ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коловрат. Знамение
Советница Его Темнейшества
Всегда кто-то платит
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Карлики смерти
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Ложь во спасение
Византиец. Ижорский гамбит
Темное дело
A
A

— Мой дед, герцог де Курмон, был бы горд тем, что этот замечательный новый автомобиль назван его титулом, — заявила она с очаровательной улыбкой.

Вечер, символизировавший начало новой эры де Курмонов, казался бесконечным, и Пич очень обрадовалась, когда Ноэль, наконец, сказал, что пора уходить. Они ехали по пустынным улицам Детройта. В приливе чувств Пич взяла Ноэля за руку.

— Мне очень жаль, если сегодняшний день не получился таким, как вам хотелось, — тихо сказала она.

— Сегодняшний день прошел именно так, как я и ожидал, — ответил он, повернувшись, чтобы взглянуть на нее. От усталости ее веки немного припухли, и от этого глаза казались темными и таинственными, а в полутьме автомобиля губы выглядели нежными и беззащитными. Он так хотел поцеловать их… поцеловать ее глаза… сказать, что все хорошо… что он всегда будет заботиться о ней.

Лимузин остановился у входа в высокий многоквартирный дом, и когда швейцар в нарядной униформе помог ей выйти из машины, Ноэль сказал:

— Я думал, что мы могли бы зайти ко мне и выпить что-нибудь. Здесь гораздо спокойнее, чем в вашем отеле, хватит с вас на сегодня общества.

Он обнял ее за плечи и они поспешили зайти с холодного ночного воздуха в вестибюль и затем в лифт.

— А почему здесь только одна кнопка? — недоуменно спросила Пич.

Ноэль улыбнулся.

— Это частный лифт на крышу, где находится моя квартира.

— Знаете, что я скажу вам, — проговорила она, пока они поднимались наверх, — вы впервые улыбнулись за сегодняшний вечер. Вы не улыбались даже для корреспондентов. У вас был очень строгий и деловой вид — я думаю, именно это отпугивает ваших конкурентов.

— Мы с вами выглядим, как Чудище и Красавица, — сказал Ноэль. — При этом освещении вы безумно красивы, Пич де Курмон.

Лифт вздрогнул и плавно остановился, и пока открывались двери, он обнял ее и сказал:

— Интересно, превратится ли Чудище в принца, если поцелует Красавицу?

Ее губы, еще хранившие прохладу ночного воздуха, слегка задрожали, когда Ноэль поцеловал ее. Он чувствовал запах ее духов, и нежность щеки, и гладкие линии ее тела, когда притянул Пич к себе.

Их глаза встретились, когда Ноэль отпустил ее. Взяв руку Пич в свои, он произнес:

— Идемте со мной. Вы показали мне ваш мир, сейчас я хочу показать вам мой.

Держа в руках шубу, Пич обошла белое, полное воздуха пространство его квартиры. Ей понравился и интерьер, и искусно приглушенное освещение. Она остановилась перед Лихтенштейном, покоренная его мудростью, и долго не отходила от Мари Лорансен, сказав, что квартира очень уютная. Она полюбовалась Кандинским и Мондрианом и провела рукой по гладким линиям мраморной скульптуры. И все это время Пич вспоминала его губы, а ее тело трепетало при воспоминании о его близости в момент поцелуя.

— Идите сюда, — позвал Ноэль, — я хочу, чтобы вы взглянули.

Он стоял у огромного окна и смотрел на мерцающие огни города, раскинувшегося внизу.

— Вот, смотрите, — сказал Ноэль, — Детройт, город автомобилей. Это уже моя территория, Пич. Я пришел в этот мир с холодной, пустынной улицы и проделал весь этот путь наверх — вот до этой самой квартиры, и стал президентом компании, в которой когда-то работал на конвейере.

Пич знала, что никогда не сможет понять, через какие испытания прошел Ноэль. Да и как она могла? Никогда не знавшей нужды и одиночества, ей не приходилось выбиваться в люди. У Ноэля было тяжелое прошлое, о котором знал только он один.

— Эта работа по плечу только вам, — тихо сказала Пич. — Без вас не было бы компании де Курмонов. Не знаю, что бы я делала без вас!

Он посмотрел на нее жадными глазами, пытаясь понять, имела она в виду себя или компанию.

— Я действительно так думаю, Ноэль, — нежно добавила Пич.

Соболья шуба упала на пол, когда он схватил ее в свои объятия и крепко прижал к себе.

— Господи! Как долго я хотел вам сказать, что люблю, что не могу жить без вас, что вы мне нужны.

— Так почему вы молчали? — прошептала Пич. — Почему не сказали?.. Я так ждала.

— Я не смог бы пережить вашего отказа, — шепнул Ноэль со стоном отчаянья, — и кроме того…

— Кроме того? — Пич улыбалась ему, прижимая свои ладони к его лицу.

— Кроме того, я не хотел воспользоваться вами, — признался он. — Я не хотел, чтобы кто-то мог сказать, что я соблазнил Пич де Курмон, чтобы заполучить компанию.

— Я бы сама вам ее отдала, Ноэль, — рассмеялась Пич. — Я бы преподнесла вам ее на серебряном подносе, и себя в придачу.

Его поцелуй заставил ее умолкнуть, и когда одних поцелуев стало недостаточно, он взял ее на руки и понес в спальню. Под взглядами улыбающихся медных ангелов из приюта Ноэль спустил мягкий панбархат платья с ее груди и стал нежно целовать. Он снял с ее ног золотистые лодочки на высоких каблуках и, дождавшись, когда она снимет чулки, принялся целовать пальцы ее ног, колени и бедра, где кожа была особенно нежной и бархатистой. Пич расстегнула ему рубашку и гладила сильное, крепкое тело, вдыхая запах его кожи. Потом она легла на спину, наблюдая, как он раздевается.

— Тебе уже не надо ласкать меня, чтобы меня захотеть, — тихо проговорила она, — ты уже такой красивый.

Но он продолжал целовать ее, языком лаская ее соски. Он покрывал поцелуями ее грудь, спускаясь все ниже, к золотистой ложбинке ее живота, нежными и осторожными поцелуями прокладывая себе путь сквозь мягкие завитки волос. Пич наслаждалась его прикосновениями и тихо стонала, шепча его имя. Когда он вошел в нее, она обхватила его тело и жарко прижалась к нему с неистовой страстью.

Ноэль издал торжествующий крик, когда его любовь выплеснулась в нее.

62

— Я увезу тебя от всего этого, — весело сказал Ноэль, когда она проснулась.

— Не надо, — пробормотала Пич, крепче прижимаясь к нему. — Мне нравится здесь.

— Слишком много людей, слишком много звонков, слишком много дел, — прошептал он, целуя ее. — У меня есть укромное местечко, где будем только ты и я.

— Укромное местечко? — Пич откинула назад волосы и взглянула на него, заинтригованная.

— Выпей кофе, вставай и одевайся. Мы возьмем немного одежды из отеля и отправимся в путь. Пич пила кофе, с улыбкой слушая его.

— Не могу дождаться, когда покажу тебе это место, — продолжал Ноэль.

— Неужели несколько минут что-нибудь изменят или, скажем, полчаса? — спросила она, отставляя чашку и вновь укладываясь на разбросанные по постели простыни.

— Мы всю ночь занимались любовью, — засмеялся он.

— Я помню, — прошептала Пич, протягивая к нему руки. Ноэль усмехнулся и прижал ее к себе.

— Ты восхитительна, обольстительна и сводишь меня с ума.

— А ты — прекрасен, — сказала Пич, пробегая пальцами по его мускулистой спине. — Господи, как ты прекрасен!

Она лежала, чувствуя на себе тяжесть его тела, ее глаза тонули в его глубоком страстном взгляде. Он целовал ее снова и снова, и его тело было так восхитительно, что ей не хотелось отпускать его — никогда.

— Я люблю тебя, — воскликнула она в наивысший момент их страсти. — Как я люблю тебя!

Позже, когда Ноэль лежал уже рядом с ней, он произнес:

— Я люблю тебя, Пич де Курмон.

Дорога к хижине у озера была расчищена снегоочистителями, и сугробы смерзшегося снега высотой с машину блестели в солнечных лучах под безоблачным небом, когда они ехали в северном направлении. Машину вел Ноэль.

— Но куда же мы едем? — спросила Пич, которой было безразлично, куда они направлялись, до тех пор, пока она была с ним рядом.

— Подожди, и ты увидишь сама, — ответил Ноэль.

Вспомнив, что не завтракали, а накануне вечером и не ужинали, они остановились у сельского ресторанчика и съели блинчики с кленовым сиропом. Пич все время держала руку Ноэля, не желая отпускать его от себя даже на мгновение.

Последний час их двухсотмильного путешествия Пич спала. Жесткая шерстяная клетчатая рубашка Ноэля оставила небольшой красный отпечаток на ее щеке в том месте где она прижималась к нему.

89
{"b":"903","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Загадочная женщина
Потерянные девушки Рима
Кофейня на берегу океана
Другой дороги нет
Какие наши роды
13 минут
Рыцарь ордена НКВД
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
С мечтой о Риме