ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Большие? — заинтересованно переспросил Ноэль. Его собеседник кивнул.

— Так, во всяком случае, говорят. Джим Джемисон — очень большой бизнесмен, один из лучших. Но он никогда не был настоящим «автомобильным человеком». Он вынужден доверять мнению своей команды управления, а на этот раз они крупно его подвели.

По дороге домой поздно вечером Ноэль вспоминал эту беседу и продолжал думать об услышанном, поднимаясь на личном лифте в квартиру.

После того как он проработал два года вице-президентом у Пола Лоренса, Ноэль решил, что пора поменять жилье. Он объездил Блумфилд-Хиллз с агентом по продаже недвижимости, разглядывая красивые дома и думая, что, собственно, он будет делать один в комнатах, где можно устраивать по три приема одновременно, в огромной кухне, пяти спальнях и четырех ванных комнатах? «Забудьте о домах, — сказал он агенту. — Я холостяк. Что мне нужно, так это большая квартира». Через неделю агент нашел ему отличную квартиру, и Ноэль встретился с декоратором, которого рекомендовала жена Пола и который помогал им переделывать их дом. Окна со скользящими стеклами, окружавшие гостиную, вели на террасу, откуда открывался прекрасный вид через весь город на парковую зону пригорода и дальше. Его единственной подсказкой декоратору была просьба сделать все просто и не использовать черный цвет. Декоратор создал атмосферу покоя, в естественных тонах — кремовом, песочном и сером, добавив кое-где теплых оттенков в виде стула золотисто-желтой обивки или ярко-зеленого ковра. Количество мебели было сведено до минимума, что внесло ощущение пространства, а у окна и около ультрасовременного камина устроены небольшие гостиные. Единственными предметами, которые Ноэль сохранил от бывшей квартиры, были изголовье с ангелами для приюта, пепельница «Рикар» и две дешевые репродукции Кандинского и Мондриана. Только теперь они висели напротив подлинных картин. Кроме Мондриана и других художников, на которых Ноэль тратил свои годовые премии, спальню украшал небольшой пейзаж Моне, а картину Мари Лорансен с изображением цветов он поместил рядом с обеденным столом. Он приобрел также выразительные картины современных абстракционистов и необузданного Роя Лихтенштейна и, кроме того, пару скульптур неизвестных авторов, которые ему особенно понравились. Ноэль присмотрел морской пейзаж Бретани Сера, но цена на аукционе взлетела слишком высоко, и вместо картины он купил маленький домик на берегу озера.

На кремовом диване у огня камина его ожидала красивая девушка. На ходу поцеловав ее светлые волосы, Ноэль бросил пальто на стул и направился в спальню.

Делла Гривз, улыбаясь, потянулась на диване. Он, как всегда, опоздал. Они собирались сегодня вечером поехать на озеро, но что изменится, если они поедут туда утром? Ей нравилось там.

Ноэль вернулся в комнату в темно-синем купальном халате, с волосами, влажными после душа. Он снял с проигрывателя пластинку Флитвуда Мака, которую она слушала, и поставил свой любимый концерт Моцарта. Откинувшись на подушки, он выглядел усталым и до сих пор не произнес ни слова. Это тоже было нормальным. Такому человеку, как Ноэль Мэддокс, есть над чем подумать. Он был поглощен своей работой всегда и везде. Делла могла поклясться, что он не переставал думать о делах, даже занимаясь с ней любовью.

— Как мир моды сегодня? — спросил, наконец, Ноэль.

Делла повела плечами и улыбнулась.

— Как всегда.

У нее был собственный модный магазин в фешенебельном районе Детройта, финансируемый ее состоятельным отцом, и она любила свое дело, но сейчас Делла понимала, что не стоит надоедать Ноэлю рассказами о своих делах.

Они сидели и слушали музыку, пока он не заснул на диване. Она не стала его будить, отправилась спать одна.

Делла привыкла к молчаливости Ноэля, но на этот раз начала волноваться. На следующее утро Ноэль молча расхаживал по квартире. Она приготовила салат и поджарила мясо, которое купила накануне, а Ноэль все молчал и задумчиво смотрел в большие окна. Позавтракали они в молчании. К шести часам вечера Делла готова была расплакаться и решила, что ей лучше спросить, что случилось.

Ноэль не отходил от окна, наблюдая, как солнце садится за горизонтом. Его голова со вчерашнего дня была занята мыслями о положении, создавшемся в компании де Курмонов, и чем больше он думал о компании, тем больше она его интересовала. Это была отличная компания, и в хороших руках могла бы стать прибыльной. Наконец решение было принято. Он подошел к телефону и позвонил Полу Лоренсу домой. Пол обещал переговорить с председателем и дал ему разрешение начать предварительные переговоры с де Курмонами.

Ноэль, не обратив внимания на Деллу, повернулся к окну и вновь уставился на почти почерневшее небо.

— Ноэль? — В глазах Деллы стояли слезы. — Что-нибудь случилось?

Ноэль с удивлением посмотрел на нее. Делла была привлекательной девушкой. И очень милой. Она не единственная, с кем он проводил время, но сейчас он понял, что пренебрег ею. У него всегда хватало девушек, чтобы скрасить одинокие моменты жизни, которые еще оставались в переполненном работой графике. Но беда в том, что они никогда не соответствовали образу Пич де Курмон, маленькой золотистой девочки — символа свободы, или той экзотической молодой девушки в пурпурном платье на приеме. Той синеглазой девушки, пригвоздившей его словами: «Вы — Ноэль Мэддокс из сиротского приюта в Мэддоксе?»

Пройдя на кухню, он открыл холодильник и достал немного льда, а затем налил выпить.

— «Мартини»? — спросил Ноэль и протянул ей бокал и маленький голубой сверток. Потом улыбнулся, и Делла поняла, почему она всегда мирилась с его поведением. Когда Ноэль вот так смотрел на нее, Делла просто не могла обижаться. Она радостно открыла маленькую голубую замшевую коробочку и вынула большие золотые серьги в виде колец.

— Я был в Нью-Йорке на прошлой неделе, — сказал Ноэль, — проходил мимо Тиффани и вспомнил о тебе. Продавец сказал, что они сейчас в моде. Надеюсь, он не ошибся?

— Конечно, не ошибся. И ты тоже. Спасибо тебе. — Делла поцеловала его.

Ноэль заглянул в ее красивое улыбающееся лицо.

— На следующей неделе я еду по делам в Европу, — неожиданно добавил он. — Ты бы хотела поехать со мной?

Существовали тысячи причин, по которым Делла не могла сейчас уехать, но она знала, что ее ничто не остановит.

— С удовольствием, — сказала она с улыбкой.

57

Именно Леони считала, что Джим должен отказаться от управления компанией де Курмонов. Он был слишком стар, чтобы постоянно мотаться в Париж, пытаясь разрешить проблемы компании. Вот почему она настояла, чтобы мистер Мэддокс приехал сюда и поговорил с ним.

Если она полагала, что Джим слишком стар для путешествий, что же говорить о себе самой? Неужели Париж больше, не увидит Леони Бахри Джемисон? Она была там последний раз на похоронах дорогой Каро. Со смертью Каро оборвались ее старые связи с этим городом. Сейчас она коротала время, бесцельно бродя по своему саду или просто сидя на террасе, любуясь морем и вспоминая прошлое. Даже ее кошка тоже постарела и предпочитала теперь прохладные уголки где-нибудь рядом, в тени, или просто свернуться у нее на коленях и тоже размышлять о прожитой жизни.

Леони не помнила, когда точно она начала рассматривать свою жизнь с новой точки зрения, но ощущение того, что приближается конец отпущенного ей на этом свете существования и что приходится больше смотреть в прошлое, чем в будущее, было для нее необычным. Не с этого ли именно момента она начала чувствовать себя старой? Ее тело больше не было таким послушным, как раньше, а кости перестали гнуться, хотя до сих пор она могла ходить пешком на мыс и каждый день купаться в море. За годы, которые она провела на Лазурном берегу — прекрасном голубом побережье, — он превратился из простой, невинной девственницы начала века в увешанную драгоценностями куртизанку, заманивающую орды отдыхающих в свои соблазнительно расставленные сети. Леони и Ривьера начинали свои жизни вместе, но ее часть берега осталась до сих пор зеленой и нетронутой, потому что Джим еще сорок лет назад скупил для нее все соседские акры. Неужели прошло сорок лет? Куда ушло время?

81
{"b":"903","o":1}