ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ноэль заранее побеспокоился, чтобы самое большое рекламное агентство, которое должно освещать новую рекламную кампанию, запечатлело Пич и особняк де Курмонов как символ компании и их нового автомобиля, предварительно уже названного «дюк» (герцог), и ее прибытие в аэропорт Детройта «Метрополитен» было тщательно продумано, чтобы привлечь максимум внимания, там собралось множество фотографов, газетчиков и представителей телевидения. Но Ноэля там не было! Только букет роз персикового цвета и записка:

«Это все ваше, наслаждайтесь! Я позвоню вам позже в отель».

Пич закрыла, наконец, дверь номера за последним носильщиком, управляющим отеля, горничной и тремя младшими сотрудниками «Ю.С.Авто», присланными, «чтобы удостовериться, что у нее есть все, что она хочет, и для оказания необходимого содействия». Сбросив высокие сапоги, она опустилась на диван со вздохом облегчения.

Создание новой компании заняло больше времени, чем предполагалось Ноэлем, но закончилось как раз вовремя для де Курмонов, поскольку сбыт «флер» резко сократился, как только «сталлион» появился на автомобильном рынке. Но Ноэль смог обеспечить компании де Курмонов права на продажу «сталлиона», и сейчас дилеры с нетерпением ожидали появления детища новой компании, возглавляемой Ноэлем. «Дюк» должен был стать роскошной машиной высшего класса, способной конкурировать с «мерседесами», но с более гладкими линиями в итальянском стиле. Был уже изготовлен пробный кузов из стекловолокна, который Пич должна увидеть завтра в первый раз. И она увидит Ноэля — тоже впервые за два месяца.

Ноэль то и дело прилетал в Париж, привозя с собой то команду сильных экспертов, то служащих, то конструкторов и бухгалтеров. Он демонтировал по частям структуру компании и заново создал свою собственную версию нового «курмона». Пич всегда ждала его приездов, как ребенком ждала наступления Рождества. Она считала дни и просыпалась радостной и взволнованной в то утро, когда он прилетал в Париж. Она пригласила его останавливаться в доме на Иль-Сен-Луи, но Ноэль отказался, ответив, что будет лучше, если он сохранит свой номер в «Крийон». Пич была разочарована. До этого момента она не осознавала, как сильно хотела, чтобы он был рядом с ней в ее большом доме. Только он и она.

Когда Ноэль прилетал в Париж, так и бывало — «только он и она». Они встречались, когда, конечно, он не работал, поскольку у Ноэля работа всегда оставалась на первом месте, ходили ужинать и на концерты. Пич однажды отвезла его в Германию, познакомиться с Лоис и Ферди, а еще они ездили в Швейцарию, провести выходные в семейном горном отеле. Но она никогда не приглашала его к своей бабушке. Пока рано было появляться у Леони с Ноэлем, вот если бы у них все было серьезно… Но, как ни стремилась к этому Пич, они оставались просто друзьями и деловыми партнерами. Ноэль никогда не позволял себе ничего, кроме легкого поцелуя при встрече и на прощание, но она чувствовала, что он хотел поцеловать ее по-настоящему не менее, чем этого хотелось ей. Как она была права, поняв, что Ноэля Мэддокса нельзя соблазнить: он возьмет только то, что захочет сам. Что ж, кажется, ее он не хочет, а она не собирается бросаться к нему на шею, как однажды сделала это с Гарри.

Зазвонил телефон, и Пич быстро подняла трубку.

— Добро пожаловать в Детройт!

— Спасибо, Ноэль. Меня очень тепло приняли, — сказала Пич, оглядывая заполненный цветами номер. — У цветочниц Детройта, должно быть, не осталось ни одной розы!

— Все эти цветы, может быть, помогут извинить мое отсутствие, — сказал Ноэль, — боюсь, я не смогу увидеть вас сегодня вечером. Кое-что нужно доделать по новому проекту, необходимо подготовить все цифровые данные к завтрашней пресс-конференции.

Пич почувствовала, как все ее приподнятое настроение улетучивается и превращается в разочарование.

— Не имеет значения, — выговорила она. — Я все равно устала с дороги.

— Я завтра заеду за вами, — бодро сказал Ноэль. — Это будет знаменательный день.

Пич откинулась на подушки. Она была в городе, где жил Ноэль, одна, без него. А она так надеялась, что как только они встретятся здесь, все изменится. И вот в первый же вечер в Детройте Ноэль покинул ее, именно тогда, когда Пич так нуждалась в его успокаивающем присутствии, ободряющих словах, что она поступает правильно. Сейчас это было уже не только правильно, а стало единственным шансом спасти компанию. Без Ноэля компания де Курмонов прекратила бы свое существование уже три месяца назад. По правде говоря, если бы в се жизни не появился Ноэль, Пич потеряла бы все на свете.

Ноэль видел, как Пич сидела за столиком президента «Ю.С. Авто» и подписывала документы широким росчерком пера, улыбаясь фотографам. Она выглядела замечательно в жакете и голубой шелковой рубашке с полосатым шелковым галстуком — женском варианте рабочей одежды их фирмы. Пол Лоренс скрепил документы своей подписью и пожал руку Пич.

Дело было сделано. «Курмон» стала теперь автономным подразделением «Ю.С.Авто», а Ноэль — самым молодым президентом крупной автомобильной компании в истории всей индустрии. Тогда почему он не чувствует радости? Сегодня он достиг всего, к чему стремился с самого начала. Что было не так? Ноэль грустно посмотрел на Пич. Он использовал ее, чтобы получить то, что хотел, воспользовался скверным финансовым положением компании де Курмонов, чтобы улучшить свое — и «Ю.С.Авто». Но, с другой стороны, это было просто удачное дело. Так ли? Не стояло ли за Всем этим воспоминание о Пич на том злосчастном приеме в Бостоне, с широкой улыбкой произносящей роковые слова, сообщавшие миру, что он, Ноэль Мэддокс, сирота из приюта. Не крылась ли за всеми его действиями некая месть, желание ребенка из приюта наказать красивую маленькую богатую девочку?

— Ноэль, — позвала его Пич, — идите сюда и дайте ребятам возможность сфотографировать нового президента «Курмон».

Ноэль занял место рядом с Пич, чувствуя, что она смотрит на него. Он запретил ей носить туфли на низких каблуках, когда она бывала с ним, и сегодня она казалась особенно высокой и стройной с зачесанными вверх волосами и в голубых замшевых лодочках на высоких каблуках.

— Вы выглядите усталым, — сказала Пич позже, за обедом.

— Со мной все в порядке, — отрывисто бросил он. — Я просто не люблю эти рекламные празднества. — Ноэль обвел взглядом переполненную людьми комнату и шумное оживление у стола с закусками. — Я инженер, а не завсегдатай вечеринок.

Улыбка замерла на ее лице.

— Извините меня, — сказал он чуть мягче. — Наверное, я немного устал. Позади огромная работа.

— Де Курмоны доставили вам много хлопот, — заметила Пич.

— Причина не в этом, — ответил он. — Сказывается напряжение последних двадцати лет.

После обеда Ноэль отправил ее обратно в отель немного отдохнуть, пообещав заехать в семь тридцать и отвезти на встречу с прессой и дилерами и торжественную демонстрацию нового автомобиля де Курмонов «дюк».

Он приехал точно в назначенное время, но не поднялся в номер, а остался ждать внизу. Никак не отреагировав на золотистое бархатное платье от Валентино, быстро усадил ее в лимузин, словно они опаздывали.

Пич в замешательстве смотрела на его строгий профиль. Что могло случиться? Не начал ли уж он жалеть, что стал президентом «Курмон»? А может быть, ему не нравилось то, что теперь часть времени он будет жить во Франции? Или не хочет видеть ее теперь, когда стал президентом?

Зал был украшен французскими и американскими флагами, а также красными, белыми и синими цветами. Пич стояла между Полом Лоренсом и Ноэлем, а по краям стояли председатель и вице-президент компании. Пич здоровалась за руку со служащими «Ю.С.Авто» и их женами, улыбаясь каждому в отдельности, называя каждого по имени, которое успевала прочитать на маленьких табличках на лацканах пиджаков. Затем вокруг нее собрались репортеры, и Пич в сопровождении Ноэля и Пола дернула за шнур, и величественные красные занавеси раздвинулись, открывая макет нового автомобиля в натуральную величину.

88
{"b":"903","o":1}