A
A
1
2
3
...
75
76
77
...
107

— А теперь я могу получить кабинет побольше? — с усмешкой спросила она Джима, когда вернулась из Валансьена.

— Пока ты не тянешь даже на секретаршу. — Ответил он. — Следующее, во что тебе надо вникнуть, — это сбыт.

Весь первый этаж компании де Курмонов на авеню Клебер был отведен под демонстрационный зал. В огромных зеркальных окнах-витринах были выставлены самые последние модели, их роскошные полированные поверхности ярко блестели, освещенные прожекторами на фоне темно-серого ковра.

— Это — наше окно в мир, — сказал Джим. — Каждый, кто проходит по авеню Клебер, — иностранный бизнесмен, турист, городские жители, французская семья, приехавшая в столицу из провинции, — смогут увидеть, что предлагает им «де Курмон». Но настоящим сбытом занимаются наши дилеры. Встреться с ними и узнай, как это делается.

Пич провела еще один изнурительный месяц, колеся по Франции, Италии и Германии — даже Англии, занимаясь только этим делом, покрывая тысячи миль на своем новеньком «курмоне» темно-синего цвета, который официально считался их фамильным цветом.

После этого Джим заставил ее побегать, чтобы узнать цифры сбыта и изучить отчеты по исследованию рынка, в котором отражались новые направления в промышленности, а также, как общественное мнение учитывается в новых проектах. Голова Пич продолжала работать, жонглируя цифрами, когда она спала, а когда бодрствовала, не прекращала анализировать цвета и обшивку салона. Через шесть месяцев ее ударного курса обучения Джим сказал:

— О’кей, а теперь, когда я уверен, что ты настроена серьезно, начинается настоящая работа.

Пич упала на стул со стоном умирающего.

— Как! А что, по-твоему, все это? — Она махнула рукой на стол, заваленный бумагами.

Джим усмехнулся.

— Это только начало. Теперь пойдет тяжелая, однообразная работа, готова ты к ней или нет?

Она сердито сверкнула на него глазами.

— Думаю, что готова.

— Тогда приведи себя в порядок и оденься получше. Пришло время встретиться с верхушкой правления.

Пич уже не помнила, когда в последний раз покупала новое платье, — вернее, помнила: это была та сельская одежда из Лондона, когда она все еще старалась быть второй Августой для Гарри, и совсем забыла, как это может быть приятно. Она поехала к Живанши и Балмену, к Диору и дала себе волю, накупив кучу дорогих костюмов и платьев для работы и сногсшибательное вечернее платье из бархата сочного голубого цвета, которое привело бы в ужас всех жен гостей Гарри вместе взятых! Она пронеслась, как вихрь, по всем самым модным магазинам, купив роскошное тонкое нижнее белье, красивые туфли на высоких каблуках и дорогие сумки. Долой кашемир и шотландку, долой практичные туфли для прогулок и смешные корзины для покупок. Я — деловая женщина и собираюсь встретиться с советом директоров.

Как председатель, Джим имел большой угловой кабинет на втором этаже с видом на авеню. С прекрасными коврами, книжными шкафами, картинами и батареей телефонов — все, как представляла себе Пич. Его секретарша, проработавшая в компании двадцать пять лет и, вероятно, все досконально о ней знавшая, охраняла вход в кабинет, сидя за огромным письменным столом, вдвое большим, чем стол в кабинете Пич.

Одетая в модный деловой костюм серого цвета от Шанель и мягкую бордовую блузку, с гладко зачесанными назад каштановыми волосами, стянутыми красивым бархатным бантом, также от Шанель, Пич была представлена исполнительному президенту компании и ее директорам. Нервничая, как школьница, она пила маленькими глотками шерри, в то время как они снисходительно улыбались, вежливо интересуясь, нравится ли ей работа. Когда они спросили о сыне, Пич вытащила фотографии, которые всегда носила в сумочке, и с гордостью показала их, а они с улыбкой говорили, что она, должно быть, скучает по нему — он такой симпатичный мальчик.

После Джим повел Пич обедать в «Тур д’Аржа». Наблюдая, как она ковыряет вилкой еду, он спросил:

— Ну, как?

— Они были очень любезны, — воскликнула Пич, вся кипя от негодования, — снизойдя до убежавшей от мужа жены и домашней хозяйки, которой вздумалось поиграть в деловую женщину. А я еще показывала им фотографии малыша. Они думают, что я просто зашла полюбопытствовать, как идет семейный бизнес, а я как бы согласилась с этим. Гарри был прав, он называет меня «промышленным магнатом», издеваясь надо мной.

— Для них ты — любитель. И женщина в мужском деле, — ответил Джим. — Сможешь доказать, что их суждение ошибочно?

Пич посмотрела на него испепеляющим взглядом.

— Предатель! А чем я занималась все эти месяцы? Разве я не много работала? Разве я не выполнила все, что ты мне наметил?

— Ты много сделала. Но это только начало. — Джим перегнулся через стол и взял ее сопротивляющуюся руку в свою. — Должен признаться, я не думал, что ты продержишься так долго, а сейчас готов биться об заклад за тебя. Но эта работа очень тяжелая и отнимает много времени, а я вижу, что ты совсем уже выдохлась, мотаясь туда-сюда между Францией и Англией. Справишься ли ты со всем этим?

— Справлюсь, — упрямо сказала Пич. — Это моя компания, и когда-нибудь я буду управлять ею.

— Отлично, — смеясь, сказал Джим, — тогда давай выпьем за это и за мою будущую отставку.

Дом на Иль-Сен-Луи был слишком большим и грандиозным, и Пич чувствовала себя в нем потерянной. Раньше у нее просто не было времени, чтобы ощутить одиночество, но сегодняшняя встреча заставила ее это осознать. Она лежала в горячей ванне, желая снять огромную усталость, накопившуюся за последние месяцы, и спрашивала себя, правильно ли она поступает? Сможет ли она справиться с такой работой? Было ли это тем, чего она хотела добиться в жизни? Ответ напрашивался сам собой, как это было всегда. Пич обожала Вила, и для того, чтобы не потерять его, она должна была сохранить свой брак с Гарри. Но чтобы не сойти с ума от такого брака, она должна иметь свою собственную жизнь. Стать «промышленным магнатом», вероятно, не совсем то, что Пич хотела от жизни, но она была занята, и не оставалось времени подумать о том, как она несчастна. Все будет хорошо.

Выйдя из ванны, Пич накинула на себя белый купальный халат и сбежала по лестнице в холл. Портрет Месье смотрел на нее ее собственными темно-синими глазами.

— Я сделаю это, — решительно сказала она. — Я еще им покажу, что я твоя внучка. Но я сделаю это по-своему — а сейчас я собираюсь немного развлечься.

54

Письменный стол Ноэля в маленьком кабинете на четырнадцатом этаже был аккуратно убран. Бумаги ровно сложены на выдвижной полке, а перед ним лежала еще одна аккуратная стопка, ожидающая его внимания. В верхнем эшелоне индустрии происходили большие перемены. Внезапно из «Ю.С.Авто» ушел Морт Шивли, расторгнув контракт, стоивший миллионы, и захватив с собой первого вице-президента. Пол Лоренс покидал «Грейт Лейкс Моторс», чтобы занять место Шивли, — и, как передавали друг другу по секрету сотрудники, — его оклад вместе с акциями мог составить около 750 тысяч долларов в год со сроком контракта на пять лет. Скоро начнется жаркая и тяжелая борьба за место рядом с Полом, номером два в управлении.

Иерархическая структура компании сверху такова: председатель, вице-председатель и президент. Затем шли первые вице-президенты, которые являлись правой рукой предыдущих. Ниже шли вице-президенты, отвечающие за группы, одним из них был сейчас Ноэль в «Грейт Лейкс», а еще ниже — управляющие отделами. Можно было предположить, что сразу нельзя сменить все эти должности, но было очевидно, что Пол Лоренс собирается немедленно назначить кого-то на пост первого вице-президента. Помня высказывание старика Макиавелли, что те, кто за тебя на девяносто девять процентов, те против тебя, Пол Лоренс захочет иметь на этом месте своего собственного человека. Человека, которому он может доверять. Ноэль хотел этой работы. И, анализируя своих вероятных противников, он видел, что на голову выше других был Ланс Антони.

76
{"b":"903","o":1}