ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я позвоню завтра, — крикнул Джек, выйдя из машины вслед за ней.

«Он хорошо смотрится», — подумала Пич, обернувшись на прощание. Высокий, симпатичный, типичный американец. Что еще ей нужно, чтобы набраться опыта для будущих встреч с Гарри?

Лежа в постели в ту ночь, она вспоминала шаг за шагом их вечер, в особенности его заключительную часть. Пич смутилась, припомнив, как долго игнорировала его, а затем, дойдя в своих мыслях до поцелуя, вся покрылась испариной. Ей не первый раз случалось целоваться с молодыми людьми, но те поцелуи казались ей сейчас детской забавой. Джеку Мэллори был двадцать один год, и его поцелуи не были игрой. Джек Мэллори хотел ее. А это странное покалывание всех ее нервных окончаний, внезапное чувство пустоты под ложечкой, ощущение нежности и истомы, разлившееся по всему телу, — все это значило, что и она хотела его. Все девушки в общежитии были девственницами. Никто — абсолютно никто — не делал этого, хотя и разговаривали о сексе достаточно часто, но, ради всего святого, на этом все заканчивалось.

Пич устроилась поуютнее под одеялом и стала смотреть через незашторенное окно на тихо падающий снег. Когда Джек позвонит завтра, она подойдет к телефону, поговорит с ним немного, но заставит его подождать до четверга.

На пятое свидание Джек взял ее на матч по регби между Гарвардом и Йелем. На этот раз Бостон принимал гостей, и толпы болельщиков демонстрировали свою мощь. Прихлебывая виски из серебряной фляжки Джека, укутанная в меховой полушубок и шарф Гарварда, принадлежащий Джеку, Пич дрожала от холода на трибуне стадиона, стараясь сохранить достаточно тепла, чтобы поприветствовать команду Гарварда и посмеяться над «йельскими бульдогами», как они называли команду Йеля, так как бульдог был их талисманом. Она нисколько не завидовала девушкам-заводилам, которые танцевали на замерзшем поле, но отдала бы буквально все на свете, чтобы оказаться сейчас в теплой ванне. Тем не менее ей приятно быть девушкой Джека Мэллори, сознавать, что другие девушки завидуют ей. Но когда он дотрагивался до ее груди так, как вчера, Джек Мэллори становился для нее опасным.

Пич сократила их встречи, потому что знала, что должна вообще расстаться с ним, но она мечтала о нем даже на занятиях. Вернее, она представляла в своих мечтах, как он целует ее… и… Гарри все еще был у нее в голове, пережидая в тени мечтаний, а Джек был так близко. Она ничего не знала раньше о желании. Когда она думала о Гарри, ей хотелось быть с ним рядом, держать его за руку, разговаривать с ним, только бы ей позволили любоваться его красотой и дышать с этим гением одним воздухом. А Джек Мэллори будил в ней тревожащие чувства.

Когда команда Гарварда на последних секундах игры забила гол, трибуны взорвались криками и приветствиями, а Джек радостно обнял ее за плечи.

— Потрясающая игра! — воскликнул Он, — замечательная, просто замечательная! Пошли! — прибавил он, заметив, что Пич совершенно замерзла. — Лучше нам зайти куда-нибудь.

— Куда мы идем? — спросила она, покорно следуя за ним.

— Куда? Веселиться, конечно.

Мужской бар в «Лок-Оберз» открывал свои двери посетительницам женского пола только в дни игр между Гарвардом и Йелем, и сегодня празднующие болельщицы испытывали его гостеприимство. Казалось, Джек знаком со всеми, и Пич ревниво наблюдала, как симпатичная темноволосая девушка бросилась ему в объятия, а Джек крепко поцеловал ее в губы. Это был долгий поцелуй.

— Сколько лет, сколько зим, — мечтательно пропела девушка, не снимая рук с шеи Джека.

— Многовато, — согласился Джек, его руки продолжали обнимать девушку за талию.

Отвернувшись от них, Пич сердито уставилась на огромную картину с изображением обнаженной женщины, висевшую над баром. Джек рассказывал ей, что если Гарвард проигрывал, пышные прелести обнаженной красотки завешивали черным шарфом, но сегодня эта дама осталось неприкрытой и выглядела довольной и обольстительной — точно так же, как та темноволосая девица. «Дерьмо», — подумала Пич. Сейчас, когда к ней, наконец, пришло понимание своих чувств, секс, казалось, был всюду. В темном углу бара обнималась парочка молодых людей, и она с интересом стала наблюдать за ними.

— Закажи мне еще один коктейль «Ворд 8», — попросила она Джека, перебив тем самым шепот брюнетки.

— Еще один? — удивился он. — Это довольно крепкий напиток.

В «Лок-Оберз» изобрели этот коктейль для празднования успеха на выборах одного из самых известных политических деятелей Бостона много лет назад, смешав гранатовый ликер с виски, чтобы напиток получился розового цвета.

— Ты забываешь, что я француженка, — гордо произнесла Пич. — Я пила вино, разбавленное водой, когда ты пил еще молоко.

Джек, рассмеявшись, отошел от брюнетки. Проталкиваясь сквозь толпу через темную, полную табачного дыма комнату, он локтями проложил себе путь к бару.

— Еще два «Ворд 8», — заказал он бармену.

Ноэль Мэддокс поспешил выполнить заказ. Должно быть, он смешал их за сегодняшний вечер несколько сотен, не меньше. Его вызвали в последнюю минуту, чтобы помочь справиться с огромной толпой болельщиков. Хорошо и то, что ему заплатят за этот вечер. Каждый доллар приближал его к заветной цели.

С отличным дипломом Мичиганского университета в кармане он добился места в Массачусетском техническом институте. МТИ был самым престижным научно-техническим колледжем в Бостоне и самой ближайшей к небесам взлетной площадкой, какую Ноэль мог себе представить. И каждая неделя занятий в шумных аудиториях МТИ приближала его к мечте — точно так же, как и каждый заработанный тяжким трудом доллар. Через два года он получит степень магистра автомобильной промышленности, а через два года и один день вернется в Детройт и предстанет перед начальниками по кадрам крупнейших автомобильных корпораций Америки — «Ю.С.Авто», «Грейт Лейкс Моторс корпорейшн», а также, конечно, «Форд» и «Дженерал Моторс», и предложит им себя. Только на этот раз его цена будет гораздо выше цены того худощавого паренька в грязном голубом комбинезоне, который работал с дрелью и скакал как сумасшедший муравей от одного автомобильного кузова к другому, которые бесконечно двигались по конвейерной линии.

Ноэль со злостью поставил приготовленные коктейли на полированную стойку красного дерева, и Джек Мэллори удивленно взглянул на него.

— Благодарю вас, — холодно сказал он, забирая стаканы, и опять стал пробираться через толпу к своему столику.

Вытирая стойку, Ноэль встретился взглядом с женщиной, сидящей в баре.

— Отличная игра, — сказала она, вынимая сигарету с фильтром из пачки «Кэмел».

Ноэль щелкнул зажигалкой, давая ей прикурить. Она была не так молода, как другие, но очень привлекательна. С такой же массой длинных светлых волос и широко распахнутыми глазами, как у Джинни. На ней не было никакой косметики, тем не менее она выглядела свежей, как будто только что вошла с улицы в этот прокуренный бар. Женщина первого класса, готовая к игре.

— Вы здесь работаете недавно. — Это был не вопрос, а утверждение, и Ноэль мастерски продолжал обслуживать клиентов. Когда-то он полгода работал барменом в модном баре отеля «Коплей Плаза» в Бостоне — его великолепие было ошеломляющим после пивной, принадлежащей Нику в рабочем квартале Детройта, где продавали пиво и виски любителям выпить. В роскошной обстановке «Коплей Плаза» он увидел совсем другой мир — мир богатой непринужденности, самоуверенных мужчин и элегантных женщин. То был мир, частью которого он хотел стать.

— Вы слишком хороши для этого места, — заметила Халли Харрисон.

Ноэль удивленно взглянул на нее. Ее слова точно совпадали с его мыслями.

— Я инженер, — сказал он, — учусь в МТИ.

— Еще один чудак, помешанный на автомобилях, — вздохнула она.

Ноэль поднял брови:

— Еще один?

— Я из Детройта, — объяснила она. — Мой муж занимается рекламой, и он связан с автомобильной промышленностью. Можно сказать, она управляет нашими жизнями, — добавила она, рассмеявшись, — так же, как однажды станет управлять и вашей, мистер инженер.

56
{"b":"903","o":1}