда придет время, им просто будет суждено встретиться, а затем, она в этом уверена, все встанет на свои места. Пич совершенно не задумывалась о существовании Августы и ее месте в этой истории. А пока ей надо смотреть вперед и получать удовольствие от жизни.

— Все было замечательно, — сказала она, улыбнувшись наконец Джеку, — больше ничего не надо, спасибо.

Ободренный ее улыбкой, Джек подумал про себя, осмелится ли он дотронуться до ее руки, которая покоилась на столе. На мизинце у нее было тоненькое золотое колечко, а на указательном пальце — кольцо, усеянное маленькими яркими бриллиантами, ногти покрыты лаком цвета фуксии.

— Думаю, мне пора собираться, — сказала Пич, когда он взял ее за руку. — У меня утром занятия.

На улице шел снег, маленькие пушистые снежинки собирались на ресницах и таяли у них на губах, когда, рука об руку, стараясь не упасть, они пробирались по скользкому тротуару к его белому спортивному «ягуару».

— Не совсем то, чего заслуживает представительница семьи де Курмон, — извинился Джек, открывая дверцу.

— Возможно, это именно то, что нужно де Курмон сейчас, — ответила Пич, втягивая свои длинные ноги в «ягуар», подумав о том, что совсем недавно де Курмонам изменила удача.

В машине Джек сосредоточил все внимание на обледеневшей дороге, а Пич напевала себе под нос мелодию Пасторальной симфонии Бетховена, которую передавали по радио.

Он остановил машину около ее дома и положил руку на спинку се сиденья.

— Когда я опять тебя увижу? — спросил он.

Пич чувствовала его теплое дыхание на своем лице, а ирландские синие глаза, освещаемые огоньками приборной доски, казались почти черными.

Большинство девушек Радклиффа считали Джека Мэллори красивым молодым человеком. Ростом 6 футов 2 дюйма, широкоплечий и крепкий, как бывший футболист, он обладал чисто американским шармом и мужественностью. Со своим белым автомобилем и богатой семьей Джек был хорошим «уловом», и он знал это.

— Вероятно, в четверг, — ответила она, — если а смогу освободиться. Позвони мне.

Четверг был лишь через пять дней.

— Как насчет завтра? — спросил он умоляющим голосом. — Или в понедельник, вторник?

Она почувствовала грубую ткань твидового пиджака, когда Джек притянул ее к себе.

— Пожалуйста, Пич, — продолжал он просить, его губы вплотную приблизились к ее губам, — завтра?

Губы у него были прохладными, как снежная ночь снаружи, а потом они потеплели, когда прикоснулись и приоткрыли ее губы. Сердце Пич екнуло и застучало в груди так громко, когда их губы встретились, что она подумала: он может услышать этот стук. О чем он думает, взволнованно спрашивала себя Пич, в то время, как Джек целовал ее губы. О чем вообще думают мужчины, когда вот так целуются? Пальцы Джека ласкали ее шею, а она прижала свою неопытную руку к его лицу. Он обнял ее еще крепче. Пич торопливо отодвинулась от него.

— Не исчезай, — сказал он, — прекрасная Пич!

В мгновение ока она выскочила из машины, захлопнув за собой дверцу, и взбежала по ступенькам дома.

55
{"b":"903","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последняя миссис Пэрриш
Самый богатый человек в Вавилоне
Исцели свою жизнь
Квази
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Пять четвертинок апельсина
В открытом море
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки