ЛитМир - Электронная Библиотека

В окружении пунцовой ауры, он, казалось, выступил из пламени. У Ли так сдавило горло, что она была не в состоянии издать хоть какой-то звук. Грохот стоял оглушительный. Она с трудом поняла – это стучит ее сердце. То, что она видела, было всего лишь световыми трюками. Она поняла: он, наверное, вышел из красного сияния темной комнаты. На миг это видение вызвало у нее первобытный ужас. Он показался ей кем-то вроде чудовища, воплощения зла.

– Ник? – позвала она срывающимся голосом.

Он повернулся к ней, и его глаза сверкнули красным, как у демона.

Боже милосердный, подумала она. Кто этот человек? Кто такой Ник Монтера? Хладнокровный психопат? Сумасшедший убийца? Она пыталась убедить себя, что это лишь странное освещение. Должно было быть. Перед ней была иллюзия, воображаемый образ, существующий только в потаенных уголках ее психики.

Ли облизнула пересохшие губы. Она подавила желание убежать, когда он вышел из сияния темной комнаты, и, к своему огромному облегчению, оказалась права. По мере того как Ник Монтера приближался, красная аура упала, как плащ, и чудовище превратилось в человека.

Он бросил полотенце, которым вытирал руки, на стол.

– Еще один неожиданный визит?

Его сардонический тон резал как ножом. Он сразу вывел Ли из сумеречной зоны ее воображения.

– Я вижу, вы нашли мою тетрадь, – натянуто произнесла она. – Могли бы позвонить и сообщить мне.

– Мог… но тогда вы бы за ней не приехали, верно? Ее записи блестели в центре круга.

– Я приехала, – заверила она его. – И хочу ее забрать. Ли подошла к столу, захлопнула и взяла тетрадь, не позволив ему остановить себя.

– Это вам не поможет, – сказал он ей. – Я прочел все до слова… «Гипнотически опасно, сексуально завораживает, животное обаяние»… Это должно льстить мне, доктор? Это ваше клиническое мнение? Или то, что вы чувствуете?

– Разумеется, это мое клиническое мнение. И я имела в виду ваши работы, а не вас.

Она отступила назад и попыталась сориентироваться, когда вышла из светового пятна. Только бы подобраться поближе к двери.

– Вы, кажется, что-то забыли.

– Что вы хотите этим сказать?

На шее у Ника висел предмет, похожий на матерчатый пояс. Он снял его и принялся небрежно пропускать полотняную ткань между пальцами. Ли узнала в ней пояс от его спортивного пальто. Еще она признала в нем потенциальное оружие. На фотографии Ника глаза Дженифер Тейрин были завязаны похожим поясом – поясом пальто, которое было на ней надето.

– Что я забыла? – спросила она.

Он качнул поясом в сторону темного предмета, прислоненного к ножке стола.

– Это вам нужно?

Это был кейс Ли. Она было сказала «да», но потом сообразила, что это ловушка. Он хотел, чтобы она подошла за ним.

– Отойдите от стола, – резко приказала она. Монтера пожал плечами, как бы говоря: нет проблем.

Он отступил назад, но недостаточно далеко для Ли. Глядя, как он протягивает пояс сквозь пальцы, она поняла, что он не собирается отпускать ее с чемоданчиком. И вполне возможно, вообще не собирается ее отпускать.

– Отойдите дальше от стола, – потребовала она, чуть отступая от него.

Ли уже решила оставить кейс, но не хотела, чтобы он это понял. Если она хочет отсюда выбраться, то должна сделать это сейчас. Она сделала еще один осторожный шаг назад и наткнулась на что-то крепкое и острое. Сначала ударился ее каблук, а затем дверная ручка впилась ей в бедро. Громко простонали дверные петли, и преграда подалась под ее весом. Ли круто развернулась, но было поздно. Она ударилась о движущуюся дверь плечом и захлопнула ее. Прижав тетрадь к груди, она поняла, что попала в ловушку.

– Передумали? – спросил Монтера.

Она повернулась к нему, готовая, если потребуется, защищаться. Адреналин толчками поступал в кровь, но интуиция подсказала ей, что непосредственной опасности нет. Он обмотал пояс вокруг своего запястья и рассматривал Ли с тем пристальным вниманием, какое мужчина испытывает к женщине, вызвавшей у него интерес. Одетый в джинсы и белую хлопчатобумажную рубашку, с забранными в хвост волосами, Ник Монтера почти соответствовал расхожему клише: высокий, темноволосый, красивый. Почти…

Тени сгладили латиноамериканскую лепку его лица, подчеркнув глубокий рельеф в провалах, созданных крепкими мышцами его челюсти. Нет, он был не красив, а прекрасно опасен, как бывает прекрасна страшная опасность.

– Вы хотите, чтобы я вам его подал? – спросил он.

– Нет…

Он снова пожал плечами:

– Как угодно.

Когда он стал приближаться к Ли, бежать ей было некуда, она ничего не могла предпринять… только смотреть на пояс, теперь напоминавший живое существо. Пояс заскользил вниз, и она мысленно взмолилась, чтобы Ник позволил ему упасть. Она работала с закоренелыми преступниками. Она знала, как разрядить опасную ситуацию, но это была опасность совсем иного рода. Она никогда не сталкивалась с угрозой, подобной той, что исходила от него. Эта угроза была направлена против ее страхов, ее женственности, скрытых и неуправляемых импульсов. И до этого дня это возбуждало ее настолько же сильно, насколько и путало.

До этого дня…

Она дернулась, когда он поймал ускользнувший было пояс и протащил его сквозь сжатые в кулак пальцы. С тщательностью завзятого палача Ник растянул его, словно определяя, хватит ли его для ее шеи.

– Что вы собираетесь делать? – спросила она.

Блеск его глаз сказал ей, что он получает удовольствие от ее неуверенности.

– Небольшая тренировка рук. Не хотите стать помощницей чародея?

Она покачала головой, а он тем временем завязывал на поясе узел за узлом. Ник действовал так быстро, что казалось, даже не касается пояса, и, когда закончил, пояс стал похож на узел червяков в жестянке рыболова.

Он дал ей другой конец и велел как следует за него потянуть. Она подчинилась, и все узлы до единого с легкостью распустились, вызвав легкую волну.

– Вы тоже проделываете фокусы, верно? – насмешливо заметил он. – Я поражен.

Ли протянула ему пояс, только на этот раз он повесил его ей на шею, так, чтобы конец его свободно свисал с ее плеча, касаясь груди.

Он отвернулся, чтобы взять ее кейс.

– Не могу отпустить вас без него, – сказал он.

– Мне пора, – прошептала она. Ее сердце колотилось с такой силой, что она едва слышала сама себя. – Я спешу.

– Я тоже, доктор… никогда так не спешил в своей жизни. К удивлению Ли, он вручил ей кейс, затем отодвинулся в сторону, словно давая ей пройти. Она увидела проем и поняла, что это ее шанс. Она могла открыть дверь и уйти. Он отпускал ее. Но она сделала ошибку, посмотрев на него, когда ей следовало бежать. Бежать!

Она повернулась не в ту сторону – к нему, – и он двинулся к ней. Настигнув ее в дверях, он обхватил шею Ли рукой и повернул ее лицо к себе. Их губы оказались на расстоянии нескольких дюймов. Она почувствовала слабый запах кофе, густого и горячего, а еще запах мяты, вызвавший у нее эротические образы. Она почувствовала, как второй рукой он свободно обматывает пояс вокруг ее запястья.

Тетрадь и кейс упали на пол.

Пролетали секунды. Наэлектризованные, пульсирующие секунды, в течение которых она ждала, что он что-то сделает, заломит ей вторую руку за спину, свяжет ее. Реакция ее тела оказалась поразительной. Ей показалось, будто ее пронзила молния. Она почувствовала себя ослабевшей, ослепшей.

Его большой палец мягко провел у нее под подбородком. Его дыхание опалило ее губы.

– Что вас сюда привело, доктор? – спросил он. – Чего вы хотите?

– Я приехала за своей тетрадью. Я думала, что смогу найти ее и уехать, не потревожив вас.

– Не получилось, не так ли? Вы меня очень растревожили.

– Я сейчас уеду… Пожалуйста! Я даже не стану заниматься вашим делом. Они назначат другого врача, пожалуйста…

– Я не хочу другого врача, я хочу…

– Что?

Ворот ее шелковой блузки распахнулся, и он это заметил. Тыльной стороной руки Ник дотронулся до влажной кожи, провел по ключицам, потом спустился вниз, до того места, где начиналась выпуклость ее груди. Возбуждение пронзило ее, как электрический ток.

28
{"b":"9031","o":1}